Суд в РФ взыскал десять тысяч рублей с жертвы насилия за сообщение о побоях

© facebook.com

© facebook.com

Никулинский районный суд Москвы постановил взыскать компенсацию с Ирины Живовой, бывшей жены члена правления компании «Альфа-Капитал» Евгения Живова, за сообщение в Facebook о побоях, которые, по словам, Ирины, нанес ей бывший муж. Суд расценил это как «вред чести, достоинству и деловой репутации» Живова.

При наличии экспертиз и протоколов о домашнем насилии судья потребовала от пострадавшей Живовой компенсировать Евгению урон на сумму десять тысяч рублей и опровергнуть информацию о побоях, опубликованную в Facebook. Адвокат женщины Виктория Дергунова в беседе с «Ридусом» оценила решение по делу Живовой как «прецедентное для России».


Пока решение еще не вступило в законную силу, будет апелляция. Но если оно будет утверждено Московским городским судом как законное и обоснованное, то, конечно, станет прецедентным, — заявила «Ридусу» Дергунова.

Ирина Живова обвинила своего бывшего мужа в избиении еще в октябре 2019 года. По ее словам, за два года до того они с Евгением Живовым развелись, но судебный спор между бывшими супругами о месте проживания дочерей продолжался.

19 октября отец неожиданно явился к детям, которых перед этим не видел несколько месяцев. Бывшие супруги бурно поссорились. После этого Ирина Живова зафиксировала травмы, полученные ей и ее дочерью Варварой, в детском и взрослом травмпунктах, а уже из клиники врач заявил в полицию, что женщину избил ее бывший муж.

Протокол о нанесении побоев

Протокол о нанесении побоев дочери Ирины.

© facebook.com

Протокол о нанесении побоев

© facebook.com

Евгений не был согласен с протоколом, но с работы в «Альфа-Капитале» из-за огласки дела ему пришлось уволиться. Это обстоятельство и стало поводом для иска о «вреде чести, достоинству и деловой репутации», который подал Живов против бывшей жены в декабре того же года.

По словам Ирины Живовой, в итоге судья признала ее пост о побоях приносящим ущерб репутации бывшего супруга на том основании, что судебного решения, подтверждающего нанесение побоев, нет.

Женя просил за ущемленные честь, достоинство и деловую репутацию миллион рублей, а судья присудила мне десять тысяч и 300 рублей пошлины. Понятно, что это юридический ход, предпринятый для того, чтобы не допустить до суда рассмотрение дел о нанесении мне и ребенку телесных повреждений. Они будут ссылаться на то, что суд такого же уровня признал эти события не соответствующими действительности, — рассказала «Ридусу» Живова.

Женщина добавила, что административное дело, возбужденное по протоколу о нанесении побоев Ирине и дочери Варваре Живовым, до сих пор не ушло в суд, несмотря на неоднократные представления прокуратуры.

Он определенно пользуется какими-то очень странными ресурсами, которые позволяют приводить судебные инстанции к таким решениям — то основанным на недействующих постановлениях Верховного суда, то просто необоснованных, — считает Ирина Живова.

Живова описывает ситуацию, в которой она оказалась, как выходящую «за грани разума». Адвокат Виктория Дергунова дала ей более четкие юридические определения.

Нарушена состязательность судебного процесса. Суд не определил предмет доказывания: мы попросили приостановить слушание дела о защите чести и деловой репутации Живова до окончания слушания дела о побоях, но судья нам отказала и отказалась истребовать материалы административного расследования, — сказала Дергунова.

Впрочем, Ирина не чувствует себя возмущенной или раздавленной: за день до решения Никулинского суда она одержала юридическую победу на другом фронте. Было вынесено решение Мосгорсуда, которое окончательно определило место жительства ее дочерей с матерью.

Это то, ради чего в принципе я боролась и ходила в эти суды. А что касается компенсации, то я предполагала, что примерно так дело и закончится. Я спокойна.

Адвокат указала, что из десяти дел о домашнем насилии до суда доходит меньше половины, а решений суда выносится еще меньше — многие дела прекращаются по истечении срока давности. В этой ситуации жертва насилия, по логике Никулинского суда, лишается права даже сообщить о своей беде в социальных сетях.

Жертва не должна нести ответственность за то, что не смогла добиться справедливого судебного решения о привлечении виновника насилия к административной ответственности для себя как для потерпевшей по независящим от нее обстоятельствам. Примечательно, что для агрессора назначается штраф в пять тысяч рублей в пользу государства, а с Ирины взыскали десять тысяч рублей в счет компенсации морального вреда ему — в два раза больше, — сказала Виктория Дергунова.

Живова и Дергунова планируют добиваться пересмотра дела уже в Московском городском суде. Кроме того, женщины намерены запустить общественную кампанию с названием #ГоворитьНельзяБить против попыток запретить жертвам побоев говорить о побоях.

Редакция «Ридуса» пыталась выйти на связь с Евгением Живовым, но его телефон оказался временно недоступен.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)