Детский кибербуллинг: на чью помощь могут рассчитывать юные юзеры Сети

В России продолжает набирать обороты кибербуллинг — случаев сетевой травли в Рунете так много, что зачастую на них не обращают должного внимания. «Токсичность» интернет-среды воспринимается чуть ли не естественным свойством Сети, а жертвам кибербуллинга все чаще припоминают классическую поговорку Рунета:

Это опасная тенденция. Количество жертв сетевой травли растет с каждым днем: число россиян, которые были подвержены кибербуллингу, выросло почти до 80% — это максимальное значение за последние четыре года. Россия, по данным ВОЗ, занимает лидирующие позиции в мире по кибербуллингу. Неудивительно, что возросло и количество детей, подвергаемых интернет-травле. К проблеме больше нельзя относиться легкомысленно.


Виды и масштабы кибербуллинга

Специалисты Роскачества выделяют несколько основных видов онлайн-травли:

  • хейтинг (необоснованная критика);
  • киберсталкинг (использование гаджетов для преследования, регулярные угрозы в адрес человека и его семьи);
  • троллинг (высмеивание человека);
  • грифинг (преследование других игроков в онлайн-играх);
  • секстинг (рассылки или публикация фото- и видеоматериалов с обнаженными и полуобнаженными людьми).

Согласно исследованию «Лаборатории Касперского» об использовании детьми интернета, каждый десятый родитель признает, что тема кибербуллинга ему знакома, а доля детей, столкнувшихся с явлением лично или знающих о нем, возросла до 33%.

Несмотря на то, что кибербуллинг по определению должен существовать исключительно в виртуальном пространстве, его негативные последствия для ребенка проявляются в офлайне. Из всех родителей, участвовавших в исследовании, лишь 5% не заметили никаких видимых последствий сетевой травли для их детей.

Директор Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Сергей Плуготаренко отмечал, что в России за пять лет число подростков, хотя бы раз столкнувшихся с кибербуллингом, выросло более чем в два раза.

При этом буллинг сам по себе не является онлайн-феноменом. Как правило, интернет — это один из каналов агрессии, и лишь примерно в трети случаев буллинг ограничивается цифровым пространством. Основная причина проявления агрессии именно в интернете — это не обилие информации, а безнаказанность, а также простота и скорость воздействия, — считает эксперт.

Если есть закон, защищающий честь и достоинство в реальной жизни, справедливо было бы предусмотреть аналогичный инструмент защиты и в онлайне, куда переместилась значительная часть современной коммуникации между людьми. Сможет ли государство защитить жертв кибербуллинга?

Помощь государства

Экс-депутат Госдумы и эксперт по онлайн-коммуникациям Илья Костунов проводит лекции и вебинары, посвященные методам защиты от сетевой травли. В беседе с «Ридусом» эксперт подтвердил, что в данный момент законодательство предусматривает ответственность за уже совершенное действие, повлекшее тяжелые последствия. Но на начальном этапе жертвы кибербуллинга не защищены со стороны государства.

Сегодня законодательство предусматривает ответственность за тяжкие последствия кибербуллинга, когда беда уже случилась: речь идет о распространении явной клеветы или доведении до катастрофических последствий. Все это можно предотвратить, но только если на начальном этапе будет выработана культура интернет-общения. Если школьники и взрослые будут понимать необходимость соблюдения норм человеческого общежития в интернете. На мой взгляд, это должно быть подкреплено как минимум административной ответственностью, — подчеркивает Костунов.

«В случае, если в интернете начинается травля, но она еще не дошла до состава уголовного преступления — клеветы или доведения до самоубийства, у родителей ребенка должна быть возможность в порядке частного обвинения обратиться во властные структуры для того, чтобы виновных привлекли к ответственности», — продолжает эксперт.

В 2018 году рассматривалась сумма штрафа в размере 5—10 тысяч рублей, к сожалению, этот вопрос был отложен. Но на мой взгляд, это было бы эффективно. Если за хамство в интернете будут наказывать рублем, тогда возможности дискуссии станут более вежливого характера. В том числе это касается и юных интернет-пользователей, потому что за них полную материальную ответственность несут родители, — заключил Костунов.

Тем временем внимательные родители детей, подвергшихся травле, начинают вырабатывать свои методы борьбы с кибербуллингом, не дожидаясь законодательных инициатив.

Личный опыт

Пару лет назад москвичка Наталья Цымбаленко прославилась в Рунете после того, как смогла самостоятельно пресечь попытки одноклассников развязать травлю его сына. Ее личный опыт борьбы с буллингом, рассказы других родителей и экспертные мнения юристов послужили основой для методички Цымбаленко «Как остановить травлю ребенка», которая пользуется большой популярностью.

В конце книги Цымбаленко приводит подробную памятку для родителей (Наталья поделилась этим фрагментом в соцсетях), чьи дети подверглись травле в школе. Основной алгоритм действий применим и к кибербуллингу: если ребенка начинают травить в соцсетях, родителям стоит незамедлительно собрать скриншоты оскорблений и идти с доказательствами буллинга к юристам. Нелишним будет обратиться к психологу, который сделает заключение о состоянии ребенка.

К слову, Цымбаленко признается, что считает термин «буллинг» куда более подходящим, чем более привычная русскому уху «травля»:

Что в нашей отечественной культуре есть „травля“? Это неравная охота. Стая собак и людей с ружьями на волка/зайца/человека. Кучей на одного. В общем, итог понятен и безнадежен. Жертва погибает. Слово „буллинг“ такого значения не несет. Для меня это как медицински-технический термин. Это слово дает веру в то, что можно вылечить-исправить. И все будут жить долго и счастливо, — заключила Цымбаленко.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)