Дневник заложника Мариуполя. Как искали и ждали обещанные WIFI и автобус

Разрушенный Мариуполь

Разрушенный Мариуполь

© соц. сети

С предыдущей частью этого остросюжетного и трагического дневника можно ознакомиться здесь.

Дни, проведенные мною на левобережье, не отличались один от другого. Ходила по воду, искала хворост для костра, собирала битые стекла с клумбы, подкармливала бродячих кошек и собак, выводила тетю Валю на прогулку, читала. Каждый день в дом приезжал кто-то из хозяев квартир за вещами или окна заколотить. Общалась с ними. Много ходила по левобережью.

Была несколько раз на Восточном. Там уже открылся первый сетевой республиканский продуктовый магазин, пункт МЧС, появились объявления о трудоустройстве (приглашали электриков, сантехников, строителей, разнорабочих и водителей), была точка, где по графику работал WIFI, было анонсировано транспортное сообщение с городом, приезжали продуктовые лавки. 

Не сказать, что жизнь кипела, но она уже потихоньку налаживалась.


Лично мне нравились две новости: про WIFI и про автобус в город. Я дважды приходила на Восточный, чтоб подключиться к вайфаю, но, увы, ничего не вышло. Мне вайфая не досталось! С автобусом тоже не повезло. Если верить объявлению, то каждый день должно было быть три рейса в город и обратно.

© gloxy. livejournal.com

Я приходила на остановку к «Мебельному эпицентру» 4, 5, 6 и 7 мая к указанному времени просто чтоб увидеть автобус, но он так ни разу и не приехал. Люди выстраивались в очередь с чемоданами и сумками в надежде уехать в город, но в результате, раздраженные, расходились.

Зато третьего мая меня снова навестил сын. В этот раз он ехал на велосипеде без приятелей и чуть по иному маршруту. Оказывается, открыли мост с Ильича на левый берег, и ему не пришлось шпарить через окрестные поселки. Через посты его пропустили без проблем, даже пропуск для перемещения по городу не везде спрашивали.

Сын привез мне навесной замок, и мы прикрутили его на внешнюю часть двери тамбура при помощи Мишкиного мультитула и саморезов. Предвижу критику, потому что петли для замка мы прикрепили неправильно. Все знаю и понимаю! При помощи отвёртки их снимет вместе с замком даже ребенок. Но там по-другому никак… Ну, хотя бы дверь теперь была закрыта! До этого я ещё две щеколды самостоятельно прикрутила и травмировала указательный палец, вкручивая саморез в металлическую дверь. Кровищи было! Рана оказалась глубокой, палец долго заживал и беспокоил меня, чувствительность начинает возвращаться вот только сейчас, спустя два месяца.

© gloxy. livejournal.com

Вместе с инструментами я ещё забрала из соседской квартиры радиоприемник. Отмыла его, вставила батарейки, настроила и имела теперь возможность слушать новости. Из новостей я узнала, что на 5, 6 и 7 мая российская сторона объявила очередной режим тишины в Мариуполе и предложила Азовстальским сидельцам отпустить заложников. Те в ответ выдвинули свои требования: «Отпускаем 15 заложников в обмен на одну тонну продуктов и медикаментов.» То есть цена жизни каждого заложника — 66,6 кг продуктов. Чертовщина какая-то. Как я понимаю, продуктов им не дали, ну и тишины тоже не было.

С территории завода продолжали прилетать снаряды в окрестные микрорайоны. Я ходила проведать одного своего сотрудника как раз в один из тех дней, и люди в его дворе показали мне следы от свежих прилетов. И это, замечу, была не «красная зона», а за ней. Не надо думать, что Азовцы просто прятались в бункерах завода от атак российской авиации. Такие себе святые страдальцы. У них на территории меткомбината была и боевая техника с тяжёлым вооружением, и достаточно боеприпасов, чтоб непрерывно обстреливать жилмассивы, что они и делали.

Утро седьмого мая показалось мне тихим, и я решила снова сходить в район своего офиса, только уже не за трудовыми, а чтоб адрес один проверить. Однако там, где несколькими днями ранее были блок-посты ДНР, теперь стояли российские патрули (это я поняла по нашивкам на форме), и они меня просто не пропустили. «Опасная зона. Возвращайтесь домой.

«Собственно, все, что я планировала сделать на левом, я сделала. Оставалось только выяснить, каким образом можно было выехать из Мариуполя и из какой его части эвакуироваться проще.

Я знала, что в селе Виноградном (это полчаса ходьбы от моего дома) находилась коммендатура ДНР, туда я и отправилась за информацией. В Виноградном я обнаружила большое скопление частных автомобилей. Люди приезжали туда, чтоб получить разрешение на выезд и въезд в город. Автобусами никого из Виноградного не вывозили, нужно было пешком прийти на блок-пост утром и там ожидать волонтеров, которые вывозили всех желающих эвакуироваться в село Безыменное, а уже оттуда по разным направлениям.

Так как я собиралась выезжать с сыном, которому 22 года, то у нас могли возникнуть сложности. Потребовалось бы пройти фильтрацию. Но даже не сама фильтрация меня пугала, а очередь на нее. Я знала, что люди неделями жили в палаточном городке в Безыменном, ожидая свою очередь. Меня останавливала именно перспектива жить в полевых условиях. Поэтому я искала возможность записаться на определенный день на фильтрацию хоть в Безыменном, хоть в Донецке, хоть где-нибудь ещё и уже ехать туда с вещами, а оттуда — дальше в Россию. У меня был примерный план на будущее, но только примерный. Я чётко знала, что нам с сыном необходимо покинуть город, но пока смутно представляла, как это организовать.

Продолжение следует.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)