Шнуров написал на смерть протоиерея Всеволода Чаплина матерный стих

© Сергей Бобылев/ТАСС

© Сергей Бобылев/ТАСС

Внезапная кончина протоиерея Всеволода Чаплина стала одной из наиболее обсуждаемых тем в российской блогосфере. Посчитали нужным высказаться не только тысячи простых блогеров, но и знаменитости, причем личность покойного получила крайне противоречивые оценки.

Сергей Шнуров посвятил смерти Чаплина стихотворение, в котором не обошлось без нецензурной брани. «Кто вместо Чаплина? / Другой? Он сможет сварочной дугой / Метафор зажигать сердца? / Да, он ушел, не попрощался. / Был, был, а вот уже и нет. / Короче, вызвало начальство, / К себе в небесный кабинет», — гласит печатная часть поста Шнурова в Instagram. Год назад между музыкантом и священником произошел конфликт, и тогда Сергей Шнуров высказывался гораздо резче.


Протодиакон Андрей Кураев, у которого были еще более конфликтные отношения с Чаплиным, в своем «Живом Журнале» обратил внимание на скупые соболезнования от патриарха Кирилла, с которым тот проработал почти 30 лет. «Отец Всеволод ценой своей судьбы и репутации поставил очень важный для религиоведения эксперимент: из огромного лего-конструктора православных текстов он собрал пазл „богословия смерти и ненависти“, этакого термоядерного православия. И доказал, что такой продукт может пользоваться спросом даже в XXI веке. Чаплин просто игрался и стебался в такое православие, вряд ли сам хоть на йоту разделяя декларируемые им пугающие тезисы и цитаты», — считает Кураев.

«Мы не один год вместе проработали, много общались, порой сильно спорили… Отец Всеволод был человек яркий, сложный, искренний и неподлый. Господь да простит ему все прегрешения и упокоит его душу!» — отметил коллега Чаплина, официальный представитель РПЦ Владимир Легойда.

Немало постов на смерть Всеволода Чаплина написали журналисты, так как покойный при жизни часто и с удовольствием давал комментарии и интервью. «Он никогда от слов своих не отрекался, не врал, не юлил. Это ему точно зачтется», — написал в Facebook Антон Красовский.

Среди других отзывов:

«Ушел один из ярчайших пастырей нового столетия. Признаться, я не любил его. Он сыграл в моей жизни грустную роль. Но, так или иначе: Царствия Небесного тебе, отче Всеволод! Прости меня!». Иван Охлобыстин.

«Считаю, что мы сделали в свое время лучшее интервью с Всеволодом Чаплиным, пусть это и нескромно прозвучит. Жалко не успели для „Ютюба“ сделать что-то. Интереснейший был человек. Надеюсь, он нашел покой. И Бога». Ксения Собчак.

«Смерть отца Всеволода Чаплина — это большое горе. И не будем вспоминать тенденциозного сказанного им в последние годы, а вспомним достойную жизнь пастыря доброго. Порой мне казалось, что он считал себя эдаким православным рыцарем-крестоносцем или былинным русским богатырем, наверное, и был таким. Царствие Небесное тебе, отец Всеволод! Наше тебе уважение и любовь». Владимир Хутарев-Гарнишевский.

«При всей его противоречивости, при всей неприемлемости для меня многих его высказываний и позиций — такой все же яркий, талантливый, неравнодушный человек. И столько лет совместных трудов связывали нас. За многое ему благодарен. Господь да упокоит душу его!». Протоиерей Николай Балашов.

«Очень сложное у меня было отношение к отцу Всеволоду Чаплину. И некоторые высказывания, лгать не буду, у меня не перестанут вызывать шок и отвращение. Но смерть — штука такая. Перед ней человек оказывается голеньким, какой был при жизни внутри. И к Богу приходит на суд именно он, а не его слова и образ. Даже не его поступки. Только он сам. И смотрит Бог на его сердце, и все понимает. Господь Своих узнает. А лично отец Всеволод не был злым никогда. Остроумный и доброжелательный. Царствие Небесное». Монахиня Елизавета Сеньчукова.

Место смерти Всеволода Чаплина

Место смерти Всеволода Чаплина

«Бывают очень святые, правильные, прекрасные во всех ракурсах люди, рядом с которыми физически неприятно и мерзко находиться. Не буду показывать пальцем, но все мы периодически видим, как развеваются на ветру их белые одежды. А бывает наоборот. Человек публично, казалось бы, несет жестокую дичь и ересь. А оказываешься с ним лицом к лицу — и тебе вдруг тепло. И у него глаза живые и человечные. И вообще не хочется спорить с ним о глобальном. А хочется вот просто сесть рядком, поговорить чередком. Про жизнь, про погоду, про книжки умерших писателей спросить. Отец Всеволод Чаплин был для меня именно таким человеком. И какие бы резкие вещи он ни говорил на камеру и в микрофон, я так и не смог увидеть в нем безжалостного монстра, каким он иногда даже специально старался казаться. Наоборот, все наши встречи (а их было немного) запомнились мне именно своей человечностью и достоверной добротой. Такой вот житейский парадокс. Пусть земля ему будет пухом». Илья Переседов.

«Отец Всеволод был из той категории священников, за которых не надо стыдиться Русской православной церкви. Он был всегда скромен, даже будучи главой отдела по связям с общественностью. Всегда очень трудолюбив и открыт буквально для всех и каждого. Отец Всеволод был прекрасным оратором и настоящим современным философом от Церкви. И таких батюшек на всю Церковь считаные единицы. Ему много доставалось от соцсетей и общественного мнения. Но он всегда был собой». Алексей Живов.

Храм Феодора Студита у Никитских ворот

Храм Феодора Студита у Никитских ворот

«Да, трудно себе представить православную жизнь без отца Всеволода Чаплина. Для кого-то он воплощал грозное православие. А на самом деле был одним из ярких представителей эпохи развития РПЦ последних десятилетий. И, конечно, Церковь изменилась, а отец Всеволод остался немного где-то в 90-х, а то и в 80-х, исходя из своего юношеского запала, своего постмодернизма, показной бюрократической строгости, а потом отставки и борьбы с ветряными мельницами вместе с самыми разными оппозиционерами. Любил он движуху. Весело с ним было. Царство ему небесное». Роман Лункин.

«Он прошел большой и сложный путь… я бы назвал его путем идеологической деградации. В начале 90-х нашим идеалом была подлинно свободная Церковь, избавившаяся от тотального контроля со стороны советского государства. Мы вместе трудились для Церкви, деятельность которой не была ограничена ни юридически, ни экономически, ни политически. Это был наш общий идеал. Однако в последние годы отец Всеволод стал апологетом очень жесткой формы сотрудничества Церкви и государства, фактически безусловного идеологического подчинения Церкви государственной власти. Это, на мой взгляд, стало предательством идеалов 90-х. После того как патриарх Кирилл лишил его всех церковных должностей, отец Всеволод решил стать лидером православных фундаменталистов, вел себя эпатажно, занимался откровенным троллингом, горячо обличал одни ереси и тут же сам впадал в другие. Но при этом отец Всеволод — трагическая и очень противоречивая фигура. Я хорошо помню его в те годы, когда он был не только патриархийным чиновником, но и настоящим пастырем. Нас связывают общие воспоминания, которые я вычеркнуть не могу и не хочу. Я молюсь о нем и глубоко потрясен его смертью». Сергей Чапнин.

«Один из самых хитрых и умных иерархов Русской православной. С ним мне стоило поговорить один раз по телефону, чтобы получить профессиональный мастер-класс по соскальзыванию с любой темы. Гуру православного треша. Не раз бы с ним еще пообщалась… Благочестивые ночные клубы, правильный дресс-код, доходы священнослужителей… Кто сегодня должен говорить о том, что нужно каяться в своих грехах, что нужно слышать голос своей совести?» Мария Рунова.

«Это был, конечно, один из самых ярких священников в новейшей истории. С ним всегда было интересно. И, кстати, он единственный из известных спикеров РПЦ МП никогда не просил тексты на согласование. Вечная ему память. Яркий был человек». Андрей Зайцев.

«Дорогой, дорогой отец Всеволод! Я не успела сказать Вам вслух спасибо за Ваше пожелание персонально мне в один из рождественских вечеров: „А Вам, Лена, я желаю никогда не разочаровываться — ни в Церкви, ни в своей вере. Какие бы издержки, уродства и изъяны церковной жизни Вам ни довелось видеть. Не разочаровывайтесь“. Я не успела сказать Вам вслух. И говорю сейчас. Спасибо Вам, дорогой батюшка». Елена Жосул.

Бурную активность в социальных сетях развили пользователи с Украины, политический курс которой при жизни священнослужитель постоянно критиковал. Украинцы пожелали Чаплину «гореть в аду», оказавшись в этом единодушны с той частью российского общества, которую раздражали постоянные напоминания отца Всеволода в СМИ о православии и традиционных ценностях.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)