Автор документальной книги о войне в Чечне попросила политического в Финляндии

Вышедшая в конце прошлого года книга «Дневники Полины Жеребцовой», основана на записях Полины, которые она вела в своем дневнике во время первой и второй войны в Чечне. В книге детально описаны бомбардировки Грозного, гибель мирных жителей, голод, безработица и ужасы войны глазами подростка.

Именно детальное описание страданий населения, по мнению Полины, и стало причиной угроз в ее адрес, после того, как ее работа получила широкую огласку за рубежом.

Еще работя журналистом в Чечне в последние годы Полину вызывали в местной ФСБ на «профилактические беседы», объясняя, что можно псиать а что нет.

Первый раз на Жеребцову напали еще прошлой осенью, когда стало известно о выходе ее книги и в Интернет попали ее отрывки. Тогда незнакомый человек ударил девушку девушку тяжелым предметом по голове, но больше ничего не сдлелал, по мнению Полины это было предупреждение.

Затем сдежовали звонки на ее телефон и телефофн ее мужа, где незнакомцы объясняли, что ей «нужно замолчать».

17 января этого года незнакомцы, подъехавшие на машине, вырвали на улице из рук девушки пакет с материалами для новой книги. О серьезных угрозах в адрес Жеребцовой в конце прошлого года заявляла российская правозащитница Светлана Ганнушкина.

Вчера Полина Жеребцова, прибывшая в столицу Финляндии, написала в полицию заявление о предоставлении ей политического убежища. В настоящее время ее заявление принято и девушке присвоили статус «соискателя убежища» в Финляндии, ей предоставлено жилье и питание.

Расммотрение заявления соискателя статуса, как показывает практика, может длиться от нескольких месяцев до нескольких лет. После принятия решения кандидату либо дают статус беженца, либо отказ и депортацию в его страну.

Текст заявления в полицию города Хельсинки, в котором Полина Жеребцова отвечает на вопрос зачем она просит убежища в Финляндии:

«Я решила просить полит. убежища для себя и моей семьи, так как моя журналистская и писательская деятельность в России сопровождалась угрозами в мой адрес, и в адрес моей семьи. Еще во время моей работы в СМИ на территории ЧР, я подвергалась постоянному давлению правоохранительных органов, запугиванию, и прямым угрозам. Мне прямо говорили: «Если будешь публиковать данные о действиях силовиков по отношению к мирному населению, тебе не жить». После публикации моего дневника в прошлом году, я получала неоднократные звонки с угрозами от неустановленных лиц, в интернете было несколько публикаций с осуждением моей литературной деятельности, осенью 2011 года я подверглась нападению неустановленных лиц рядом с местом, где я проживала.

Обращаться в российскую полицию бесполезно, так как правоохранительные органы насквозь коррумпированны. Яркой иллюстрацией этого является, например, совсем недавнее дело Таиссии Осиповой, матери малолетнего ребенка и жены политического активиста, получившей десять лет тюрьмы за целиком сфабрикованное обвинение в хранении наркотиков.

Инициатором этого дела являлся печально известный центр «Э» -отдел по борьбе с экстремизмом при УФСБ, который, наверняка, заинтересовался мной после того, как по одному из федеральных телеканалов РФ был показан сюжет, в котором один из чеченских полевых командиров демонстрировал мою публикацию в московском журнале «Большой Город», как материал, компрометирующий российскую власть.

Мне, просто, нужно попытаться сохранить свою жизнь – что я и делаю. Я чувствую реальную опасность. Я прошла две войны и Чечне и у меня выработалось шестое чувство – без которого я бы не выжила ранее. В настоящий момент есть все основания полагать, что публикация моих дневников является, одновременно, запуском программы моей нейтрализации. Ведь близятся очередные президентские выборы в РФ, а материалы моего дневника неопровержимо свидетельствуют против их фаворита – В.В. Путина.

Угрозы повторяются все время и чем дальше, тем опаснее становится.

Все началось не вчера, и даже не год назад.

Еще в 2003 году, когда я молодым корреспондентом писала статьи и проводила расследования в Чечне, мне было сделано несколько предупреждений из ФСБ, о том, что мне следует описывать, а что нет.

Но, я не прислушалась. Однако, в связи с переездами, на время я прекратила расследования и угрозы так же прекратились! Они возобновились в 2010 году, после того, как в Интернете появился ролик, который показали по ТВ.

Ролик набрал десятки тысяч просмотров: в нем некто, представившись Доку Умаровым, после терактов в московском метро, говорил, что чеченцы не имеют к этому отношения, обвинял во всем спецслужбы и Путина, и приводил в пример преступлений России перед народами Чечни – краткий отрывок моего дневника, который был опубликован в конце 2009 года, в Москве, в журнале «Большой Город».

После чего, я стала ощущать преследование и угрозы по телефону.

Когда я нашла издательство – случилось первое нападение: в лифте. Я спаслась чудом. Потом звонки-угрозы и письма.

Далее 16 ноября 2011 года было нападение около дома (уже после выхода книги).

Нападавшие говорили, что я позор Россию, и они (те, кто угрожали – патриоты) не допустят издания моих книг. Убьют мою мать, мужа, а потом и меня, если я не прекращу свои публикации о войнах в Чечне.

Последнее нападение было 17 января 2012 года, у меня вырвали пакет с материалами и статьями из рук (человек из машины. Белая «девятка»). Машина быстро уехала. Я упала на снег, рядом был муж, но тоже ничего не смог сделать.

На мужа нападали около работы, избили. Еще осенью.

Обо всех этих нападениях знали правозащитники: Пономарев, Ганнушкина.

В доме известной правозащитницы Елены Санниковой (кстати, выступавшей в прошлом году в парламенте Финляндии с докладом на тему нарушений прав человека в РФ) на мой телефон приходили угрозы, и она может это засвидетельствовать. У меня есть аутентичные документы из правозащитных организаций по моему положению в России.

Финляндия – демократическая страна. Больше 90 лет назад ее народ выбрал независимость и свободу, осознав и преодолев угрозу России, выбравшей тоталитаризм. Для меня высокая честь оказаться под защитой этой страны, и разделить ее судьбу.

Мой Дневник - трилогия о Чечне и трилогия о России, думаю, ждет мир.

В 2012 году Дневник (1999-2002гг) который вышел в Москве, будет переведен на несколько европейских языков: французский, немецкий, польский...

Я так же буду судиться в ЕС.

Перед ЕС - идет процесс в России. Юрист-правозащитник работает. Судиться буду по ряду эпизодов, связанных с моей жизнью в Чечне во время Первой и Второй Чеченских войн. Это лишение меня и моей семьи жилья в следствие ковровых бомбардировок авиацией РФ, смерть моего деда в больнице, подвергшейся авиационному удару в 1994 году, создание невыносимых условий для жизни, включающие неоднократное мародерство со стороны военнослужащих РФ, имитационный расстрел с их же участием. И наконец, тяжелое ранение при ракетной атаке на грозненский рынок, последствия которого ощущаются мной до сих пор.

Буду требовать моральную компенсацию" - пишет в своем заявлении Полина Жеребцова..

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (9)

В других СМИ:

Картина дня

Бездна новостей
Все новости

Был период, когда он принимал кокаин каждые четыре минуты.

«Рано с утра он стал требовать водки и оскорблять меня, потом избил меня».

распахнутьcвернуть

гражданская журналиcтика

Теперь улица Дружбы Народов разделена колючей проволокой.

Скелет аллозавра — одного из хищников юрского периода — продадут на торгах в Париже 21 ноября.

Станцию метро «Нижняя Масловка» переименовали в «Савеловскую» для удобства пассажиров.

Для американцев Ленин — это нечто типа Че или Мао — товарный знак.

На минувшей неделе, 8 ноября, продолжилось уникальное действо.

интересное

«Они смеялись надо мной, потому что я одевалась не так, как все».

Ученые призывают не строить новые плотины.

«Один все время копается, другой выходит за 5 часов до вылета».

полезное

Анафилактический шок — это мгновенная реакция на аллерген, приводящая к остановке кровообращения, кислородному голоданию и смерти.

Все, что нужно знать о вакцинах, включенных в список ВОЗ.

развлечения

Нарушители порядка были задержаны и отправлены в полицию.

За это время накопилось 1600 бутылок, 4800 втулок от туалетной бумаги, 800 кг газет.

И это настоящая услада для глаз любого перфекциониста.