+36
Сохранить Сохранено 7
×

Дневник заложника Мариуполя. Как сын меня провел к своим


Дневник заложника Мариуполя. Как сын меня провел к своим

© соц. сети

С предыдущей частью этого остросюжетного и трагического дневника можно ознакомиться здесь.

Восьмого мая ко мне снова приехал сын, как и в предыдущие два раза — на велосипеде. Сразу после «привет, мам!» он сообщил, что приехал, чтоб забрать меня, и это не обсуждается. Вещи у меня давно были собраны, поэтому мы закрыли квартиру и тамбур на все замки и выдвинулись в путь. У сына, как я уже сказала, был велосипед, а я шла пешком.

Путь предстоял долгий, но выбора у нас не было. Важно было идти именно восьмого числа, потому что по слухам 9 мая украинская сторона могла устроить провокации. Откуда такие вести, сказать не могу, но о возможных провокациях ко Дню Победы говорили все, кому не лень. А когда вокруг только об этом и говорят, поневоле начинаешь верить, тем более в такой нестабильной обстановке.

У нас там у всех нервишки пошаливали от пережитого.

В общем, мы пошли на 17 микрорайон. Это противоположный конец города. От проспекта Победы через поселок Орджоникидзе и аж до трампарка и бывшего завода металлоконструкций — пешком. Срезали дорогу, как могли, продвигаясь по частному сектору. Мне то ещё ничего, сумку на плечо закинула и иду себе, развлекаю сына болтовней. А сыну сложнее, у него и сумка потяжелее, и ещё велосипед катить нужно. Это как купить билет и идти пешком.

Мост, соединяющий левый берег с Ильичевским районом был открыт, поэтому, когда мы дошли до дороги, ведущей на Ильича, я предложила сыну ехать вперёд и за мостом, на Мухино подождать, пока я дойду, а дальше — разберемся. Так и поступили: он поехал на велосипеде, а через 50 минут в указанное место притопала и я. Я там не одна такая шла, так что страшно мне не было.

© Соц. сети

И далее мы передвигались по такой же схеме: сын едет вперёд по дороге, я иду пешком кабаньими тропами, встречаемся в условленном месте и так пока не доберёмся домой.

На Левченко нас остановил патруль и поинтересовался, куда идём/едем. Документы не проверял, а только пошутил: «Гранаты в сумках несёте? Смотрите, чтоб не больше одной штуки в одни руки!» 

Посмеялись и продолжили путь.

На Макара Мазая сын снова оседлал велик и поехал к мосту на Кирова, а я пошла пешком через МРЭО, задворки плавбассейна «Нептун», 5-й микрорайон. Мне же было еще интересно посмотреть, целы ли дома в тех районах, увидеть, как там люди живут. 

В общем, картина там была такая же, как везде. Многоквартирные дома разбиты, частный сектор более или менее цел. Те же костры у подъездов, закопченные кастрюльки и чайнички, люди, своими силами приводящие дворы в порядок, пешеходы с пустыми баклажками в поисках воды. За «Нептуном» в частном секторе люди набирали воду из речки-вонючки. Вот это немного покоробило. Ну, возможно, они эту воду не пьют, а для технических нужд используют, что тоже необходимо.

От Кирова мы свернули на Новоселовку. Шли через городскую больницу скорой помощи (которая, кстати, осталась цела и невредима, что не могло не радовать) и мимо молокозавода (он тоже внешне показался нам не повреждённым). Ну, а от Новоселовки до 17 микрорайона рукой подать.

Все путешествие заняло у нас четыре часа. Ноги гудели! Несмотря на мои ежедневные длительные прогулки, преодолеть такое расстояние — подвиг. Хорошо хоть не пришлось через окрестные поселки идти. А самое смешное — на следующий день наконец-то пустили обещанный автобус на левый берег. То есть, задержись я на день, спокойно приехала бы на автобусе! Попробовала сейчас на Гугл-карте выстроить маршрут, получилось 22 километра.

За время моего отсутствия в нашем районе произошло много изменений. 

Кто-то уехал, кто-то вернулся в свои квартиры, во дворе появилась огромная бочка для воды (нам теперь иногда привозили воду прямо к дому), шумел генератор (один предприимчивый сосед заряжал людям мобильные телефоны, фонарики, кто-то даже подключал к генератору электроплитку и готовил себе еду), кое-кто успел найти работу (в новой районной администрации, в Горводоканале, Горэлектросетях, в Коммунальнике), мужа официально оформили в госпиталь, свекровь зарегистрировалась на получение пенсии за февраль-май, рынок разросся, туда теперь приезжало больше торговцев из окрестных сел, и уже не было необходимости заранее записываться на продукты, возле магазинов Metro теперь работали сразу три полевые бани, кое-кто из соседей успел обзавестись газовым баллоном с конфоркой и больше не участвовал в заготовке дров. 

У мобильного оператора «Феникс» чуть-чуть увеличилась зона покрытия, появилась возможность даже «поймать интернет» с верхних этажей домов. kotya мне звонила и писала, и я ей даже отвечала из дому, не даст соврать. Комендантский час никто не отменял, и подъезды мы всё ещё продолжали запирать на ночь. «Азовсталь» всё так же бомбили, но всё чаще объявляли режимы тишины, предлагая бункерным сидельцам сдаться и выпустить заложников.

 "Азовсталь"
«Азовсталь"© Соц. сети

Как только я вернулась в город, не теряя времени, занялась поиском возможности уехать из Мариуполя. Это нужно было не мне. Я готова была остаться в разрушенном городе, перспектива долго ещё жить без электричества, воды, газа, с забитыми фанерой окнами и всеми «прелестями» нашего быта меня абсолютно не пугала. Но сын маялся, слонялся без дела, задавал вопросы: «Мам, что будет с моим образованием? Чем я буду дальше заниматься?» И я понимала, что нужно что-то предпринимать, выезжать туда, где есть цивилизация, решать вопрос с обучением сына. Единственным правильным на мой взгляд выходом было выехать в Россию и получить там какой-нибудь статус, позволяющий жить, учиться и работать. Семья меня поддержала.

Кроме Таганрога, я не рассматривала никакие варианты. Во-первых, это не так далеко от Мариуполя. Тот же климат, тот же говор, то же море, и случись что — мы всегда рядом. Во-вторых, в Таганроге у нас живёт родственница, готовая на первое время приютить нас с сыном и всячески поддержать. В-третьих, Таганрогский радиотехнический институт, куда можно было бы поступить учиться на похожую специальность, а также масса IT-компаний, предлагающих обучение с последующим трудоустройством студентам и выпускникам вузов. Это всё, что нам было нужно.

© Соц. сети

Ни о какой эвакуации в Европу и речи не могло быть. Для чего? Сидеть там на пособии, постить красивые фотки в соцсетях, читать новости и непонятно чего ждать?

Да, мы слышали восторженные отзывы родственников тех, кто уехал из Мариуполя в Германию, Эстонию, Польшу, даже в Италию. «Мои уехали и гуляют теперь по…(вставить нужное)! Живут в шикарном отеле. Им все приносят, все бесплатно. Одеты и обуты во всё фирменное. Узнали, что с ними собака — сразу на виллу поселили.» Я и верила, и не верила таким рассказам.

Я много где бывала, и в Европе в том числе. Мое мнение: не так уж богато живёт основная масса населения в Европе, чтоб предоставлять беженцам такие шикарные условия, а тем более содержать их продолжительное время. Не понимать этого могут только те, кто ни разу не выезжал из Украины. То есть ехать в Европу, чтобы погулять и посмотреть достопримечательности, мне было совсем не интересно. Это можно будет сделать позже, а сейчас нельзя терять время (мы и так много потеряли), необходимо решать насущные проблемы: легализоваться в РФ, приобрести сыну какое-нибудь скромное жилье, определиться с обучением или с работой для него.

Моей задачей было помочь ребенку устроиться в Таганроге и со спокойной душой вернуться в Мариуполь.

Продолжение следует.

Источник


  • Телеграм
  • Дзен
  • Подписывайтесь на наши каналы и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Нам важно ваше мнение!

+36

 

   

Комментарии (0)