Детские и взрослые крестовые походы: позор и поражение

© warspot.ru

© warspot.ru

Источник

Грандиозный успех и грандиозный позор Четвертого крестового похода, когда невиданная для крестоносцев добыча шла об руку с неслыханным предательством крестоносных идеалов вызвали в Европе разнонаправленную реакцию. 

Искатели приключений и бедные рыцари увидели в этом отличный способ поправить своё материальное положение. Искренне верующие скорбели об искажении и порче возвышенного подвига во имя Христа. И тот и другой образы мыслей имели сильные партии приверженцев, и оба движения вылились практически одновременно в скандальные предприятия — в лишённый разума Детский крестовый поход и в лишённые сердца альбигойские войны. 

Последовавший за ними Пятый крестовый поход также питался противоречивыми идеями.


Детский крестовый поход 

Детский крестовый поход стал крайней точкой мистического экстаза и религиозного психоза в истории Крестовых походов. Подобные настроения зарождались, главным образом, под воздействием проповедей странствующих монахов, часто не связанных с официальной политикой церкви. Они объясняли потерю Иерусалима и неудачи крестоносцев испорченностью нравов и утверждали, что лишь безгрешные, каковыми могут быть только дети, в состоянии вернуть Небесный Град христианам. 

Видимо, настроения подобного рода были достаточно широко распространены, если в 1212 году во Франции и Германии вокруг «святых мальчиков» начали стихийно собираться толпы легковерных и страждущих. Нам мало известно об этом движении, но из разрозненных данных складывается следующая картина.

Детский крестовый поход

Детский крестовый поход

© warspot.ru

Во Франции главная группа сформировалась вокруг орлеанского пастушка Стефана (Этьена) в мае 1212 года. Говорят, что временами толпа достигала многих тысяч (до 30 000), но она была очень неустойчива — многие покидали её через несколько дней, другие примыкали. В итоге, пройдя через Тур и Лион, «детская армия» была посажена на корабли в Марселе и вместо Святой Земли перевезена в Алжир. Там Гюго Железный и Гийом Свинья — предприимчивые дельцы с красноречивыми именами — продали «крестоносцев» в рабство. Судя по количеству кораблей, до Марселя добралось самое большее 4000 человек.

Вторая волна детского крестового похода вышла из прирейнских земель и Лотарингии через несколько недель после первой. Основная масса концентрировалась вокруг мальчика Николая из Кёльна. На пике численность «крестоносцев» достигла 20 000 человек. Эта «армия» двигалась вдоль Рейна, через Базель, Женеву и Альпы в Италию, достигнув Генуи в конце августа 1212 года. В Италии «безгрешные дети» безуспешно пытались заставить расступиться море, но лишь нескольким сотням из них удалось переправиться в Палестину на попутных кораблях. Большинство же погибло от голода и болезней или устроилось в услужение местным жителям. Домой вернулись не многие.

Из отрывочных свидетельств следует, что направляли это движение клирики — по-видимому, странствующие монахи, находящиеся под влиянием идей о детской невинности, побеждающей зло. По крайней мере, официальная католическая церковь не поддерживала и не одобряла это движение, и детский крестовый поход нельзя назвать крестовым в каноническом значении этого слова.

Альбигойские войны 

В отличие от Детского крестового похода, крестовый поход против альбигойской ереси имел официальный статус. Альбигойцы, или катары, проповедовали апостольскую бедность, аскетизм, отказ от священников. Распространившись в течение XII века на юге Франции (в Лангедоке и Провансе), они стали представлять угрозу духовной власти Рима. Покровителем ереси считали графа Раймунда VI Тулузского, крупнейшего феодала юга. 15 января 1208 года в лангедокском Сен-Жиле был убит папский легат Пьер де Кастельно. В его смерти обвинили альбигойцев, и папа Иннокентий III объявил крестовый поход против «Антихриста и слуг древнего Змея».

В середине 1209 года армия французских крестоносцев численностью 10 000 человек во главе с одним из героев Четвёртого крестового похода Симоном де Монфором вторглась на территорию Тулузского графства. Симон де Монфор прославился своим отказом от похода на Константинополь против христиан, но против еретиков он был беспощаден. Символом жестокости похода стали слова папского легата Арнольда из Сито, сказанные при штурме Безьера: «Убивайте всех! Господь узнает своих!»

Альбигойские войны. Осада Тулузы в 1218 году

Альбигойские войны. Осада Тулузы в 1218 году

© warspot.ru

Война всё больше обретала ожесточённый тотальный характер, где французы юга сражались за своё существование с французами севера. Дошло до того, что 12 сентября 1213 года в сражении при Мюре погиб арагонский король Пётр II Католик, прославленный крестоносец и победитель великой битвы при Лас-Навас-де-Толосе. Он сражался против крестоносцев Симона де Монфора.

С военной точки зрения, этот растянувшийся на 20 лет альбигойский поход, изобиловавший трагическими поворотами событий, представлял собой череду бесконечных осад замков и городов, сопровождавшихся изуверскими расправами над побеждёнными. Итогом папской победы стало учреждение инквизиции и разорение цветущего региона. Прованс и Лангедок были присоединены к королевскому домену Франции.

Новый крестовый поход 

Как бы ни развивались события на юге Франции, дела в Сирии и Палестине также не выпадали из поля зрения Иннокентия III. Пусть там было относительно спокойно, — перемирия между крестоносными государствами и египетским султаном продлевались, а главные дрязги тех лет шли вокруг Антиохии между армянским королём и триполийским графом, — но папа помнил, что Иерусалим оставался в руках неверных. Предварительная пропаганда похода шла с 1213 года, и в ноябре 1215 года на 4-м Латеранском соборе крестовый поход в Святую Землю был объявлен официально. На три года налагался мораторий на войны и рыцарские турниры, духовенство обязывалось внести двадцатую часть своих доходов на нужды предприятия.

Гора Фавор, современный вид

Гора Фавор, современный вид

© warspot.ru

Повод для похода был ничтожен: строительство мусульманами укреплений на горе Фавор. Крест приняли четыре государя — английский король Иоанн Безземельный, венгерский король Андрей II, норвежский король Инге и немецкий и сицилийский король Фридрих II Гогенштауфен. Временем сбора было объявлено 1 июня 1217 года, местом сбора стали южно-итальянские порты Мессина и Бриндизи.

Однако ещё до условленной даты короли Иоанн и Инге скончались, а 16 июля 1216 года та же участь постигла папу Иннокентия III. У Фридриха II нашлись различные причины отложить своё выступление, французы завязли в войне с альбигойцами. Свои дела были и у итальянских морских республик: Генуя воевала с Пизой, Венеция хранила молчание, занятая созданием своей колониальной империи и связанная с Египтом выгодным торговым договором 1208 года.

Силы и планы 

Тем не менее собирались значительные силы. Фризы, фламандцы и немцы с нижнего Рейна формировали большой флот, готовый переправить крестоносцев. Принял крест герцог Леопольд VI Австрийский, сын крестоносца Третьего похода и родственник венгерского короля. Приняли крест саксонцы и баварцы. Очень большие надежды возлагалась на Фридриха II Гогенштауфена, ждали что он вот-вот разрешит свои проблемы и отправится в поход. Первоначально планировалось направить войска в Сирию на помощь иерусалимскому королю Иоанну Бриенскому, так как летом 1217 г. истекало перемирие с Египтом и ожидалось возобновление боевых действий. Так и было сделано. Но все большее число вождей крестоносцев склонялось к военной доктрине, изложенной Ричардом Львиное Сердце, что ключ к Иерусалиму спрятан в Каире и поражение Египта – обязательное условие возвращения Святого Града.

Первыми отправились в поход фризские и нижненемецкие флотилии с Северного моря. 29 мая 1217 г. из Влардингена вышло до 300 судов с, возможно, 30 тыс. человек на борту. Во главе армии стоял граф Вильгельм I Голландский, ветеран Третьего крестового похода, во главе флота – граф Георг фон Вид. В английском Дортмуте и французской Бретани к экспедиционным силам присоединялись отряды местных крестоносцев. На испанском побережье была сделана остановка для поклонения мощам св. Якова в Компостеле.

Немецкие крестоносцы на пути в Святую Землю

Немецкие крестоносцы на пути в Святую Землю

© warspot.ru

Только в конце июля флот, потеряв в бурях и кораблекрушениях 10 % судов, достиг Лиссабона. Там часть флота во главе с вождями (180 кораблей) приняла участие в осаде замка Алькасер (взят 21 октября 1217 г.), а часть (фризы, 80 кораблей), ссылаясь на запрет папы воевать по пути в Палестину продолжила путь, зазимовав в Гаэте на итальянском побережье. Эти северные флотилии достигли Акры только в апреле – мае 1218 г., едва составляя половину той армады, что вышла в путь год назад.

Летом 1217 г. в Сплите собралась значительная австро-венгерская армия (10-15 тыс.) во главе с королем Андреем II Венгерским и герцогом Леопольдом VI Австрийским. Чтобы переправить армию Андрей заключил договор с Венецией, где та за умеренную плату и отказ Венгрии от своих прав на Задар, захваченный крестоносцами в 1202 г., соглашалась предоставить транспорты. Но транспортов хватило только на часть войска, с которой вожди и переправились в Святую Землю осенью 1217 г.

Сирийский фронт 

В конце октября 1217 г. в Акре собрались короли Венгрии, Иерусалима и Кипра, несколько герцогов, князей и магистры рыцарских орденов во главе армии в 16 тыс. чел. (из них 2 тыс. рыцарей). Самым опытным полководцем по праву считался Иоанн Бриенский, но остальные вожди отказались признавать его главенство и армией руководил баронский совет, где местные феодалы, лучше знавшие обстановку, были в меньшинстве. Первой акцией крестоносцев стал захват и разграбление Бейсана в Галилее. Сарацины отступали и почти не сопротивлялись (ноябрь 1217 г.). После этого рейда венгерский король заболел, а крестоносцы приступили к осаде Фавора, который в 1215 г. стал поводом к походу. Но крепость была неприступной, штурм неудачным и осада была вскоре снята (29 ноября – 7 декабря). Третьей акцией этой кампании стал разбойничий налет на долину Бекаа, где венгерский отряд угодил в засаду (декабрь 1217 г.). Вскоре Андрей II выздоровел и решил, что он выполнил свою миссию и засобирался домой. Но остальные отряды крестоносцев (австрийцы, саксонцы, баварцы) остались в Сирии. Зимой 1218 г. крестоносцы занимались восстановлением разрушенной четверть века назад Цезареи. Это было всё, что удалось сделать, то есть почти ничего.

Разворот на Египет 

Крепость Фавор все-таки была покорена на следующий год, как сказал бы Лиддел Гарт, с помощью стратегии непрямых действий. Пользуясь присутствием крестоносной армии тамплиеры весной 1218 г. начали возводить господствующий над долиной большой замок Шато-Пелерин в шести милях от Фавора, что делало существование этой крепости бессмысленной и вскоре она была срыта. Но главным событием компании 1218 г. стал стратегический разворот на Египет.

Шато-Пелерин. Замок тамплиеров, построенный во время Пятого крестового похода. Современный вид

Шато-Пелерин. Замок тамплиеров, построенный во время Пятого крестового похода. Современный вид

© warspot.ru

Отъезд венгерского короля и кончина кипрского позволили Иоанну Бриенскому взять управленческие рычаги в свои руки. В конце апреля – середине мая 1218 г. в Палестину начали прибывать северные эскадры: фризы и нижнерейнские немцы. Шли толки о подходе еще больших сил. Иерусалимский король решил осуществить проект по захвату Египта. Египет был богатейшей страной Средиземноморья того времени, ею правил старый и не воинственный султан аль-Адил. Овладение Египтом позволяло крестоносцам обеспечить фланг при атаке на Иерусалим и кроме того, а может и в первую очередь, давало огромную ресурсную базу. Главный удар решено было нанести по Дамиетте.

Дамиетта 1218 

Дамиетта располагалась на правом, восточном рукаве нильской дельты, огромной аллювиальной долины, протянувшейся на 175 км с севера на юг и на 220 с запада на восток. Число жителей города доходило до 80 тыс. и это было больше, чем в любом городе Сирии и Палестины того времени. Город был хорошо укреплен как естественными преградами (Нил, озеро Манзалах, система каналов), так и фортификационными сооружениями (тройной ряд стен, сторожевые башни, контролирующие движение по Нилу). Гарнизон с учетом мобилизации местных жителей достигал 10 тыс. чел. После событий 1167 – 1174 гг., когда крестоносцы, используя переходный период падения старой и утверждения новой династии, нападали на Александрию и Дамиетту, стены этих городов были обновлены и укреплены Саладином и аль-Адилом. Поэтому Дамиетта представляла очень трудную задачу для любой армии.

План Дамиетты

План Дамиетты

© warspot.ru

Высадка крестоносцев в конце мая 1218 г. застала египтян врасплох, и поэтому они никак не противодействовали постройке укрепленного лагеря на западном берегу Нила. Но из Каира выдвинулась вспомогательная армия, которая усилила гарнизон Дамиетты. Главные события первой компании развернулись вокруг сторожевого форта, закрывающего фарватер Нила и доступ к Дамиетте с помощью большой цепи. 24 августа с помощью осадной башни, сооруженной на сдвоенном корабле, крестоносцам удалось перекинуть помосты на стены вражеского укрепления и в результате яростного приступа захватить этот важнейший пункт обороны. Героем дня стал герцог Леопольд Австрийский. 31 августа 1218 г., получив горькую весть, в Каире скончался султан аль-Адил. Три его сына-наследника (аль-Камил в Египте, аль-Муаззам в Сирии и аль-Ашраф в Месопотамии) перед угрозой франков решили держаться сообща.

Крестоносцы не использовали шанс для немедленной переправы на восточный берег для штурма Дамиетты. Причиной стала ротация войск, которая зависела не от обстановки на театре военных действий, а от благоприятных периодов судоходства по Средиземноморью. Начало осени было одним из таких периодов. Фризы отправились домой, им на смену пришли войска из Италии, Франции и Англии (сентябрь – октябрь 1218 г.). С флотом шедшим из Бриндизи прибыл папский легат Пелагий, сыгравший драматическую роль в судьбе крестового похода. Пелагий как папский легат и обладатель больших сумм, переданных ему для похода, отстранил от руководства Иоанна Бриенского, сообщив, что до прибытия германского короля Фридриха II Гогенштауфена руководить операциями будет он. Пелагий нашел поддержку у вновь прибывших итальянцев и у магистров военных орденов.

Штурм сторожевой башни Дамиетты, 1219 (изображение XVIII столетия)

Штурм сторожевой башни Дамиетты, 1219 (изображение XVIII столетия)

© warspot.ru

Новый султан аль-Камил пытался использовать момент неразберихи в стане крестоносцев и атаковал их лагерь 9 октября 1218 г., но благодаря решительности Иоанна Бриенского это нападение было отбито. В ноябре на город и стоящие по разным берегам Нила армии обрушилась эпидемия. Мор продолжался в течение трех месяцев и унес шестую часть крестоносного войска, по сообщениям хронистов. Думается, что потери среди египтян были не меньшими. Все это время локальные боестолкновения не прекращались. Полководцы обдумывали победную стратегию.

Дамиетта 1219 

В этой мрачной обстановке в самом начале февраля 1219 г. в окружении султана созрел заговор эмиров. Оповещенный Аль-Камил бежал в Каир, его армия вслед за ним покинула лагерь. Удивленные и обрадованные крестоносцы 5 февраля без боя заняли позиции неприятеля. Дамиетта была блокирована со всех сторон. Без внешней поддержки её падение было предрешено.

Сражение между крестоносцами и мусульманами

Сражение между крестоносцами и мусульманами

© warspot.ru

В этой тяжелой обстановке аль-Камил после совещания со своим братом аль-Муаззамом, прибывшим ему на подмогу из Дамаска предложил крестоносцам за уход из Египта возвращение всей находящейся в руках сарацин территории Иерусалимского королевства, за исключением Трансиордании, которая была связующим звеном между Сирией и Египтом, взамен ее предлагая компенсацию в 30 тысяч безантов. Это предложение вызвало сенсацию и раскол в лагере крестоносцев. Иоанн Бриенский, французы и немцы стояли за перемирие, Пелагий, магистры орденов и итальянцы за продолжение войны. Дамиетта была нужна итальянцам как торговый форпост, а Иерусалим, лишенный трансиорданских крепостей был беззащитен, уверяли тамплиеры. В итоге «непримиримая партия» взяла вверх. Война продолжилась.

Не добившийся результатов с помощью дипломатии аль-Камил объявил джихад и собрал деблокирующую армию. Трижды египтяне штурмовали лагерь крестоносцев, дважды крестоносцы штурмовали Дамиетту. Осада затягивалась, город не сдавался (март – август 1220 г.). В мае 1219 г. Леопольд Австрийский, прославивший себя во многих боях, отбыл на родину. На смену подходили новые отряды. В этом отношении у крестоносцев было преимущество: свежих сил у египтян не было.

Крестоносец

Крестоносец

© warspot.ru

Дамиетта была на грани падения из-за царящего в городе голода и аль-Камил предложил крестоносцам еще более выгодные условия перемирия, чем в феврале. Вместе с Иерусалимским королевством возвращается Святой Крест, разрушенные стены городов восстанавливаются за счет мусульман. Договориться снова не получилось. «Непримиримая партия» считала, что она может получить больше. Когда вот-вот готов рухнуть ислам, рассуждал Пелагий, размениваться на королевство для Иоанна Бриенского негоже. 5 ноября 1219 г. истощенная голодом и заразой, почти вымершая Дамиетта пала. Казалось, час великого триумфа близок.

Дамиетта 1220–1221 

Весной 1220 г. правитель Дамаска аль-Муаззам развернул активные боевые действия в Сирии. Взял Цезарею, осадил Шато-Пелерин, опустошал поля, жег деревни. Иоанн Бриенский вернулся в Акру для противодействия сарацинам. Положение было тяжелым, в руках крестоносцев оставались только Тир, Акра и несколько замков. Многие жители и купцы бежали на Кипр или в Армению. Иоанн держался с горсткой людей, но подкрепления шли к Дамиетте. Пелагий, чья власть после ухода иерусалимского короля стала беспрекословной бездействовал весь год и половину следующего. Он ждал резервов и помощи: от Фридриха II Гогенштауфена, от грузин, от коптов, от абиссинцев, от нубийцев, и даже от «царя Давида» как представили первые дошедшие до крестоносцев слухи вторгшегося в государство Хорезмшахов Чингисхана. Мечтая завоевать Египет папский легат считал, что наличествующих сил недостаточно. Мы не можем точно определить размер крестоносной армии в Египте, но, судя по всему, она никогда не превышала 40 тыс. Считалось, что для покорения такой большой страны этого мало. Как курьез восприняли попытку Франциска Ассизского завоевать Египет невинностью и безгрешностью в стиле детского крестового похода. Султан аль-Камил выслушал святого подвижника и отпустил восвояси.

Театр военных действий в Египте, 1218-1221 гг.

Театр военных действий в Египте, 1218-1221 гг.

© warspot.ru

Намного серьезнее было то, что бездействием крестоносцев энергично воспользовались мусульмане. Аль-Камил оборудовал укрепленный военный лагерь на полпути между Дамиеттой и Каиром, назвав его Мансура (т. е. победоносная). На морских коммуникациях франков стали действовать египетские корсары. Вместе с тем султан предпринял третью попытку заключить перемирие. К прежним условиям была добавлена Трансиордания. Но папский легат отверг эти предложения как и предыдущие. Наконец, отчаявшись дождаться Фридриха, ставшего к тому времени императором, Пелагий в начале июля 1221 г. отдал приказ наступать на Каир.

Мансура 

12 июля 1221 г. крестоносная армия в составе 5 тыс. рыцарей и конных оруженосцев, 4 тыс. арбалетчиков, и 30 тыс. пехоты вышла в поход. В последний момент к армии успел присоединиться Иоанн Бриенский. Султан, чьи силы были несколько меньше, отступал к Мансуре. 20 июля была взята Шаримша на полпути к новой египетской твердыне. Пошли слухи, что аль-Камил бежал в Каир. В действительности к нему подошли месопотамские и сирийские войска его братьев аль-Ашрафа и аль-Муаззама. Численный перевес склонялся на сторону мусульман. Иоанн Бриенский советовал отступить, но армия, вдохновленная речами Пелагия о близком крахе магометанства, требовала наступления. Тем временем начался разлив Нила и египетский флот пройдя по заброшенному каналу, наполнившемуся водой, вошел в Нил ниже Шаримши, отрезав флоту франков путь в Дамиетту. Одновременно пришедшие из Сирии подкрепления обошли крестоносцев с востока и отрезали сухопутную дорогу к Дамиетте. К середине августа крестоносцы были полностью окружены. Это стало понятно даже Пелагию. Было принято решение о прорыве.

Поражение и капитуляция 

В ночь на 26 августа начался отход, но аль-Камил, предупреждённый перебежчиками, разрушил плотину на восточном рукаве Нила, и река затопила дорогу, по которой двигались крестоносцы. Завязшие в грязи франки утратили мобильность и подверглись беспощадным атакам пращников и конных стрелков. Попытка прорыва флота также провалилась: лишь одному кораблю, на котором находился Пелагий, удалось пройти к Дамиетте. Это была катастрофа, второй Хаттин. Выбор стоял между уничтожением и капитуляцией. Свежие подкрепления, пришедшие к крестоносцам из Европы, были ошарашены произошедшим и требовали продолжения борьбы, но Пелагий, сломленный резким поворотом судьбы, 30 августа 1221 года принял решение капитулировать.

По условиям капитуляции крестоносцы были вынуждены заключить с Египтом восьмилетнее перемирие и оставить Дамиетту. До выполнения условий Пелагий, Иоанн Бриенский, герцог Людвиг Баварский, магистры рыцарских орденов, 18 графов и епископов должны были оставаться в заложниках у египтян. Недавно прибывший граф Мальты пытался помешать очищению Дамиетты. Произошли кровавые столкновения, жертвами которых стали несколько рыцарей, но мятеж был подавлен, и 7 сентября 1221 года крестоносцы отчалили от египетских берегов.

Итоги 

Поход, суливший блестящий успех, завершился бесславным провалом, и главной причиной неудачи стало предпочтение высокопоставленного фанатика-дилетанта реалисту-профессионалу. Никогда ни до, ни после клирик не имел такого влияния на принятие военных решений, ведь дело крестьянина — пахать, священника — молиться, а рыцаря — воевать. Таков был взгляд Средневековья на эти вещи, и история с Пятым крестовым походом подтверждала эту истину. Вместо возвращения Иерусалимского королевства в результате мессианских амбиций вздорного легата и эгоистических устремлений итальянских купцов крестоносцы остались у разбитого корыта. Положение египетских христиан (коптов и мелькитов) после событий 1218–1221 гг. резко ухудшилось, а итальянские торговцы потеряли свои привилегии.

Латинская Сирия представляла собой жалкое зрелище. Четырёхлетняя война полностью её обескровила. Сарацины осуществляли тактику тотального уничтожения виноградников и прочих сельскохозяйственных плантаций, чтобы подорвать экономическую основу франков. Только Тир и Акра оставались двумя плацдармами надежды для участников будущих крестовых походов.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)