«Всё люди забывают поутру»: вторая книга о повелителе Мира Снов

Иллюстрация из графического романа «The Sandman. Песочный человек. Книга 2. Кукольный домик»

Во время отсутствия Сэндмена из Мира Снов сбежали четыре могучих создания: Зверюга и Шар, Коринфянин и Канатчиков луг. И все они так или иначе оказались связаны с Розой Уокер — которая и сама пока не подозревает, что является новым «вихрем снов»: не просто девушкой, а существом, опасным настолько, что Морфей обязан не просто остановить её, но уничтожить.

Вертикальный разворот графического романа «The Sandman. Песочный человек. Книга 2. Кукольный домик»
1
Вертикальный разворот графического романа «The Sandman. Песочный человек. Книга 2. Кукольный домик»
© «Азбука-Аттикус»

Вторая книга «Песочного человека» изощрённее первой — хотя бы потому, что и снов здесь больше, и жути. Вступительные главы с похищенным, а затем возвращающим свою силу героем только задали тему, только ввели читателя в описываемый мир, обозначив некие его основы и правила. Но вот человек в чёрном — «Нет, не в чёрном. Он словно закутался в ночь» — окончательно ожил; что дальше? Мало начать историю — важно вести её, с каждым шагом делая всё увлекательнее. Гейману в этом плане не занимать не только фантазии, но и мастерства рассказчика.

Как по этому поводу ещё в 1990-м году написал в своём предисловии фантаст Клайв Баркер, у Геймана «нет прямолинейных сюжетов типа „прочёл-забыл“; он не предлагает простых решений в области морали. Мистер Гейман создаёт свои истории подобно тому, как безумный кондитер сооружает многоярусный свадебный торт, где сладкое и кислое умело перемешано и хитроумно спрятано. {…} Мистер Гейман — один из тех смелых творцов, кто не видит причин, почему бы не соединить балаганную комедию, мистические раздумья и чудовищную коллекцию серийных убийц, по которым плачет коридор смертников. И этот винегрет вполне съедобен, поскольку автор отлично разбирается в жанре графического романа и знает, в чём его сила».

Разворот графического романа «The Sandman. Песочный человек. Книга 2. Кукольный домик»
2
Разворот графического романа «The Sandman. Песочный человек. Книга 2. Кукольный домик»
© «Азбука-Аттикус»

Кстати, насчёт упомянутой морали. Как шутит сам Гейман, устами Судьбы пересказывая краткое содержание первой книги:

Если у этой части истории и есть какая-то мораль (а я не доверяю нравоучениям, как не доверяю началам), она проста: знай, с чем связался.

Вот это надо помнить, открывая как «Прелюдии» с их отрубленными головами, так и «Кукольный домик», один из персонажей которого любит вырывать у своих жертв глазные яблоки и где заголовок в газете сообщает: «В канаве нашли руку». Автор продолжает не только развлекать, но и шокировать — напоминая, что даже многие сказки в своём изначальном виде были лишены напущенного позднее оптимизма (и в качестве доказательства приводя первую — краткую, но полную ужаса — версию прогулки в лес Красной Шапочки). И приглашая нас на конвент «Сериалкон-89» — на который съехались отнюдь не поклонники телевизионного «мыла», а титулованные маньяки — серийные убийцы.

Готовя главу «Коллекционеры», Гейман целый год исследовал тему, читая «всё, до чего мог дотянуться, {…} пока наконец не почувствовал, что вполне понимаю их влечения, фантазии, самооправдания и, пожалуй, могу думать как серийный убийца». Результат не просто насквозь пропитан чёрным юмором (круглые столы: «Мы такие, какие есть», «Серийные убийства — женское занятие», «Понормальней некоторых» и пр.), но достоверен и по-настоящему страшен («Вы готовы убивать всех подряд. Всё клятое человечество. А я? Я разборчив. Я — гурман»).

Разворот графического романа «The Sandman. Песочный человек. Книга 2. Кукольный домик»
3
Разворот графического романа «The Sandman. Песочный человек. Книга 2. Кукольный домик»
© «Азбука-Аттикус»

Любопытна в этой связи кинопрограмма, подготовленная для участников конвента: «А теперь не смотри» Николаса Роуга, «Коллекционер» Уильяма Уайлера, «Охотник на людей» Майкла Манна (первый фильм о Ганнибале Лекторе, между прочим), «Хладнокровное убийство» Ричарда Брукса, «Насилие» Ричарда Флайшера, «До самого утра» Питера Коллинсона, «Продолжай орать» Джералда Томаса, «Ночь охотника» Чарльза Лотона и даже «Из жизни марионеток» Ингмара Бергмана. Список на славу.

Впрочем, на самом деле книга не об этом — пусть и заканчивается она вырванным из живой груди сердцем (но во сне — во сне и не такое возможно!). По словам самого автора, роман повествует «о женщинах и об отношении мужчин к женщинам; о домах и стенах, которые люди возводят вокруг себя и других — ради защиты, или пленения, или того и другого; и о том, как разрушать эти стены». Всё прочее — только обрамление, картинки, как сейчас говорят, «для привлечения внимания».

И в этом Гейман, кстати, близок тем, кого Сэндмен встречает на своём нескончаемо долгом пути — и Джеффри Чосеру, автору «Кентерберийских рассказов», и Шекспиру, которого Морфей зачем-то отводит потолковать в сторонку (без дальнейших подробностей). Как близок Бунюэлю и Дали, самый страшный кошмар которых из «Андалузского пса» проецируется на мониторах ложного «стража человеческих снов». Как близок даже нашему Тарковскому: на одной из страниц легко узнаваемы персонажи «сновидческого» «Сталкера». Спорит — да и то шутя — он разве что с Фрейдом: «Слушай, как тебя там, а ты знаешь, что Фрейд говорил о полётах во сне? На самом деле это сон о сексе.» — «Неужели? А когда тебе снится секс, это что значит?»

Фрагмент иллюстрации графического романа «The Sandman. Песочный человек. Книга 2. Кукольный домик»
4
Фрагмент иллюстрации графического романа «The Sandman. Песочный человек. Книга 2. Кукольный домик»
© «Азбука-Аттикус»

И тут мы вновь процитируем Клайва Баркера:

Если щедрое изобилие авторских выдумок и столь же откровенная абсурдность некоторых сочетаний напомнят о ваших собственных буйных снах, то будьте уверены: как раз такого эффекта мистер Гейман и добивался. … Нил Гейман и есть Сэндмен. Взгляните-ка! Он уже принёс вам сон.

Добавим к этому, что добавляющие изданию «веса» обстоятельные примечания, как водится, не только «выдают» некоторых прототипов (на облик Страсти повлияла Энни Леннокс, на образ Розы Уокер — Сюзанна Вега, а Гилберт так и просто назван в честь Гилберта Кита Честертона), не только подсказывают, где нам можно найти на страницах книги самого Геймана (а он изображён здесь по меньшей мере трижды), но и предлагают для размышления порой воистину любопытные факты: я вот, например, не знал, что «Король Лир» более ста сорока лет шёл на английской сцене со счастливым финалом.

Как не знаю пока и финала собственно «Сэндмена»: следующие части десятикнижия пока только ждут часа своего переиздания.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

В других СМИ:

Картина дня

Бездна новостей
Все новости

Во вторник, 29 мая, будет рассмотрено ходатайство об аресте подозреваемого.

распахнутьcвернуть

гражданская журналиcтика

|статья

Спорт

В своих историях о детско-юношеском футболе отдельно хотелось бы остановиться на поведении родителей во время футбольных турниров.

В последние годы я много летаю с греческой авиакомпанией Aegean, предлагающей самые бюджетные тарифы между странами Западной Европы и СНГ.

Вскоре после Второй Мировой Войны Албания провозгласила себя социалистическим государством.

Говорят, что такие курорты, как Сочи, Анапа и Крым, это чудовищно: куча народу и далеко не из высшего общества, быдлятский сервис, вздернутые на все цены.

интересное

На фоне бушующей лавы вулкана виднеется голубое пламя, которое распространяется по земле.

Смертность среди заболевших может составлять до 75%.​

Вещество блокирует работу клеток и ослабляет иммунитет, что может привести к болезни легких.

В дальнейшем на его основе планируется разработать двигатель или электромагнит.

полезное

Жарка обыкновенного шашлыка может обернуться тяжелыми проблемами со здоровьем, выяснили китайцы.

В исследовании приняли участие 102 человека старше 60 лет.

развлечения

Ксюшу не всегда можно называть Оксаной, а Вадим — это зачастую не то же самое, что Вадик.

И каждая инста-девушка узнает себя на этих фотографиях.

Учёные, политики, музыканты, актёры время от времени произносят такие фразы, которые запоминает весь мир.

С помощью Фотошопа и фантазии девушка превращает порнографические фотографии в чувственные.

«Я не глядя вытаскивала имя персонажа из шляпы и создавала свой портрет. Было сложно и долго, но интересны».

После того, как мама-утка пропала, утята остались совсем одни.