Сибирячка рассказала, как местные власти прячут неугодных в психушке

Психиатрическая лечебница.

Психиатрическая лечебница.

© ИТАР-ТАСС / Сергей Карпов

Жительница Черемхово Иркутской области Анжелика Гагулина добивается уголовного наказания для врачей местного психиатрического диспансера и местных полицейских. Она сообщила «Ридусу», что эти люди незаконно госпитализировали ее в психбольницу.

По словам Гагулиной, эта история началась еще в 2017 году, когда она обратилась с жалобой на соседей, незаконно торговавших бензином и подключавших себе холодное водоснабжение от ее колодца. Среди клиентов этих деятелей теневой экономики были и черемховские правоохранители.


«21 день держали, подделали за меня подпись. Когда муж пытался вытащить меня оттуда, то сотрудник ПНД Кортяков сказал: „Если хочешь, чтобы жена была дома, давай 25 тысяч“», — рассказала «Ридусу» Анжелика Гагулина.

В итоге судебно-психиатрическая экспертиза не нашла у жительницы Черемхово каких-либо расстройств. Гагулина вернулась домой, но конфликты с соседями — торговцами бензином продолжались. В январе прошлого года женщина пожаловалась на них в руководство МВД.

9 января на вызов Анжелики Гагулиной приехал полицейский, но, по ее словам, избил ее и увез в психдиспансер без согласия и решения суда. Дома у нее остался в одиночестве несовершеннолетний ребенок, который ждал приезда старшей сестры около девяти часов.

«Я была избита сотрудником полиции Головиным, и меня незаконно госпитализировали, чтобы я не смогла зафиксировать побои», — заявила Гагулина.

Она предположила, что в этой истории могла сыграть свою роль и личная неприязнь, которую якобы питал к ней замначальника городской полиции Родненок.

«У Родненка дочка училась с моей дочерью. Моя дочь еще в 2013 году поехала, как лучшая ученица города, на кремлевскую елку, чего Родненок мне не простил».

Женщина провела в медучреждении около недели. По ее словам, условия в черемховском диспансере отличались «убогостью», а действия сотрудников она сравнивала с методами гестапо. Потерпевшая добавила, что ее угрожали заколоть до состояния «овоща», добиваясь подписи под согласием на госпитализацию задним числом.

Иркутский ПНД

Иркутский ПНД.

© соцсети

«Фиксируют, вяжут, пинают, оскорбляют… Этот стационар застыл в 1950-60-х годах. Мне двое суток не давали предметы личной гигиены — ни зубной щетки, ни мыла. Представляете, что это значит для женщины? Разговаривать можно было в туалете, больше нигде, там везде уши», — передала Гагулина.

Когда сибирячку привезли в суд, а ее взрослая дочь обратилась с заявлением в Следственный комитет о незаконной госпитализации матери в психиатрическое учреждение, вскрылось, что никаких формальных оснований для помещения Гагулиной в ПНД не было, а госпитализация была оформлена с нарушениями. Женщина была освобождена. Вторая судмедэкспертиза подтвердила ее психическое здоровье.

Анжелика Гагулина добавила, что в психдиспансере было более 20 пациентов, единственной «психической проблемой» которых было то, что они или их родственники перешли дорогу местным властям.

«К примеру, там был парень из соседнего Ангарска. Вполне вменяемый, работал там охранником, потом переехал в Черемхово, пришел проходить очередную медкомиссию на право ношения оружия. Ему, во-первых, отказали, во-вторых, поставили диагноз „легкая дебильность“. Когда начали копать, выяснилось, что его отец перешел дорогу мэрии, и поэтому наказали сына. Сейчас он выходит в суд, чтобы ему назначили судебную экспертизу в Иркутске».

По словам Гагулиной, среди пациентов была и сотрудница одного из районных отделов Следственного комитета. Ее направили в ПНД после того, как она якобы пришла на работу и стала танцевать с манекеном.

«Однажды утром, когда она отходила от транквилизаторов, я спросила: „Что у вас за дела были, чем вы занимаетесь?“ Она ответила: „Вы знаете, что я не имею права разглашать?“ Значит, мышление все-таки не повредилось. В конце концов она рассказала, что два дела у нее было — одно по хищению леса, другое об убийстве, в котором был замешан племянник главы районной администрации. У нее сын учился в кадетском корпусе, теперь ушел из-за проблем матери, но даже если бы выучился, то нигде бы служить не смог», — добавила Анжелика Гагулина.

Скорая помощь.

© pixabay.com

Анжелика Гагулина утверждает, что сотрудники диспансера по заказу объявляли своих пациентов недееспособными и лишали их имущества. По ее мнению, такую систему удалось создать потому, что у руководства ПНД в Черемхово тесные связи с местной полицией.

«Заведующая ПНД Ульяна Зиновьева замужем за работником ОМВД „Черемховский“. Там у нее работает мать, там у нее работает тетка. Есть там такой Сергей Кортяков — ранее он работал в МВД, в наркоконтроле, сейчас более 15 лет работает в ПНД», — заявила женщина.

СК РФ возбудил против полицейских из Черемхово уголовное дело по 128-й статье УК РФ («Незаконная госпитализация в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях»). Должностному лицу, совершившему это с использованием своего служебного положения, грозит до семи лет лишения свободы.

Тем не менее Анжелика Гагулина отметила, что ее обидчики и из полиции, и из ПНД продолжают исполнять свои обязанности: «Они все еще работают, они при своих должностях».

Еще более громкая история произошла в 2013 году в московской психиатрической больнице имени Ганнушкина. 12 февраля группа из трех неизвестных, вооруженных пистолетами и газовыми баллончиками, совершила вооруженное нападение на больницу и выкрала одну из пациенток.

Позже в ряде СМИ появились сообщения, что инициатором нападения был 26-летний Антон Бутырин. Таким образом он решил освободить свою невесту Анну Павленкову, которую в психиатрическую больницу поместили родители за якобы асоциальное поведение. По факту похищения Павленковой было возбуждено уголовное дело по статье «хулиганство». Позже Павленкова вместе с женихом и адвокатом обратилась в полицию с жалобой на якобы принудительную госпитализацию.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)