«Красный прилив»: ученые МГУ не нашли техногенной катастрофы на Камчатке

© коллаж "Ридус"/Игорь Ставцев

© коллаж "Ридус"/Игорь Ставцев

Никакой техногенной катастрофы на Камчатке не было. Это подтвердила экспедиция российских ученых, обследовавших 11 и 12 октября восточные склоны Козельского вулкана между полигоном Радыгино и рекой Налычева, а также побережье Тихого океана к северу от Авачинской губы. Именно водотоки этого района, как предполагалось ранее, могли принести некие отравляющие вещества в Авачинский залив, вызвав массовую гибель морских животных. Теперь, по мнению специалистов МГУ имени Ломоносова и Института проблем экологии и эволюции имени Северцева, можно с уверенностью опровергнуть данную гипотезу.

По мнению ученых, наиболее вероятной причиной гибели морских животных в Авачинском заливе является кислородное голодание. В результате массового появления в сентябре 2020 года микроскопических одноклеточных водорослей возник так называемый «красный прилив». На глубинах от пяти до 15 метров произошло снижение уровня кислорода и повышение концентрации токсинов, которые вырабатывают эти организмы. Подтвердил такой сценарий развития событий в беседе с ridus.ru заведующий лабораторией глобальной и региональной геоэкологии МГУ Николай Дронин.


Я тоже думаю, что «красный прилив». Мы следим за этой историей. Какие токсины могли привести к массовой гибели? Я не знаю таких, честно говоря. Говорили про гептил. Но это вещество долгого действия, — сказал ученый ridus.ru.

Гептил и полынь

Гептил не дает моментальных эффектов, отметил Дронин. На Алтае, например, падают вторые ступени космических ракет, пропитанные этим веществом. Географам даже приходилось собирать их. Ищут ракетные обломки и местные жители — из-за титановых шурупов и прочих деталей.

«Они развинчивают их. Мы видели баню, крытую остатками ступеней ракет. Мы говорили, что там гептил, который непредсказуемым образом вдруг освобождается, выходит из абсорбированного состояния. Но никаких достоверных случаев мы не видели, чтобы там кто-то отравился гептилом. Если его хлебнуть, может, что-то и будет, конечно», — подчеркнул ученый в беседе с ridus.ru.

По его словам, территория Казахстана «вся в гептильных пятнах», и в степи они, наоборот, стимулируют рост растений. Никаких мгновенных воздействий не было. Везде, где его фиксировали на местах падения, ученые не видели ничего плохого.

«Когда он горит, видна выжженная земля в степи. А вот чтобы он без пожара привел к гибели растений — нет», — сказал Дронин журналисту ridus.ru.

«Красный прилив» в Японии.

© Википедия/melvil

Ему приходилось работать вместе с химиками из технологического института, который разработал гептил. Те признались, что «сами не знают, что сделали». Гептил, как оказалось, имеет совершенно неожиданные свойства. Геоботаники изучили воздействие ракетного топлива на растительные сообщества загрязненных территорий. Анализ показал, что схожие вещества выделяет в природе, к примеру, обыкновенная полынь. И никаких серьезных негативных последствий загрязнения не было выявлено.

Да, он мутагенный, канцерогенный, но какой-то долгоиграющий в масштабе времени. Я просто не знаю, какой токсин, какое вещество могло вызвать такую катастрофу. И которое еще и нельзя обнаружить в воде. Исходя из этого, я думаю, что это — «красные приливы», да, — подчеркнул географ в беседе с ridus.ru.

Что же на Камчатке?

Доцент кафедры гидрологии суши географического факультета МГУ Сергей Чалов заявил, что результаты выполненных работ однозначно говорят об отсутствии техногенного загрязнения Авачинского залива, способного воздействовать на прибрежную экосистему океана.

Экспедиция провела рекогносцировочную фотосъемку нескольких десятков километров нижнего течения реки Налычева, реки Мутнушка и ручья Козельский при помощи беспилотных летательных аппаратов.

Район работы экспедиции на Камчатке

Район работы экспедиции на Камчатке.

© пресс-служба геофака МГУ

«Отсутствуют следы каких-либо воздействий на русловую сеть с территорий военных объектов: 90-го авиационного полигона, полигона Радыгино, учебно-тактического поля Мокрый песок. Козельское захоронение ядохимикатов также находится в стабильном состоянии, никаких возможных путей проникновения ядохимикатов на прилегающие территории и в водные объекты нет», — отметил Сергей Чалов.

Экспедиция МГУ на Камчатке. Октябрь 2020 года

Экспедиция МГУ на Камчатке. Октябрь 2020 года.

© пресс-служба геофака МГУ

По предварительным данным, тот самый «красный прилив» (цветение водорослей) продолжался с начала сентября до начала октября. Пик численности водорослей пришелся на 25—30 сентября. Соответственно, гибельные для морской фауны условия сохранялись в течение месяца. Они, вероятно, могут быть зафиксированы на определенных участках акватории и сейчас.

Ясны и потенциальные причины сложившейся ситуации. Средние температуры воды в Авачинском заливе Тихого океана в сентябре 2020 года были на несколько градусов выше нормы, что способствовало распространению водорослей, в целом типичных для Тихого океана и обычно массово встречающихся в более южных широтах, — цитирует пресс-служба МГУ слова Сергея Чалова.

«Красный прилив» у Ла-Хойи (Сан-Диего, Калифорния).

© Википедия/Alejandro Díaz

Хорошо знакомы с «красными приливами» жители побережья Флориды. Здесь «цветение воды» считается наиболее опасным. Местные микроскопические водоросли вырабатывают вещество бреветоксин — яд небелковой природы. Он становится причиной гибели рыб, морских млекопитающих и других животных, а также птиц, живущих в прибрежной зоне.

На Камчатке о случаях гибели фауны стало известно от местных дайверов, нырявших у Халактырского пляжа. В социальных сетях немедленно организовали кампанию по защите природы. Бдительность экологов вызвала реакцию со стороны государства. К расследованию подключился СК РФ. Однако ученые сразу усомнились в том, что катастрофа имеет техногенные причины.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)