Главврач-лесоруб уничтожает истринский лес для возведения личной вотчины

© youtube.com

Московская городская онкологическая больница № 62 — место уникальное. И дело даже не в том, что она расположена на территории старинной дворянской усадьбы рода Долгоруких, отстроенной еще в XVII веке и принадлежавшей роду Долгоруких. Ее активно превращают в частное имение — с рядом вопиющих нарушений законодательства.

В Сети набирает популярность расследование блогера Сергея Никитского, который, вооружившись квадрокоптером, зафиксировал вырубку леса в подмосковной Истре — по соседству с онкологической больницей:

По словам Никитского, документация гласит, что вырубка проводится «Обществом пластической и реконструктивной онкологии» (ОПРО). Задавшись вопросом, что общего между лесным промыслом и онкологией, блогер начал собственное расследование, под час напоминающее голливудский детектив.

Онколог-лесоруб

По общероссийскому классификатору видов экономической деятельности, ОПРО, вопреки названию и здравому смыслу, занимается исключительно лесным хозяйством и предоставлением услуг в области лесоводства и лесозаготовки.

Руководит этим законспирированным представителем лесозаготовительной промышленности Анатолий Махсон — по совместительству, экс-главврач онкологической больницы № 62, вокруг которой и идет вырубка.

Местные жители охотно делятся слухами о методах онколога-лесоруба: поговаривают, что разрешение на вырубку местного леса удалось получить после того, как кто-то запустил в лесной массив жука-короеда. «Думаю не сложно догадаться, кто это сделал», — пишет блогер Никитский.

Онколог-помещик

По словам блогера, Анатолий Махсон и его ближние родственники с 90-х годов воспринимают Городскую онкологическую больницу № 62 как исключительно свою вотчину.

К такому выводу Никитский пришел, сверившись с «желтыми страницами»: любой сайт с базами данных москвичей подскажет, что сам Махсон прописан в квартире в поселке Истра и в коттедже в поселке Степановское — рядом с территорией больницы № 62. Адрес супруги онколога-лесоруба еще более красноречивый:

Она проживает в «поселке Горбольница № 62». Просто песня! Все вокруг колхозное, все вокруг мое!поражается блогер.

Как превратить больницу в «поселок»? Построить на ее территории жилые коттеджи с разрешения главного врача:

Несколько лет назад в интервью «Российской газете» Махсон поведал о нюансах своего подхода в работе:

У нас поощряются родственные связи. Здесь работали мои родители. Здесь работает моя жена Валюша — заведует компьютерной томографией. Да, Миша — сын моей родной сестры, но он очень даже неплохой хирург и компьютерный знаток. У моего заместителя — уникального онкохирурга профессора Николая Павловича Забазного в больнице трудятся дочь, зять, племянник. Есть и другие династии. Разве это плохо?

«Плохо, Анатолий Нахимович, очень плохо, особенно когда все эти родственные связи перерастают в клан», — пишет Никитский, подозревая, что уже отстроенные на территории больницы коттеджи — и те, которые воздвигнут на месте полным ходом идущей вырубки — являются собственностью тех самых «дочерей, зятей, племянников».

Онколог-хозяйственник

Взглянем еще раз на больничный комплекс: он напоминает целый санаторно-курортный городок со своей котельной, очистными сооружениями и многоквартирными домами для близких к администрации больницы.

По словам блогера, проживание на этих территориях обходится «клану Махсона» в сущие копейки:

Здесь царит практически коммунизм — за электроэнергию они платят по тарифам медучреждения. Сложный, дорогой и современный инфраструктурный комплекс, окруженный красивым лесом. За который заплатили (и продолжают платить) простые москвичи! Как тут не возомнить себя Царем Горы?

Накануне главврачу Махсону не продлили контракт: больницу лишают автономного статуса, заставляя вести всю хозяйственную деятельность централизованно. Неудивительно, что Махсон отказывается покидать свой пост и пишет доносы на руководство Департамента здравоохранения Москвы в ФСБ и Следственный комитет, пишет блогер Никитский.

Пресс-секретарь онкологической больницы № 62 в беседе с «Ридусом» подтвердила, что все дома, которые находятся за ограждением больницы являются собственностью учреждения, однако отказалась комментировать процесс вырубки леса. Самого Махсона в больнице нет — в его присутствии больше нет необходимости: процесс перевода автономного учреждения на централизованную систему идет, хоть и не окончен.

Тем временем, пока продолжается вырубка истринского леса вокруг больницы, активисты-экологи трубят о безответственной лесохозяйственной деятельности в Подмосковье, которая может вызвать экокатастрофу.

Меры по сохранению лесного фонда давно стоят на повестке дня «Народного фронта». Подмосковная региональная группа общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса разработала дорожную карту по улучшению экологической ситуации в регионе. В первую очередь, считают активисты, необходимо размещать на официальном интернет-портале комитета лесного хозяйства Московской области информацию обо всех договорах аренды лесных участков и проектах освоения лесов, предусматривающих строительство и реконструкцию линейных объектов на землях лесного фонда.

Было бы крайне любопытно взглянуть на договор о вырубке леса специалистами из «Общества пластической и реконструктивной онкологии». Впрочем, по мнению блогера Никитского, вопросов к «клану Махсона» и без того достаточно, вот только ответы на них могут дать лишь компетентные органы после тщательного расследования:

  1. Кто и на каком основании проживает на территории в собственных домах?
  2. Кто и по каким тарифам из них платит за коммунальные услуги?
  3. Что официально задекларировал Махсон из своих доходов как руководитель крупного учреждения?
  4. Почему в открытом доступе отсутствует информация о закупочной деятельности больницы?
  5. У кого покупает больница дорогие лекарства и прочие материалы?

«А может Махсон просто марионетка в чьей-то крупной игре? И его руками „ведет справедливую борьбу“ более крупная хищная рыба?» — вопрошает автор расследования.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)

  • Small default
    Наталья Белозерова30 декабря 2016, 11:10

    Уважаемая редакция! Я являюсь пресс-секретарем ГАУЗ МГОБ №62. В вашей статье искажен смысл данных мной комментариев. Постройки, находящиеся за ограждением, не являются собственностью учреждения. Частных жилых построек на территории больницы нет. Подробно и со ссылкой на имеющиеся документы ситуация изложена в статье Сталика Ханкишиева http://stalic.livejournal.com/816536.html…

В других СМИ:

Картина дня

Бездна новостей
Все новости

Во вторник, 29 мая, будет рассмотрено ходатайство об аресте подозреваемого.

распахнутьcвернуть

гражданская журналиcтика

|статья

Спорт

В своих историях о детско-юношеском футболе отдельно хотелось бы остановиться на поведении родителей во время футбольных турниров.

В последние годы я много летаю с греческой авиакомпанией Aegean, предлагающей самые бюджетные тарифы между странами Западной Европы и СНГ.

Вскоре после Второй Мировой Войны Албания провозгласила себя социалистическим государством.

Говорят, что такие курорты, как Сочи, Анапа и Крым, это чудовищно: куча народу и далеко не из высшего общества, быдлятский сервис, вздернутые на все цены.

интересное

На фоне бушующей лавы вулкана виднеется голубое пламя, которое распространяется по земле.

Смертность среди заболевших может составлять до 75%.​

Вещество блокирует работу клеток и ослабляет иммунитет, что может привести к болезни легких.

В дальнейшем на его основе планируется разработать двигатель или электромагнит.

полезное

Жарка обыкновенного шашлыка может обернуться тяжелыми проблемами со здоровьем, выяснили китайцы.

В исследовании приняли участие 102 человека старше 60 лет.

развлечения

Ксюшу не всегда можно называть Оксаной, а Вадим — это зачастую не то же самое, что Вадик.

И каждая инста-девушка узнает себя на этих фотографиях.

Учёные, политики, музыканты, актёры время от времени произносят такие фразы, которые запоминает весь мир.

С помощью Фотошопа и фантазии девушка превращает порнографические фотографии в чувственные.

«Я не глядя вытаскивала имя персонажа из шляпы и создавала свой портрет. Было сложно и долго, но интересны».

После того, как мама-утка пропала, утята остались совсем одни.