+3
Сохранить Сохранено 7
×

Система поиска пропавших людей станет эффективнее


3 3 132

Система поиска пропавших людей станет эффективнее

© Григорий Студнев/Ridus.ru

Ежегодно в России пропадает около ста тысяч человек, из которых тридцать тысяч дети. По данным Росстата, чаще всего это происходит в Татарстане (5981 человек), Алтайском крае (4246), Подмосковье (4142), Красноярском крае (3798) и Москве (3334). При этом около пятидесяти тысяч человек в год не удается найти, ни живыми, ни мертвыми, то есть половину (sic!) от общего числа пропавших. По словам координатора поискового отряда «Лиза Алерт» Ирины Воробьевой, это весьма условные цифры, поскольку ни по России, ни по Москве полноценной статистики не существует.

Четыре года назад в Москве был создан добровольческий поисковый отряд «Лиза Алерт». Это произошло после того, как в Орехово-Зуево пропала пятилетняя Лиза Фомкина. В течение пяти дней ее практически никто не искал, а когда информация о пропаже ребенка разошлась по соцсетям, на поиски Лизы бросились сотни незнакомых ни с ней, ни с ее семьей людей. Увы, было уже слишком поздно. Опоздали всего на день.

Спустя двадцать дней поле трагедии появился отряд добровольцев, названный в честь Лизы Фомкиной, который начал заниматься поиском пропавших людей на постоянной основе. Недавно волонтеры и городские власти столицы решили объединить усилия и создали систему «Активный гражданин». При ее создании учли опыт европейских и американских поисковых служб и отрядов.

На сегодняшний день «активными гражданами» стали порядка 350 тысяч пользователей. Участник программы через приложение получает на мобильный телефон фотографию пропавшего человека и краткую информацию. Рассылка идет только пользователям, проживающим в районе исчезновения человека. Если же пропал ребенок, то оповещают всех, независимо от указанного в профиле района. Им предлагается ответить, видели ли они этого человека и готовы ли принять участие в поисковой операции.

«Важно понимать, что для участия в поисковой операции не надо обладать какими-то специальными навыками. Все что нужно, это глаза, уши и желание помочь. Главное, запомнить образ человека и дальше сообщать о ситуации в конкретном месте», — говорит глава департамента информационных технологий Москвы Артем Ермолаев.

Не менее важно обращаться в первый же день исчезновения человека. По статистике отряда «Лиза Алерт», в таком случае вероятность найти пропавшего живым составляет 98%. Спустя три дня вероятность благоприятного исхода падает до 50%. У многих в голове засел миф о том, что в полиции заявление о пропаже принимают только на третий день, но это не так.

1
© Григорий Студнев/Ridus.ru
«К сожалению, полиция иногда пользуется неведением граждан и не принимает заявления от родственников о пропавших людях. Говорят, приходите на третий день. Многие не знают о своих правах, поэтому им и вешают лапшу на уши. Такие случаи единичны, но, увы, мы продолжаем их регистрировать в Москве и Подмосковье», — рассказала «Ридусу» Ирина Воробьева.

Первым делом при обращении граждан о пропаже человека добровольцы выясняют, было ли подано заявление в полицию. И дело тут не только в контроле за деятельностью органов. Некоторые обращаются в поисковый отряд, чтобы найти должника, поэтому в полицию заявления не пишут. Такие заявки, естественно, не рассматриваются.

За первые две недели работы системы «Активный гражданин» было проведено семь опросов, в которых приняли участие более 45 тысяч москвичей. Принять участие в поисковых операциях согласились почти 600 человек. В пяти случаях пропавших удалось найти живыми, в двух других — мертвыми.

Часто случается, что человека ищут уже неделю, а он все это время был в больнице, просто врачи не смогли его идентифицировать. Эта проблема не решалась годами, и вот сейчас наметилось движение с мертвой точки.

«Мы каждый день обзваниваем все больницы в поисках потерявшихся людей. Мы можем искать неделю человека, а он все это время мог быть в больнице, а мы об этом не знали, потому что он прошел, как неидентифицированный пациент», — говорит Ирина Воробьева.

Для таких «потеряшек» будет создан реестр неидентифицированных пациентов, в который будут заноситься все поступившие в стационар без сознания пациенты, а также те, чью личность по каким-то причинам установить не удается. Таких в столице, в среднем, набирается 60 человек в день. При оформлении их будут фотографировать и заносить в базу данных. Она станет доступна на портале госуслуг для всех зарегистрированных пользователей. Это произойдет до конца года.

Уже в октябре ориентировки на пропавших людей начнут транслировать на 1640 инфоматах записи к врачу в поликлиниках. В это же время информацию о пропавших начнут размещать на московских городских порталах — их насчитывается около двухсот.

«Это инструмент, которым мы пытаемся донести информацию до граждан. Но важно менять менталитет, люди должны сами хотеть помогать. Если этого желания нет, то ничего мы не поделаем», — подчеркивает Артем Ермолаев.

Впрочем, по словам Ирины Воробьевой, в последнее время волонтеры отмечают всплеск активности граждан. Люди с улицы начинают звонить и сообщать о явно дезориентированных гражданах, спрашивать, что делать и как помочь. Это особенно важно в преддверии надвигающейся зимы. На холоде счет будет идти уже не на дни, а на часы и даже минуты.


  • Телеграм
  • Дзен
  • Подписывайтесь на наши каналы и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Нам важно ваше мнение!

+3

 

   

Комментарии (3)

  •  Трипурасундари
    Трипурасундари 24 сентября 2014

    при таких тенденциях скоро на тушение пожара будут выезжать волонтеры... вместо неотложки - гражданские активисты... только в органах власти одни сплошь освобожденные профессионалы...

    Ответить
    0 +
  • И никак иначе
    И никак иначе 25 сентября 2014

    Бабушка, дело не в том, что добровольцы заменяют полицию. А в том, что им не все равно. Ведь это хорошо — у людей все меньше равнодушия к чужой беде. Пусть немного, пусть чуть-чуть, но это лучше чем ничего вообще. Так к чему сарказм? Да, особо упертые граждане сейчас опять начнут голосить: «Вот, полиция ничего не делает, а деньги им платят, а мы тут за них всю работу делаем». Хочется ответить вам: «Дай бог чтобы таким добровольцам не пришлось помогать вам или вашей семье».

    Ответить
    0 +
  •  Трипурасундари
    Трипурасундари 25 сентября 2014

    Извини, сынок, или дочка, не угадаю, кто ты... Мы же налогоплательщики - мы должны считать деньги. мы их содержим, а ты про равнодушие к чужой беде... не надо путать наличие человеческого в людях и функционирование государственных институтов

    Ответить
    0 +