Члены белорусских избиркомов рассказали, как фальсифицировали итоги выборов

© Валерий Шарифулин/ТАСС

© Валерий Шарифулин/ТАСС

Несколько членов избирательных комиссий в Минске на условиях анонимности признали факты фальсификаций результатов голосования во время выборов президента Белоруссии 9 августа.

Напомним, белорусский Центризбирком утвердил итоги голосования 14 августа. По его данным, за действующего президента Александра Лукашенко проголосовали 80,1% избирателей, а его ближайший соперник Светлана Тихановская набрала 10,1% голосов. Но многие белорусы считают эти результаты сфальсифицированными. И, если верить членам избиркомов на местах, у них есть основания.


По данным членов комиссий, которые приводит издание «Медуза», в основном фальсификации проводились либо при досрочном и надомном голосовании, либо уже на этапе финального подсчета голосов после закрытия избирательных участков 9 августа.

Не знаю, как это было устроено. Но мой друг столкнулся с тем, что пришел на другой участок голосовать и увидел подпись напротив имени своего отца, хотя тот умер два года назад. На участке ему сказали, что, возможно, это ошибка, кто-то не там расписался. Но факт остается фактом.
Людей было немного: за час-два приходило не больше четырех человек. В основном это были люди предпенсионного и пенсионного возрастов. Потом я связывалась с ребятами, которые работали после меня, чтобы вывести общее количество и сравнить с протоколами. Получалось, что количество людей было завышено каждый день: 7 августа на 30 человек, 8-го — на 50. Из-за того, что я работала утром, я не понимаю, как это делалось.
Председатель подсчитывала все сама, не сверяясь со списком избирателей. У нее получилось, что на участке якобы проголосовали 222 человека. Мы каждый день считали сами по факту, сколько пришло человек. Например, в последний день досрочного голосования их было около 35, а в протоколе — около 70. То есть завысили почти в два раза.
С явкой на досрочном голосовании было непонятно что. Цифра, которая была в протоколе… можно было спорить, что она означает. Я обратил внимание, что общая сумма пришедших человек была меньше числа выданных протоколов. С числом голосов она тоже не сошлась. Меня легко обвинить, что я что-то недопонял. Но я видел три разных цифры, не знаю почему.
Они принесли нам стопку: «Тут 187 неиспользованных бюллетеней». Я сразу стал говорить, что по Избирательному кодексу Республики Беларусь мы обязаны все делать гласно. То есть я лично не знаю, сколько там бюллетеней, и наблюдатели этого [подсчета] не видели. Председатель с обидой мне сказала, что в таком случае мы все будем делать долго и пробудем на участке до четырех утра. <...> Дальше было самое грубое нарушение — они (председатель и секретарь. — Прим. «Ридуса») взяли списки избирателей и начали их запечатывать. Хотя не посчитали, сколько человек участвовало в голосовании, и не сравнили это число со списком.

При этом члены избирательных комиссий отмечают, что, например, среди проголосовавших на дому действительно преобладали сторонники Александра Лукашенко. Те же, кто поддерживал кандидатуру Светланы Тихановской, в основной массе участвовали в выборах 9 августа.

По наблюдениям нескольких членов избиркомов, в основной день голосования 70—80% пришедших на участки составляли избиратели оппозиции.

В основной день выборов пришло в два раза больше человек, чем за время досрочного голосования. Было понятно, за кого голосует большинство: 70% людей приходили с белыми лентами… В тот день я еще ходил по домам, к старым бабушкам, которые не могли сами проголосовать. Все до единого — они не сворачивали бюллетень — голосовали за нынешнего президента. За него действительно могло быть много голосов.
9 августа больше половины людей приходили с белыми лентами и в красно-белой одежде. Процентов 80 складывали бюллетени гармошкой — так делать призывало сообщество «Честные люди», чтобы наглядно показать, что голосуешь не за Лукашенко. Наша урна была, вы не представляете, реально прямо вся так заполнена. Некоторые показательно брали листик, ставили галку напротив Тихановской и не сворачивая, чтобы видела комиссия, бросали его в урну.
В основной день выборов пришло в два раза больше человек, чем за время досрочного голосования. Было понятно, за кого голосует большинство: 70% людей приходили с белыми лентами.

Участники подсчета голосов рассказали также, что на них оказывали давление, когда они пытались не подписывать сфальсифицированные протоколы.

Пока я писал особое мнение к протоколу об итогах выборов, принесли урну и начали ее открывать. Я опять заявил о том, что несогласен с происходящим и мы по-прежнему не знаем количество пришедших избирателей. Все остальные — наблюдатели и члены комиссии — молчали. Они боялись. Председатель попросила меня не мешать. Когда я дописал особое мнение и отдал ей, она меня поблагодарила и сказала: «Мы единогласно исключаем тебя из комиссии».
Председатель — декан нашего факультета. Разговор у нас был достаточно короткий. Нам объяснили, что, если мы не подпишем, это никакой роли не сыграет. То есть отсутствие наших подписей не означает, что протокол будет недействительным. Нас просто уберут из членов избирательной комиссии, и этот же протокол с этими же цифрами отправится в исполком. При этом к нашей дальнейшей жизни в университете будет много вопросов.

Целый ряд стран мира объявил о непризнании итогов голосования на президентских выборах в Белоруссии, например, Ирландия и Канада. Ранее ОБСЕ уже направила правительству Белоруссии запрос на проведение переговоров с участием своего председателя с представителями Минска и оппозиционных лидеров.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)