Войти
Войти через социальные сети
Войти как пользователь «Ридус»

У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Забыли пароль? Восстановить

Свернуть меню

Кино: в «Бегущем по лезвию» зритель почувствует влияние России

14 сентября, 16:50 | Максим Марков

В Москве побывал Дени Вильнёв — один из лучших и самых титулованных канадских режиссёров, неоднократно отмеченный на родине главнейшими профессиональными призами, а в последние годы — после того, как его ближневосточные «Пожары» получили номинацию на «Оскар» — более чем активно работающий в Голливуде.

Его «Пленницы» оказались образцовым триллером про похищение, его «Убийца» — безупречным триллером про борьбу с наркокартелями, но сейчас Дени Вильнёв в первую очередь кажется новой надеждой научно-фантастического жанра: благодаря прошлогоднему «Прибытию» и в ожидании едва ли не самого многообещающего сиквела киносезона — фильма «Бегущий по лезвию 2049» (а ещё он собирается заново экранизировать «Дюну»).

Планируется, что «Бегущий по лезвию 2049» выйдет в российский прокат 5-го октября — через два дня после того, как режиссёр, с каждой своей новой картиной «набирающий вес», отпразднует своё 50-летие. Продолжение культовой ленты Ридли Скотта — едва ли не самый амбициозный проект 2017-го года (и самый длинный: без малого три часа), а потому секретность вокруг него — самая что ни на есть повышенная. Тем не менее, разговору это не помешало.

Мы сохраняем очень много тайн вокруг нашего фильма и очень многого не можем говорить. Я не хотел бы подвергать опасности этот проект, так как в нём очень важны некоторые поворотные точки сюжета — и я сейчас не могу раскрыть многих секретов.
Режиссёр Дени Вильнёв в Москве

Первое, что выяснилось на встрече с журналистами, это то, что научную фантастику Дени Вильнёв любит с самого детства — когда зачитывался и европейскими, и американскими романами. «Для меня научная фантастика очень похожа на состояние сна, это очень динамичный жанр, очень интересный для кинематографической работы», — говорит режиссёр, добавляя, что фантастика может быть как интеллектуальной, так и «жёсткой», насыщенной действием: «Здесь можно исследовать очень интересные темы с очень большой энергией и динамизмом».

Но Вильнёв с огорчением отмечает, что в нынешнее время считанные научно-фантастические картины действительно достойны этого высокого звания: «Не так много фильмов, которые действительно вызывают мощный отклик у зрителей, фильмов с хорошими историями и хорошими персонажами». Да даже и в далёком 1982-м «Бегущий по лезвию» показался ему первым после «Космической одиссеи 2001 года» Стэнли Кубрика примером, «в котором я действительно увидел искусство, в котором была очень сильная эстетика, красивая работа в кадре».

Я ярко помню, как в первый раз увидел этот фильм, когда был подростком. Я родом из небольшого городка в Канаде, тогда не было интернета, мы связывались с окружающим миром посредством газет. И я не знал, как этот фильм приняли в тот момент, не знал, как плохо отозвались о нём кинокритики. Для меня лично «Бегущий по лезвию» был очень важным, очень личным, я его очень полюбил. Я помню, как меня впечатлила эта картина, это было очень большим впечатлением моего юношества.

Трейлер фильма Ридли Скотт «Бегущий по лезвию»

Признавая, какое влияние оказала данная лента на всю его дальнейшую работу, Вильнёв, конечно, делает ремарку, что и подумать никогда не мог, что «годы спустя я буду работать над продолжением этого фильма, для меня это было что-то невообразимое». И потому первым его условием перед подписанием контракта было получение благословения от самого Ридли Скотта.

Первое, что я должен был сделать, — это встретиться с Ридли Скоттом и спросить у него, нормально ли вообще то, что именно я буду заниматься этим фильмом. Я попросил его совета — и он мне объяснил все источники первого фильма, показал все свои источники вдохновения, дал мне очень много советов, поделился огромным пластом знания о том, как создавался первый фильм. Но в плане продолжения сказал: «Это твой фильм, это твоя ответственность. Если у тебя есть вопросы — я буду тебе помогать по любым делам, во всём остальном — ты свободен».
Мне кажется, это самый лучший способ делать такого рода картины. Я бы не смог работать, если бы он стоял у меня над душой и проверял каждое моё действие. Так что если вам не понравится новый фильм — это моя вина, это не вина Ридли Скотта. Который мне очень доверился, вдохновил меня и благословил — и я благодарен ему за это.

Вторым условием режиссёра было непременное участие в сиквеле Харрисона Форда — и обоюдное сотрудничество с ним над воссозданием образа Рика Декарда, который, разумеется, не мог как-то не измениться за прошедшие тридцать лет: «Форд очень мощно участвовал в фильме, он очень много вложил своего опыта в персонажа, чтобы сделать его правдоподобным и сильным».

Дени Вильнёв, Ридли Скотт, Харрисон Форд и Райан Гослинг на съёмках фильма «Бегущий по лезвию 2049»

Естественен вопрос, можно ли будет идти на ленту Вильнёва, не помня или не зная работу Скотта? И режиссёр отвечает, что его съёмочная группа «старалась найти этот баланс, чтобы мы с одной стороны опирались на первый фильм, а с другой — оставались независимыми, чтобы нашу картину можно было смотреть в отрыве от первой. Но мне кажется, что зритель гораздо больше оценит „Бегущего по лезвию 2049“, если смотрел оригинал — так впечатление будет сильнее и глубже».

Я недавно пересматривал этот фильм с молодыми зрителями, был полный кинозал — и реакция была очень сильной. Картина по-прежнему очень сильно воздействует на людей. Мне кажется, она совсем не устарела, не утратила актуальности, применённые там спецэффекты всё ещё передовые. Я бы посоветовал посмотреть тот фильм именно сейчас, для меня он не утратил своей силы.

Трейлер фильма Дени Вильнёва «Бегущий по лезвию 2049»

С учётом строго соблюдаемой секретности, о том, сколь сильно изменился мир «Бегущего по лезвию» за все эти годы, мы многого не узнали.

Что я могу рассказать… Очень сложно было представить будущее этого мира. Мы пытались придумать, как этот фильм будет эволюционировать. Действие «Бегущего по лезвию» происходит в 2019-м году, и многие вещи, о которых там говорится, действительно стали пророческими — хотя, конечно, есть и то, что так и не исполнилось. Поэтому мы должны были создать альтернативную реальность, в которой будет развиваться сюжет нового фильма про 2049-й год.
Мы видим, что климат стал гораздо хуже, особенно по сравнению с тем, что у нас сейчас происходит. Мир стал гораздо более жёстким, общество на грани распада, экономическая структура планеты находится в режиме выживания: очень мало ресурсов, очень мало еды. Большая часть стран с точки зрения политики распались, и мы видим, что теперь это, скорее, мир городов, колоссальных городов, в которых сосредоточена вся жизнь, и Лос-Анджелес — пример такого города.
Сразу после событий первого фильма в этом мире произошёл блэкаут — некая авария, в результате которой электромагнитный импульс разрушил все цифровые данные, которые хранились на планете. То есть, в 2049-м году в мире больше нет опоры на цифровые данные, мы вернулись в аналоговый мир. И это очень хорошо для детективной истории: наш персонаж ищет подсказки и улики не в гугле, а в реальном мире.
Кадр из фильма Дени Вильнёва «Бегущий по лезвию 2049»

Собственно главного героя новой картины — офицера полиции Кея — играет Райан Гослинг, но в разговоре о нём и о его преемственности по отношению к герою Форда Вильнёв сам вынужден пробираться по краешку бритвы — дабы, опять же, избежать спойлеров.

К несчастью, мы должны очень аккуратно об этом говорить… Пока что я скажу, что они оба занимаются одной и той же работой, они оба — «бегущие по лезвию». Разве что в новом мире условия этой работы ещё жёстче. По планете всё ещё ходят репликанты, которых нужно найти и уничтожить. Конечно, технологии между фильмами развивались, и попытки контролировать память и личность репликантов — это всё помогло. Но всё ещё есть репликанты, которые вызывают проблемы и не ограничены по жизненному охвату, и найти их стало ещё сложнее — потому как потеряны все связанные с ними архивные записи, все их личные дела на цифровых копиях…
И мне, и Райану Гослингу очень важно было, что у обоих персонажей — и его, и Харрисона Форда — было ощущение изоляции, одиночества, кризиса идентичности, чтобы они не совсем понимали, кто они и пытались найти ответ на этот вопрос. И чтобы оба персонажа были бы очень неумелыми в вопросах любви и души.

Важнейшую роль в сюжете играет и персонаж Джареда Лето — и Вильнёв рассказывает, что изначально его писали под Дэвида Боуи. Но после ухода легендарного артиста, стали искать «человека, который бы привнёс в кадр такой же драйв и харизму, такую же загадку и такой же поэтический настрой». Уговаривать Лето долго не пришлось: во-первых, он очень любит оригинальный фильм «Бегущий по лезвию», а во-вторых, «ему нравятся такие роли, которые требуют длинных, почти шекспировских монологов». Конечно, подобные монологи непросто бывает донести до зрителя, но актёр, по мнению режиссёра, «справился с этой ролью великолепно».

Кадр из фильма Дени Вильнёва «Бегущий по лезвию 2049»

В показанных перед встречей с московским гостем фрагментах из нового фильма нельзя было не заметить активно употребляемые русские слова — что, разумеется, не могло не заинтересовать собравшихся журналистов.

Что мне нравится в создании фильмов, действие которых происходит в альтернативной реальности, — мы абсолютно свободны в том, что создаём. Одна из наших идей заключалась в том, чтобы взять мир конца 1970-х — и развить его с точки зрения геополитики. Сказать, что в нашем мире будет другая политика, другие отношения стран; он будет космополитичным, но совершенно по-особому. И культура России будет представлена в США гораздо больше. Если мы видим «Макдональдс», то почему бы нельзя увидеть какой-нибудь русский продукт на улицах Лос-Анджелеса?
Когда я читал Филипа Дика, то чувствовал присутствие подобного духа, чувствовал, что в этом мире и Россия будет присутствовать, и гораздо сильнее будет влияние Восточной Европы с точки зрения эстетики и культуры. Поэтому эти маленькие детали из русской культуры — это как отсылка к роману Филипа Дика.

Ну и разумеется, в разговоре о научно-фантастическом фильме невозможно было обойти стороной тему спецэффектов — и тут оказалось, что Дени Вильнёв вовсе не является их приверженцем, предпочитая работать с настоящими декорациями и подлинными предметами.

Я понимаю, что спецэффектами можно создавать очень мощные вещи, но у этого всего есть границы. Можно создавать очень интересные миры, но нельзя использовать визуальные эффекты как основу фильма. С самого начала мы с оператором Роджером Дикинсом решили, что будем стараться как можно больше создать в реальности: мы пытались выстроить максимум настоящих декораций, создать мир, в котором актёры будут жить, в котором они смогут касаться поверхностей, взаимодействовать с физическими предметами. Этот мир должен был вдохновлять как нас, так и наших артистов.

Ролик фильма Дени Вильнёва «Бегущий по лезвию 2049»

Понимаете, когда мы снимаем на зелёном экране, то находимся в мире, который заранее запрограммирован: у тебя уже есть определённые ракурсы, определённые последовательности, всё уже зафиксировано из-за того, что ты уже заранее это сделал на компьютере. Я не люблю так снимать; я люблю снимать, следуя за интуицией актёра, видя спонтанность, которую актёр привносит в свою игру. Мне нужна возможность импровизировать с камерой, импровизировать с актёрами, мне нужно иметь на съёмочной площадке возможность эксперимента — и получить что-то живое, тактильное, физическое. И это была моя задача — сделать так, чтобы все сцены были максимально реалистичными.
Безусловно, у нас в фильме очень много компьютерной графики, но она используется не для того, чтобы воссоздать реальность, а для того, чтобы её удлинить, расширить по всем направлениям кадра. А всё основное, всё то, что находилось в центре кадра, — это всё настоящее. И благодаря этому мы также могли использовать настоящий дым, настоящий дождь, Роджер мог играть со всеми этими элементами, чтобы создавать нужный ему свет — что было бы невозможно, если бы мы запрограммировали все съёмки изначально на компьютере.

Заканчивая один из своих ответов, Дени Вильнёв шутит, что и сейчас, просыпаясь по утрам, думает про себя: «Что же я натворил?!». Оценить, насколько правомерен или притворен его «ужас», мы сможем уже через три недели.

Режиссёр Дени Вильнёв в Москве
Сохранить
в других СМИ

Комментарии (1)

Для комментирования новости авторизуйтесь
или войдите через социальные сети:

Режиссёр достоин уважения, что постарался по максимуму использовать настоящие декорации. Потому что сейчас что ни голливудский фильм, то с дурацкими неестественными спецэффектами - получается какой-то мультик, а не кино.