Дежавю крестоносцев: как король Франции возглавил новый крестовый поход

© warspot.ru

© warspot.ru

Источник

Седьмой крестовый поход буквально стал повторением пятого. Можно увидеть в действии классическую «стратегию граблей»: те же географические и климатические условия, тот же план действий и тот же итог. Зачем крестоносцы снова высадились в дельте Нила и на какой результат рассчитывали? 


Годы междоусобицы

Шестой крестовый поход и попытка утверждения прямой власти династии Гогенштауфенов привели к затяжной гражданской войне 1229–1243 гг., или, как её тогда называли, войне с ломбардцами, сторонниками императора. Местные бароны, возглавляемые родом Ибелинов, взяли вверх. Египетский султан соблюдал 10-летнее перемирие, напрямую не вмешивался в христианскую распрю и вёл обширную торговлю с Сицилией и Венецией. 

Смерть аль-Камила 8 марта 1238 года привела к междоусобной схватке внутри дома Айюбидов за правление в Каире, Дамаске и Мосуле. 

Политические комбинации противоборствующих сторон охотно включали в свои расчеты представителей христианского лагеря. Так, тамплиеры стояли за союз с Дамаском против Каира, госпитальеры держались противоположных позиций. В эти годы вражда между двумя орденами настолько усилилась, что доходило до прямых сражений на улицах Акры.

Тамплиеры захватывают Наблус вопреки перемирию, 1242 год

Тамплиеры захватывают Наблус вопреки перемирию, 1242 год

warspot.ru

«Крестовый поход баронов», пришедшийся на годы всеобщей неразберихи — поход Тибо Шампанского 1239 года и поход Ричарда Корнуолльского 1240–1241 гг. — оказал мало влияния на общее распределение сил и перемену границ. Отряд короля Наварры Тибо Шампанского был разбит 12 ноября 1239 года в битве при Газе египетским эмиром Бейбарсом, потеряв до 2000 убитыми и пленными. 

Во избежание путаницы стоит заметить, что это был не Бейбарс, ставший султаном Египта, а его тёзка, попавший в опалу и казнённый в 1246 году. После многомесячных метаний между приверженцами тамплиеров и госпитальеров король Тибо вернулся домой (сентябрь 1240 года). Почти сразу ему на смену прибыли войска принца Ричарда Корнуолльского, брата английского короля (октябрь 1240 года).

Ричард ограничился переговорами с новым египетским султаном Айюбом, пошедшим, видимо, по совету императора Фридриха II Гогенштауфена, чьи послы тогда пребывали в Каире, на тактические уступки. Пленные, остававшиеся в заточении после битвы при Газе, были возвращены, несколько увеличилась христианские территории вокруг Сидона, Яффы и Аскалона, заключено новое перемирие. Но перемирие не было принято тамплиерами. Они совершили нападения на несколько мусульманских городов в Палестине (1242 год), а после победы заморских (сирийских) баронов в ломбардской войне (1243 год), когда их влияние значительно возросло, принудили крестоносные государства начать войну с Египтом на стороне Дамаска. 

Второе падение Иерусалима

В 1243 году египетский султан, стараясь избежать войны, вернул в распоряжение тамплиеров Храмовую гору в Иерусалиме с великими святынями ислама: мечетью аль-Акса и Куполом Скалы, которые согласно договору 1229 года оставалась в руках мусульман. Но позор, как известно, не помогает избежать войны.

В 1244 году альянс крестоносцев и сирийских эмиров готовился к вторжению в Египет. Султан Айюб в отчаянии прибёг к помощи хорезмийцев, остатки которых после поражения хорезмшаха Джелал ад-Дина (1231 год) кочевали на севере Месопотамии и Сирии. К 1244 году их оставалось всего 10 000, но их репутация грабителей и головорезов ничуть не уменьшилась.

11 июля 1244 года эта орда ворвалась в плохо укрепленный, за исключением цитадели, Иерусалим. 23 августа последние защитники сдали цитадель за право свободного выхода. Хорезмийцы учинили в городе погром и резню. Было убито до 7000 христиан, гробницы иерусалимских королей осквернены, церковь Святого Гроба сожжена. 

По сути, Иерусалим в том состоянии, в котором его вернул христианам император Фридрих II, оставался христианским только по милости сарацин. Так толком и не восстановленные стены, узкий коридор до Яффы, отсутствие трансиорданского щита крепостей — всё это не позволяло надеяться на сохранение города в случае угрозы. В 1239 году он был с ходу взят эмиром Керака Даудом, в 1243 году возвращён христианам, в 1244 году потерян на долгие века, до 1917 года, когда английские войска генерала Алленби выбили из Иерусалима турок.

Но в потере Святого Града было полбеды, и даже меньше, в сравнение с разгромом франков при Форбии 17 октября 1244 года. Неверно оценив свое стратегическое положение, христианско-мусульманская армия Сирии ввязалась в битву, оказавшейся роковой. Полководец султана Бейбарс, за пять лет до того разгромивший отряд короля Тибо учинил жестокий разгром крупнейшей со времён Саладина армии заморских франков. В кровавой сече погиб весь цвет рыцарства: 312 тамплиеров из 348, 325 госпитальеров из 351, из 400 тевтонцев спаслось трое. Общие потери исчислялись 1500 рыцарей и до 4000 пехоты, 800 человек попало в плен, иначе говоря, армия франков была уничтожена. Только борьба султана Египта со своим дядей Исмаилом, засевшим в Дамаске, спасла крестоносцев от повторения последствий 1187 года.

Битва при Форбии 17 октября 1244 года

Битва при Форбии 17 октября 1244 года

© warspot.ru

Но в 1247 году султан Айюб, разобравшись с Дамаском и хорезмийцами, которые были ему больше не нужны, предпринял методическое наступление на христианские земли. Летом пали замки Бельвуар, Тиверия и Фавор, в октябре Аскалон. Латинским государствам Востока вновь требовалась помощь единоверцев Запада. 

Людовик IX принимает крест

В 1245 году римский папа Иннокентий IV объявил крестовый поход, но не против сарацин, а против «Антихриста»: императора Фридриха II Гогенштауфена. Война гвельфов и гибеллинов с новой силой захлестнула Германию и Италию. Доходило до того, что в некоторых городах жителям было запрещено принимать крест, потому что в крестоносцах видели папских приспешников, а не борцов за Святую Землю. Сборы на крестовые походы, ставшие почти постоянным налогом, все больше напоминали аферу. Деньги собирались, но пускались на что угодно, только не на крестовые походы. Ореол, окружавший «паладинов Христа» развеивался.

Король Людовик IX Французский

Король Людовик IX Французский

© warspot.ru

И всё же крестоносец нашелся. Король Франции Людовик IX, справедливый, романтически настроенный правитель, принял обет в декабре 1244 года. Итальянские купцы использовали эти новости на свой лад: в начале 1247 года они распустили слух, что люди султана для предотвращения крестового похода решили отравить весь перец, направляемый в Европу, после чего успешно распродали старые запасы. Когда ажиотаж иссяк торговцы опровергли этот слух как явную глупость. 

Цель и средства

К середине XIII века фрагментация власти во Франции была преодолена, наметилась аграрная специализация, улучшилась транспортная инфраструктура, наладилось крупномасштабное экспортное производство, население королевства достигло 14 миллионов человек. Одним словом, страна переживала годы мира и экономического роста. Сохранились сведения королевской казны начала XIV века, что военные расходы Седьмого крестового похода составили 750 000, а вся экспедиция 1248–1254 гг. обошлась в 1, 3 млн. турских ливров (более 8,5 тонн чистого золота). Львиная доля денег была получена от церкви — 950 000 (73%), города внесли — 274 000 (21%), остальное — около 75 000 (6%) было компенсировано средствами короля, чей годовой доход исчислялся в 250 000. 

Людовик IX выдвинул план по восстановлению былой мощи христиан на Востоке, важнейшим пунктом которого становился северный Египет. Там король хотел встать прочной ногой прежде чем обратиться к Сирии и Палестине. Плуги, бороны, лопаты, другой инвентарь могли помочь в колонизации нильской дельты, куда намечалось нанести главный удар. Единственно, что желающих переселиться в далекие «райские земли» было немного. Энтузиазм былых времен угас. Но вооруженные силы, как главный фактор успеха, были собраны серьезные: 2500 рыцарей, такое же количество оруженосцев, 5000 арбалетчиков, 10 000 пехоты, до 8000 лошадей, всего около 25 000 воинов, включая моряков. Оперативной базой был намечен Кипр, где заранее создавались склады с припасами и снаряжением, местами отправки — французские порты Марсель и Эгморт. Так как королевского флота не хватило для транспортировки всех войск, были наняты генуэзские корабли. Цель похода, по возможности, держалась в тайне. Так император Фридрих II некоторое время считал, что местом атаки будет Иерусалим, а послы монгольского наместника на Кавказе, посетившие Людовика в декабре 1248 года полагали, что тот намеревается напасть на Алеппо.

Флот крестоносцев

Флот крестоносцев

© warspot.ru

12 июня 1248 года король выступил из Парижа, что стало началом Седьмого крестового похода. Вместе с королем отправились в путь его жена Маргарита Прованская, три брата (Роберт д’Артуа, Карл Анжуйский и Альфонс де Пуатье, присоединившийся годом позже), герцог Гуго IV Бургундский и многие знатные бароны королевства. 28 августа 1248 года главная часть крестоносного воинства во главе с королем вышла из порта Эгморт держа курс на Кипр. 

В ночь с 17 на 18 сентября Людовик IX высадился в порту Лимасола. После оценки обстановки решено было зазимовать на острове и начать наступление следующей весной. Зимой 1248–1249 гг. лихорадка унесла жизни 240 рыцарей, но благодаря рассредоточению армии по всему острову ее удалось затушить. 

Весной был собран флот из 120 больших кораблей и множество судов малого тоннажа. После некоторых раздумий высадку решено было провести в Дамиетте, хотя Розетта, расположенная на западном рукаве Нила была менее защищена и соседствовала с богатой Александрией. Роберт д’Артуа выступил категорически против, опасаясь, что Александрия, которая должна была принадлежать ему, будет разграблена.

Дамиетта

13 мая 1249 года флот Людовика вышел в море, но разыгравшийся шторм заставил его вернуться. 30 мая была предпринята вторая попытка и 4 июня главный отряд (65 кораблей) показался на рейде Дамиетты. 5 июня перед лицом вооруженного врага (возможно, до 6000) крестоносцы высадились на берег, опрокинув в жаркой схватке противника. Король с щитом и копьем участвовал в высадке. Когда он выпрыгнул из лодки в море, вода доходила ему до груди: своим примером он вдохновлял остальных.

Битва между крестоносцами и сарацинами

Битва между крестоносцами и сарацинами

© warspot.ru

Ураганный огонь арбалетчиков решил дело. Сарацины отошли. Одновременно французские корабли атаковали египетские галеры, заставив те подняться вверх по Нилу. В 1218–1219 гг. понадобилось полтора года тяжёлых боев, чтобы уморенный голодом гарнизон Дамиетты сдался. Теперь же паника, вызванная стремительным натиском крестоносцев и слухами о смерти султана, решила дело в один день. Ночью египтяне второпях отступили, устроив несколько пожаров в городе, но забыв уничтожить понтонный мост через Нил. 6 июня 1249 года в три часа пополудни Людовик триумфально вошёл в Дамиетту. Начало было ошеломляющим. 

Затишье

Султан Айюб, осаждавший в это время сирийский Хомс, поспешил в Египет. Были приняты крутые меры: казнены вожди бедуинов, не проявившие должной отваги, Фахр ад-Дин (друг императора Фридриха II) и мамлюкские эмиры попали в опалу, В Мансуру, главный военный лагерь, стягивались войска со всей стран, подвластных султану. 9 июля 1249 года туда прибыл сам султан, как оказалось смертельно больной туберкулезом. Фахр ад-Дин, предотвративший заговор мамлюков, снова попал в фавор, и возглавил оборону. Айюб, подобно своему отцу аль-Камилу, предложил Иерусалим за уход крестоносцев, но Людовик не удостоил его даже ответом.

Театр военных действий 1249–1250 гг.

Театр военных действий 1249–1250 гг.

© warspot.ru

В течение месяцев шла малоинтенсивная война. Хроники пестрят сообщениями о захвате 22, 33, 39, 50 пленных. Крестоносцы стояли в лагере под Дамиеттой и ждали окончания разлива Нила и подкреплений. 24 октября прибыл брат короля Альфонс де Пуатье с большим отрядом. Пришло время действовать. Был созван военный совет, чтобы решить: Каир или Александрия? Снова над мнением большинства возобладала решительность и влияние графа д’Артуа, поддержанного в итоге королем. 20 ноября войско крестоносцев начало движение с надеждой встретить рождество в Каире. 

Мансура

В ночь на 23 ноября скончался султан Айюб. Опасаясь, что известие о смерти правителя на фоне грозного приближения франков вызовут непоправимые последствия, Фахр ад-Дин на некоторое время скрыл его кончину и взял власть в свои руки, пока из далекого Дьярбакыра не прибыл наследник Туран-шах.

Местность в районе Мансуры. Современный вид

Местность в районе Мансуры. Современный вид

© warspot.ru

Наступление крестоносцев мало походило на победный марш: бесконечные ирригационные каналы, действовавшие на тыловых коммуникациях отряды бедуинов и непрекращающиеся стычки сильно замедляли движение. Через месяц Людовик был в трех километрах от Мансуры (21 декабря), где египетская армия, стоявшая на другом берегу нильского рукава Бахр ас-Сагира, перегородила ему путь. Несколько недель было потрачено на возведение дамбы через разделявшую армии водную преграду. Героические усилия не дал результата. Мусульмане с помощью греческого огня сожгли защитные галереи и не позволили завершить работу. 

Через шесть недель крестоносцы с помощью египетского перебежчика обнаружили брод через эту «проклятую речку», и хотя он был глубок, дно заилено, а берега обрывисты, переправа 8 февраля 1250 года увенчалась успехом. Враги были застигнуты врасплох, командующий армией Фахр ад-Дин зарублен в результате стремительной атаки тамплиеров. Воодушевленный Роберт д’Артуа решил ворваться в город на плечах отступающих, не дожидаясь подхода основных сил во главе с королем.

Сражение на улицах Мансуры 8 февраля 1250 года

Сражение на улицах Мансуры 8 февраля 1250 года

© warspot.ru

Огненная страсть и волчий рык д’Артуа вновь перевесила доводы рассудка и отряд французов, англичан и тамплиеров числом менее 1000 устремился внутрь города. Лучшие силы египетской армии — мамлюкские полки, сформированные, большей частью, из половцев (кыпчаков), обрушились на крестоносцев. В отчаянной схватке на узких улицах отряд графа Роберта д’Артуа был почти полностью истреблен. Сам граф пал в бою, как и предводитель английских крестоносцев граф Солсбери. 

Бейбарс, принявший командование после гибели Фахр ад-Дина, атаковал переправу, пытаясь сбросить христиан в реку. Король, выдержав удар, контратаковал. Череда атак и контратак шла весь день. Кровь лилась рекой, но крестоносцы удержали плацдарм и навели за это время наплавной мост. Прибытие арбалетчиков заставило египтян укрыться в городе. Как шутил граф Суассон после битвы: «нам будет о чем рассказать нашим дамам».11 февраля, получив подкрепления, Бейбарс атаковал оба лагеря крестоносцев. Это сражение не уступало в ярости предыдущему. Крестоносцы не отступили ни на шаг, но понесли такие потери, что думать о взятии не то что Каира, но даже Мансуры больше не приходилось. 

Поражение и плен

28 февраля 1250 года в расположение своих войск прибыл новый султан Туран-шах. В марте крестоносцы оказались полностью блокированными. Связь с Дамиеттой была перерезана, корабли с продовольствием перехватывались, в лагере начался голод и вспышка дизентерии. Запоздалая попытка франков вспомнить прошлое и обменять Дамиетту на Иерусалим провалилась. Египтяне были хорошо осведомлены о состоянии дел в стане врага. На военном совете баронов было решено начать отход.

План сражения при Мансуре 8–11 февраля 1250 года

План сражения при Мансуре 8–11 февраля 1250 года

© warspot.ru

5 апреля 1250 года армия снялась с места, но общей спешке не был уничтожен наплавной мост. Это позволило сарацинам начать немедленное преследование. Король отказался уйти на корабле по Нилу и предпочел остаться со своей армией. На следующий день все было решено. Крестоносцы сложили оружие, король, настолько ослабевший от болезни, что несколько раз впадал в беспамятство, был взят в плен вместе с 12 000 своих воинов. Попытка египтян, пользуясь смятением франков, захватить Дамиетту провалились благодаря необычайному мужеству королевы Маргариты Прованской. Она соглашалась умереть, но не сдать город без приказа короля.

Поведение Людовика в плену было не менее самоотверженным. Ни угрозы пытками «моллюском», ни угрозы отдать его в качестве трофея багдадскому халифу, ни угрозы смертью не возымели действия. Король оставался непреклонен. 

Султан заговорил о выкупе. Сошлись на 900 000 безантов золотом (400 000 ливров) и десяти годах перемирия. 2 мая 1250 года в результате заговора мамлюков Туран-шах был убит.

5 апреля 1250 года армия снялась с места, но общей спешке не был уничтожен наплавной мост. Это позволило сарацинам начать немедленное преследование. Король отказался уйти на корабле по Нилу и предпочел остаться со своей армией. На следующий день все было решено. Крестоносцы сложили оружие, король, настолько ослабевший от болезни, что несколько раз впадал в беспамятство, был взят в плен вместе с 12 000 своих воинов. Попытка египтян, пользуясь смятением франков, захватить Дамиетту провалились благодаря необычайному мужеству королевы Маргариты Прованской. Она соглашалась умереть, но не сдать город без приказа короля. Поведение Людовика в плену было не менее самоотверженным. Ни угрозы пытками «моллюском», ни угрозы отдать его в качестве трофея багдадскому халифу, ни угрозы смертью не возымели действия. Король оставался непреклонен. Султан заговорил о выкупе. Сошлись на 900 000 безантов золотом (400 000 ливров) и десяти годах перемирия. 2 мая 1250 года в результате заговора мамлюков Туран-шах был убит.

Битва при Мансуре. Средневековая миниатюра

© warspot.ru

Размахивая окровавленными саблями перед лицами пленных рыцарей, мамлюки, тем не менее, подтвердили заключенный договор. 

6 мая цитадель Дамиетты была сдана. В тот же день Людовик и многие бароны освобождены. В качестве гарантии договора в руках мамлюков оставался брат короля Альфонс де Пуатье. В течение нескольких дней половина назначенной суммы была внесена, брат короля освобожден и 14 мая 1250 года после 6-дневного плавания Людовик с остатками своей армии прибыл в Акру. 

Поход пастушков

Во Франции отказывались верить в произошедшее. Первые вестники были казнены как смутьяны. Сведения, пришедшие из надежных рук, повергли страну в траур. Король в восприятии французов XIII века был сакральной фигурой, его пленение неверными тяжким грехом всего народа. Письмо Людовика, писанное в августе 1250 года в Сирии для прелатов и баронов Франции, широко разошлось среди населения. «Так смелей, воины Христовы! Вооружитесь и будьте готовы отомстить за этот позор и бесчестье. Берите пример с ваших пращуров, которым не было равных среди народов в делах ратных. Мы раньше вас вышли служить Богу; идите же к нам», — так призывал Людовик присоединиться к нему в Святой Земле рыцарей королевства. Многими простыми людьми это было воспринято на свой счет, вспыхнули настроения 40-летней давности о «невинных детях и простых людях», спровоцировавшие тогда детский крестовый поход.

Бланка Кастильская

Бланка Кастильская

© warspot.ru

В 1251 году Бланка Кастильская, мать короля и регент королевства, с удивлением столкнулась с массовым принятием креста низами общества. Плохо организованные, но сильно воодушевленные толпы стали собираться во Фландрии и Пикардии с намерением идти на помощь королю. По мере движения «армия» росла, доходя до многих тысяч. Растерявшаяся королева встретилась в Париже с харизматичным вожаком простонародья неким «учителем из Венгрии», что придало «пастушкам», как их называли, новых сил. Но отсутствие какого-либо порядка и присутствие всякого рода уголовников привели к естественному финалу. Еврейские погромы в Орлеане и Бурже, грабежи и насилия вдоль дорог превзошли черту терпения «добрых горожан». Толпы пастушков были рассеяны вооруженной рукой: «учитель из Венгрии» убит, пойманные повешены, остальные улетучились словно дым. 

Людовик IX в Сирии

После долгих раздумий Людовик решил остаться в Сирии, несмотря на тревожные вести из Франции (мать умоляла его вернуться), но многие бароны, включая братьев короля, были отпущены на родину. Сколько сил осталось с Людовиком неизвестно, судя по характеру его действий, около 1000. Король решил искупить разгром под Мансурой спасением оставшихся пленных и восстановлением укреплений Палестины.

К 1252 году было освобождено до 5000 человек, включая тех, что протомились в заточении четверть века. Людовик воспользовался войной между Каиром и Дамаском, разразившейся после убийства Туран-шаха, чтобы не платить вторую часть выкупа. Заправлявший тогда в Египте мамлюк Айбек отказался от причитающихся денег в обмен на военный союз против Дамаска. Но в апреле 1253 года было заключено перемирие при посредничестве халифа Ан-Насира на условиях статус-кво и франкам посчастливилось не участвовать в этой войне.

Мамлюк

Мамлюк

© warspot.ru

Надежда Людовика на помощь из Европы оказалась напрасной. Смерть императора Фридриха II в декабре 1250 года подтолкнула папу только к усилению борьбы против его сына Конрада, тоже «Антихриста». Взявший крест кастильский король Фердинанд умер в 1252 году. Английский король Генрих III ограничился пополнением своей казны крестовыми сборами. Людовик искал союзников среди исмаилитов и монголов. В результате из Акры в 1253 году была отправлена к великому хану знаменитая миссия францисканца Виллема Рубрука. 

Смерть Бланки Кастильской 27 ноября 1252 года и свара королевских братьев привела к организационному хаосу во Франции. В 1253 году Людовик почувствовал это на собственной шкуре, когда ему перестали приходить деньги. Заем в 100 000 ливров, взятый у итальянцев ненадолго продлил его пребывание в Святой Земле, но когда закончились и эти средства, королю не оставалось ничего иного как отправиться домой. 24 апреля 1254 года Людовик IX покинул Акру и 17 июля прибыл в Сален (недалеко от Тулона), где был восторженно встречен народом. 

Итоги похода

Разгром, учинённый в Египте в 1250 году, сразу наводит на мысль о событиях Пятого крестового похода. Те же географические и климатические условия, тот же план действий и тот же результат. Действительно, это классический случай «стратегии граблей», которую нельзя преодолеть мужеством воинов и благородством короля. Но вопрос, было бы наступление на Александрию лучше при сложившихся обстоятельствах и наличных средствах, и не привело ли оно к тому же результату, решить не так просто.

Положение Святой Земли вряд ли стало лучшим в 1254 году, чем было в 1248 году, хотя, именно, присутствие короля спасло её от коллапса в 1250 году. Тем не менее, все более бравшие власть в Сирии купеческие города-республики Венеция, Генуя и Пиза не были благодарны искренним усилиям короля, ведь они внесли серьёзный разлад в их обширную торговлю с Египтом. И если генуэзцы как-то помогали крестоносцам, то только исходя из того насколько это нанесёт вред Венеции. Вскоре после отбытия Людовика морские республики сошлись в жестоком клинче, втянув в свою борьбу все восточное Средиземноморье.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)