Дмитрий Тараторин

Историк

Писатель. Автор книг «Пляски макабра», «Русский бунт навеки. 500 лет Гражданской войны», «Демократия для белых», цикла «Вирус восстания».

Все статьи автора
автор

«Сталинский маршал» Велизарий

111214

Военными успехами он, пожалуй, превзошел Цезаря. И все же, он не был Цезарем…

Велизарий был из Фракии (территория нынешней Болгарии). Родом он мог быть и собственно фракийцем, и германцем, и славянином в равной мере. Начинал простым солдатом. Отличился в ходе очередной войны с Персией. Но особого доверия императора Юстиниана был удостоен после беспощадного подавления восстания «Ника!».

После этого ему было поручено покончить с вандализмом. И в 533 году он прибыл в Северную Африку, чтобы уничтожить королевство вандалов. Они обитали там уже целый век и вполне обжились. История того, как северогерманское племя оказалось в Африке, конечно, фантастична, как и многое происходившее в ту эпоху, когда казалось, что нет ничего невозможного.

Вандалы, жившие на правах римских федератов в Паннонии (территория Венгрии), были выбиты с насиженных мест готским валом, гонимым, в свою очередь, гуннами. От всей этой беды подальше вандалы (почему-то образовавшие прочный союз с аланами — предками осетин) ушли в Испанию. Но и там надолго не задержались, вытесненные вестготами.

И тут как раз очередной узурпатор, поднявший мятеж в Северной Африке, нанял их для борьбы с законной Имперской властью. Вандалы пришли и остались. Римские города были взяты штурмом с присущим им вандализмом. После чего король Гейзерих провозгласил себя самодержцем (что было совсем нехарактерно для демократичных варваров) и довольно зверски истребил всю оппозицию.

Ну и апофеозом его карьеры, конечно, было взятие Рима. В Италию Гейзерих совершил чисто грабительский рейд и вернулся в Африку. Оттуда вандалы пиратскими набегами терроризировали все Средиземноморье. И жили, как им и полагалось, грабежом и насилием.

Конечно, такое никчемное государство стоило разрушить. Тем более явился повод. Один из потомков Гейзериха — Гелимер сверг брата, законного короля, и принялся тиранствовать.

Велизарию хватило нескольких месяцев, чтобы полностью разгромить армию узурпатора и ликвидировать само государство. Гелимер был проведен по Константинопольскому ипподрому в ходе триумфа Велизария.

Следующим эпическим его деянием была война с остготами. Там тоже обнаружился повод. Дочь Теодориха Великого Амаласунту (проимперски ориентированную, кстати) убил ее коварный соправитель Теодат. Империя не могла не дать ответку.

Боевые действия против остготов Велизарий начал, имея в наличии всего семь с половиной тысяч федератов и около четырех тысяч солдат личной гвардии. Ему удалось быстро захватить Рим, поскольку Теодат оказался никчемным стратегом. Но вскоре готов возглавил опытный воин Витигис, который взял Рим в осаду своей стопятидесятитысячной армией.

Велизарий удерживает город в этих нереальных условиях год. И еще умудряется совершать подобные личные геройства:

«Перебежчики, которые накануне перешли на сторону готов, увидав Велизария сражающимся в первых рядах и понимая, что если он погибнет, то тотчас же и у римлян погибнет все дело, стали кричать, приказывая стараться попасть в пегого коня. Отсюда это слово разнеслось по всему войску готов, причем, как бывает при большом смятении, меньше всего старались расспрашивать, в чем дело, и даже многим было совсем неизвестно, что это Велизарий. Однако полагая, что не случайно поднялся такой приказ и переходит от одного к другому, оставив всех остальных, большинство стало бросать копья в одного Велизария.

Равным образом те из готов, которые отличались доблестью, охваченные великим честолюбием, старались пробраться к нему возможно ближе, чтобы схватиться с ним в рукопашном бою, и, охваченные сильным гневом, поражали его и копьями и мечами. Сам Велизарий всех тех, которые выступали против него, убивал одного за другим. В такой опасный момент особенно ярко проявилась любовь к нему его копьеносцев и щитоносцев: все, окружив его, проявили такую доблесть, какой, думаю, до этого дня не проявлялось ни к какому иному человеку. Выдвинув свои щиты перед военачальником и его конем, они принимали все стрелы на себя и отражали нападавших, отталкивая их от Велизария. Так вся эта схватка была направлена на одного человека. В этом тяжелом столкновении из числа готов пало не меньше тысячи человек, и при этом все это были люди, сражавшиеся в первых рядах; пали многие лучшие из близких к Велизарию, в том числе Максенций, его телохранитель, совершивший много славных дел против врагов. Велизарию же в этот день выпала такая счастливая судьба, что он не был ранен и не был даже поражен стрелой, хотя вся битва была направлена на него одного».

В конце концов из Константинополя прибыла подмога, и готы после упорного сопротивления были разбиты. Потрясенные доблестью Велизария, они предложили ему стать их королем. Но тот был, похоже, фанатично предан имперской идее, которая воплощалась для него в личности Юстиниана, и соблазну не поддался.

А между тем самому императору нашептывали о Велизарии недоброе: что, мол, и безмерно обогатился он в италийском походе, и что гвардия его предана лично ему, а вовсе не василевсу. Юстиниан слушал, но выводов пока не делал.

Вместо этого послал полководца на новый фронт — изгнать персов из Палестины. Там и вовсе случилось чудо — Шахиншах во главе со своей армией был устрашен одним именем Велизария и ушел обратно за Евфрат.

Но в Константинополе Велизария ждал не триумф, а опала. Дело в том, что императора угораздило серьезно заболеть, пока полководец геройствовал в Палестине. Наследников он не имел. И императрица Феодора поняла, что в случае смерти «солнцеликого» многие могут сделать ставку на Велизария.

Когда император поправился, Феодора убедила его лишить полководца всех полномочий и отлучить от двора. При тогдашних раскладах это означало, что казнь может последовать в любой момент. Велизарий так это и понял. Но вместо поисков выхода и возможного сопротивления, а то и бунта, просто впал в депрессию.

Ситуацию разрешила его жена Антонина, подруга Феодоры по ее развратной юности. В отличие от императрицы, она не оставила этих увлечений и после замужества. Говорили, что Велизарий, в прямом смысле, околдован ею, поскольку не раз буквально заставал ее с поличным, но всегда позволял себя убедить, что он, мол, все неправильно понял. На этот раз Феодора (которая уже убедилась в его невиновности) и Антонина решили просто поиздеваться над великим воином, впавшим в полную прострацию.

Прокопий Кесарийский так описывает произошедшее:

«Как-то Велизарий, по обыкновению, рано утром явился во дворец в сопровождении немногих жалких личностей. Не удостоившись расположения ни василевса, ни василисы и, сверх того, будучи подвергнут там оскорблениям со стороны людей ничтожных и презренных, он на исходе дня отправился домой, по дороге то и дело оглядываясь по сторонам и всматриваясь во все места, откуда он мог ждать подкрадывающихся к нему убийц. В подобном трепете вступив в свой дом, он сел в одиночестве на ложе, и ничто достойное не шло ему на ум, он даже забыл о том, что он мужчина. Постоянно в поту, с головокружением, в отчаянии впав в сильную дрожь, он терзался низменными страхами и трусливыми, совершенно не свойственными мужам тревогами. Антонина же, якобы не ведая, что происходит, и якобы не ожидающая того, что должно произойти, то и дело ходила взад и вперед, делая вид, что страдает изжогой: они все еще относились друг к другу с подозрением. Между тем уже после захода солнца из дворца явился некто по имени Квадрат. Пройдя через внутренний двор, он неожиданно встал перед дверью, ведущей на мужскую половину, сказав, что он послан сюда василисой. Когда Велизарий услышал об этом, он, раскинув руки и ноги, упал навзничь на ложе, совсем готовый к гибели. Настолько всякое мужество покинуло его. Не успев войти к нему, Квадрат показал ему послание василисы. Послание это гласило следующее: „Что ты причинил нам, о любезный, ты и сам знаешь. Я же, многим обязанная твоей жене, решила простить тебе все твои прегрешения и дарю ей твою душу. Итак, отныне можешь быть спокойным и за свою жизнь, и за свои богатства. Каким же ты окажешься по отношению к ней, нам покажут твои будущие поступки“. Прочитав это, Велизарий от радости подскочил до небес и, желая вместе с тем выказать перед присутствующим свою признательность, тотчас же встал и пал ниц к ногам своей жены. Охватив обеими руками ее голени, он принялся языком лизать то одну, то другую ее ступню, называя ее источником своей жизни и спасения и обещая отныне быть ей не мужем, но верным рабом. Из его богатства василиса отдала тридцать кентинариев василевсу, остальное вернув Велизарию».

Умонастроение Велизария до избавления неплохо передают строки, написанные Мандельштамом без малого через полторы тысячи лет:

Я на лестнице черной живу, и в висок

Ударяет мне вырванный с мясом звонок,

И всю ночь напролет жду гостей дорогих,

Шевеля кандалами цепочек дверных.

Механизмы завороженности личности неизбежным всевластием тирана остались теми же. В какой-то момент даже «маршал» превращается в обреченно ждущего гибели «бандерлога».

Впрочем, стоит отметить, что если для России такая ситуация типична, то для Византии, скорее, аномальна. Там, как правило, даже намек на опалу мог вызвать сокрушительный мятеж с непредсказуемым итогом.

Так или иначе, Велизарий снова получил войско и отправился подавлять восставших в Италии остготов. На этот раз особых успехов он, впрочем, не снискал. Реальных сил в его распоряжение не дали. Тем не менее через несколько лет он в последний раз блеснул, отразив атаку на Константинополь болгар со славянами.

In article ea7a1ac5ae
1
Маршал Г.К. Жуков в образе Велизария
© Борис Орлов

А после наступила уже вовсе глухая опала с конфискацией. Дело в том, что был раскрыт вполне реальный заговор, и один из его участников под пыткой показал, что Велизарий, мол, был в курсе. Полководца не казнили, но выслали из столицы и лишили всего, нажитого непосильным трудом.

За год до смерти Велизарий внезапно был прощен. Ему даже вернули часть состояния. Юстиниан подводил итоги и своей жизни тоже. И по Велизарию он вот так соизволил определиться. Умерли император и его верный пес-воин в один год.

Иосиф Бродский написал про маршала Жукова:

«Кончивший дни свои глухо, в опале,

Как Велизарий или Помпей…».

Насчет Помпея поэт перепутал. Тому отрубили голову в Египте, где он пытался скрыться от Цезаря. От того самого Цезаря, стать которым Велизарий никогда не мог решиться…

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)

Последствия антироссийских санкций раскалывают европейское общество.

|статья
Роман Юнеман

Налицо асимметрия рисков для России и Казахстана.

Сейчас все сфокусированы на войне и на наших результатах.

Читайте книги, господа, а не только Telegram-каналы.

Новые вызовы сформировали и новую политическую реальность для всего мира.

Одна из самых странных и страшных историй Ветхого Завета — Книга Иова.

Ездили с военными по освобождённым территориям ДНР.

Сильная Турция — как никогда раньше выгодна России.

Мне довелось наблюдать некоторые действия военных ДНР...

Ультрапатриоты рисуют себе образ идеальной России.