Почему не тушат лесные пожары в Сибири

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Лесные пожары в Сибири, тушить которые никто не собирается, привлекли внимание даже таких далеких от лесного хозяйства людей как актер Леонардо ди Каприо.

«Полярный круг страдает от беспрецедентного количества лесных пожаров — это очередной признак климатического кризиса. Очаги возгораний и шлейфы от дыма в Гренландии, Сибири и на Аляске можно увидеть из космоса. Всемирная метеорологическая организация заявила, что эти пожары за месяц выделили столько углекислого газа, сколько Швеция производит за год», со знанием дела написал актер в своем Инстаграме.


То, что актер обнаружил лесные пожары в Гренландии, ему можно простить потому, что «мы его любим не за это». Но почему эти пожары в упор не видят чиновники, отвечающие за экологическую и обычную безопасность, вопрос, не вызывающий желания иронизировать.

На 30 июля площадь лесных пожаров составляет 2,7 миллиона гектаров.

Руководители и регионов, и федеральных органов утверждают, что тушение этих пожаров — овчинка, которая не стоит выделки: мол, горят бесхозные экономически неперспективые леса.

Их оппоненты отвечают, что дело не в экономической целесообразности, а в том, что жителям охваченных пожарами регионов становится нечем дышать, и что уже есть человеческие жертвы.

Похоже, что пока дым от сибирских пожаров не дойдет до Москвы, федеральные власти собираются рассчитывать на, как указывал Сирин, естественное выгорание лесов и наступление дождливого сезона.

На сегодня в правительстве тушат пожары указаниями от лица премьер-министра Дмитрия Медведева губернаторам «взять ситуацию под контроль», а главе Минприроды Дмитрию Кобылкину — отправиться в Сибирь и на месте проконтролировать ситуацию.

Наиболее задымленными сегодня являются Иркутская область, Красноярский край, Бурятия и Якутия. Там жителям некоторых населенных пунктов начали выдавать маски.

Проблема с нынешними лесными пожарами имеет два измерения, сказал «Ридусу» член ОНФ и Добровольного пожарного общества Иркутска Сергей Апанович: технико-экономическое и организационное.

Общественность очень болезненно реагирует, когда специалисты пытаются объяснять, что те леса, которые горят сегодня в Сибири, не стоят тех эмоций, которые люди испытывают. Никто не спорит, при виде горящего леса сердце у всех сжимается. Но, к счастью, нынешние пожары охватили те лесные массивы, которые не представляют никакой ценности. Их тушение экономически нецелесообразно: на ликвидацию огня будет потрачено больше денег, чем стоимость этих лесов составляет, — объясняет он, почему власти не торопятся бороться с пожарами.

Именно эту точку зрения, кстати, отстаивал в интервью СНЕГ.TV во вторник и директор Института лесоведения РАН Андрей Сирин, который назвал экологов «неграмотными паникерами».

Неграмотных паникеров на сегодня набралось уже более 530 тысяч — именно столько людей подписало на сайте Сhange.org петицию с требованием ввести режим ЧС на всей территории Сибири.

Но, по словам Апановича, неповоротливость властей объясняется еще и тем, что пожарная безопасность лесов — это то самое дитя, у которого семь нянек. Точнее, в данном случае, «нянек» две, но и этого оказывается достаточно для того, чтобы пока они решают, кто должен отвечать за тушение пожаров, огонь пожирает все новые тысяч гектаров леса.

За предотвращение лесных пожаров отвечает федеральная Авиалесоохрана Рослесхоза и региональные подразделения МЧС. И те, и другие выполняют одни и те же задачи, засылают на горящие участки своих зон ответственности боевые пожарные бригады. Но если огнеборцы федерального уровня получают зарплату 50 тысяч рублей, то их региональные коллеги — в два раза меньше, — указывает он.

Из-за этого раздробления, сердится Апанович, органы авиалесоохраны очень долго согласовывают, какие очаги возгорания на каких участках входят в чью зону ответственности, давая возможность этим очагам, которые легко ликвидировать, разрастись до масштабов, которые, как заметил ди Каприо, видны из космоса.

Инициатива и планы тушения лесных пожаров должны исходить именно от региональных властей, потому что федеральная лесоохрана не в состоянии следить за каждым возгоранием по всей стране, объясняет официальная представитель ФБУ «Авиалесоохрана» Оксана Мирисева.

Мы приходим на помощь региону если региональные власти видят, что своими силами не справляются и просят нас о помощи. У нас имеется федеральный резерв в количестве около 700 человек, с техникой, способной бороться с огнем в любых условиях. Но чтобы такая помощь была оказана, губернаторы должны объявить ЧС и отправить в Москву официальный запрос — это, конечно, несколько затягивает вызов такой «скорой помощи», — сказала она.

По ее словам, сегодня федеральные пожарные борются с огнем на территории Саха-Якутии, дым от пожаров в которой переносится ветрами в соседнюю Иркутскую область, добавляя там задымления от собственных возгораний в Усть-Илимском районе.

Пока федеральные и региональные власти «раскачиваются», не менее 40 шаманов из трех сибирских регионов — Бурятии, Забайкалья и Иркутской области — совершают на байкальском острове Ольхон обряды, которые, по их мнению, помогут вызвать дожди на горящую тайгу.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)