Как заставить Facebook перестать «травить» россиян запрещенным контентом

© pixabay.com

© pixabay.com

В субботу, 11 июля 2020 года, 50-летний Джонатана Бейли опубликовал в Facebook пост, в котором написал о своем желании покончить с собой. После он запустил прямую трансляцию и совершил самоубийство на глазах у сотен людей.


Десятки пользователей обращались в техподдержку Facebook с требованием прервать трансляцию. Но администрация социальной сети почему-то не смогла остановить видео со смертью Бейли. Более того, ролик стал вирусным. Он очень быстро распространился не только в Facebook, но и в Tik Tok, Twitter, Instagram и на YouTube. В итоге суицид увидели тысячи юзеров.

Платформы не раз заявляли о наличии у них супер-продвинутых алгоритмов, которые способны мгновенно распознавать и удалять деструктивный контент. Однако пример с Джонатаном Бейли показал, что алгоритмы социальных сетей работают плохо. Впрочем, борьба с распространением «запрещенки», к сожалению, не входит в список приоритетных задач западных IT-корпораций.

В России выявлением деструктивного контента занимается Роскомнадзор. Это же ведомство направляет интернет-ресурсам запросы на блокировку тех или иных опасных материалов. Но зарубежные IT-корпорации далеко не всегда идут Роскомнадзору навстречу. Так, из YouTube до сих пор не удалено 10 тысяч 482 URL-страницы с деструктивной информацией, которые были выявлены российским ведомством. Аналогичная ситуация наблюдается в Twitter (1462 URL-страницы), Instagram (1435 URL-страниц) и Facebook (362 URL-страницы).

Зато иностранные социальные сети регулярно блокируют российский контент, который, по их мнению, является неприемлемым. Последним громким случаем предвзятой модерации стало ограничение доступа к фильму Александра Рогаткина «Беслан», размещенному на YouTube. Видеохостинг посчитал картину недопустимой, хотя так называемого шок-контента в ленте Рогаткина нет. Фильм даже транслировался в эфире федерального телеканала.

© pixabay.com

Под влиянием непотребного контента ежедневно находятся около 40 миллионов российских пользователей, в том числе и 8 миллионов детей. Об этом рассказал председатель комиссии Общественной палаты РФ по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций Александр Малькевич.

«Но западные интернет-платформы это, кажется, не смущает», — сокрушается общественник.

По мнению Малькевича, поведение иностранных IT-платформ объясняется «монопольным статусом, избавляющим их от страха потерять пользователей».

Выступая сегодня, по сути, надгосударственными структурами, они не скрывают халатного отношения к российскому законодательству, позволяя себе игнорировать все предписания властей и проводить выборочные блокировки аккаунтов без объяснения причин, ущемляя тем самым права и свободы пользователей. Безусловно, оставлять эти действия без ответа нельзя. При этом политика модерации зарубежных соцсетей настораживает не только Россию, но и все мировое сообщество в виду того, что приобретает явные черты политической цензуры, — сказал член ОП РФ.

Во вторник, 13 октября, Госдума приняла в первом чтении законопроект об усилении ответственности интернет-ресурсов за распространение «запрещенки». Речь идет о миллионных штрафах для социальных сетей. Однако вряд ли законопроект сможет существенно повлиять на политику транснациональных IT-корпораций. Нужны более жесткие меры воздействия, считает член Общественной палаты РФ, исполнительный директор Национального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям Екатерина Мизулина.

Ключевая проблема состоит в том, что у социальных сетей и мессенджеров нет никаких обязанностей на уровне российского законодательства. Зарубежные IT-гиганты не имеют на территории нашей страны официально зарегистрированных юридических лиц, которые могли бы ответить перед законом за правонарушения, — пояснила эксперт в интервью ridus.ru.

По мнению Мизулиной, есть три выхода из сложившегося положения:

«Первый — это турецкий вариант. В Турции транснациональные IT- корпорации обязывают открывать свои представительства на законодательном уровне. Если компания отказывается, то ей присуждают штраф на круглую сумму. Если она не платит, то штраф увеличивается. Ну, а дальше на очереди — применение технических мер. Платформам просто-напросто ограничивают скорость трафика, в результате чего они теряют пользователей.

Второй вариант — влияние через посредников. Иностранные платформы продают в России рекламу, получают доход. Естественно, они это делают с помощью посредников, коими являются различные юрлица, имеющие в РФ официальную регистрацию. На мой взгляд, правительству стоит рассмотреть возможность привлечения к той или иной отвественности партнеров IT-корпораций.

Третий вариант — это отстаивание своей правоты в международных судах. В других отраслях экономики Россия достаточно часто обращается к международной Фемиде. И многие иски, кстати, выигрываются. Мне кажется, наша страна обязана распространить эту практику и на IT-отрасль».

Александр Малькевич в свою очередь призывает отказаться от «цифровых ножек Буша» и перейти на отечественные IT-платформы.

«Тем более, альтернатива таким сервисам у нас есть. Настало время избавиться от этой удавки», — заключил Малькевич.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)