+0
Сохранить Сохранено 7
×

Панк-рок для молодых и влюбленных


0 2 2091

Панк-рок для молодых и влюбленных

Изначально российский музыкальный коллектив «Операция пластилин» позиционировал себя панк-рок группой. Но за годы творчества случилось немало экспериментов. «Ридус» беседовал с гитаристом и «сердцем» группы «Операция пластилин» Анатолием Рйн и узнал, что сегодня она играет в собственно созданном стиле — «young lovers rock» (рок молодых и влюбленных).

Почему избран именно этот стиль?

— «Young Lovers Rock» появился в результате долгих лет, ушедших на попытки самоиндентификации. Дело в том, что создав группу и пытаясь играть классический панк-рок, мы не заметили сами, как ушли в музыкальном плане несколько в иную сторону. А когда появилась акустическая программа, и вовсе стало понятно, что музыкально мы не совсем панк-группа. Вначале нас это не сильно беспокоило, и мы успешно выступали на одной сцене вместе с F. P. G, «Бригадным Подрядом» и прочими коллективами, которые успешно реализуют себя в панк-роке.

Однако, по мере развития нашей музыки, группа перестала вписываться практически в любые концертные форматы. Организаторы тяжелых концертов считали нас слишком «легкой группой», организаторы форматных рок-вечеринок — слишком неформатной. Когда мы ехали в тур, промоутеры хватались за голову в бессилии определить нашу целевую аудиторию и найти команду на разогрев. При этом проблемы самоидентификации продолжались и на иных уровнях. Эклектика в самой музыке и сочетание электрической и акустических программ привело к тому, что на концертах стала собираться настолько разношерстная публика, что в одном зале можно было встретить красных скинхедов и фотомодель, парней в «Адидасе» и профессоров университетов.

Так вот. Пока мы ничего не делали с тем, чтобы как-то все же «спозиционироваться», публика начала это делать за нас. Вот лишь некоторые из характеристик, данных нам Слушателями: «хиппи 21 века», «melodic punk», «бард панк», «альтернативный джаз».

Когда группа распалась, естественно, все эти проблемы стали неактуальны. Но во втором ее рождении в 2010 году я решил начать именно с решения вопроса позиционирования. Обычно, новые группы пытаются выбрать себе «жанр», исходя из существующих трендов в музыке, но эту идею я сразу же отмел по выше озвученной причине. Тогда мне в голову пришла мысль, что отталкиваться нужно не от стиля музыки как таковой, а от того, для кого эта музыка играется и каков ее главный посыл. Тогда встал другой вопрос, оказавшийся в своем решении еще сложнее. А для кого мы, собственно, играем? Ответ на него всего был один: для всех. То есть целевая аудитории нашей музыки не имеет четко выраженной субкультурной, или какой-то иной ориентации, т. к. я всегда поддерживал идеи мультикультурности, общности. В итоге единственный вопрос, на который у меня был определенный ответ — это вопрос о главном посыле. Им всегда был и остается посыл Любви. Именно этим словом определяется большее из того, что я пытаюсь делать в этой жизни. В итоге, вычленив все же из нашей аудитории молодых Людей (не возрастом, а Душой) и соединив это с тем, что мы все же играем что-то близкое к року в самом обширном смысле этого слова, появился «Young Lovers Rock». Или «Рок молодых и влюбленных». Мне очень нравится это определение и сейчас оно как нельзя лучше характеризует то, как звучит «Операция Пластилин».

Связан ли ваш стиль с субкультурой «эмо»?

— С обывательским представлением о данной субкультуре, конечно же, нет. Под обывательским я понимаю девочек в черно-розовом, щуплых мальчиков с челками, показательные слезы со вскрытием вен поперек запястья, а также «эмо-сцену» России образца 2007 года. Однако, принципы этой субкультуры, которые реально лежат в ее основе, мне в принципе близки. Речь о проявлениях искренних эмоций, чувств и настроений. В каком-то смысле, это некий openmind, на котором в свое время был построен тот же панк-рок. Кроме того, я очень люблю европейскую и американскую эмо сцену, поэтому в нашей музыке также могут проскакивать подобные нотки и идеи.

1

Ваша аудитория — это исключительно молодые и влюбленные?

— Нас слушают очень разные люди. Молодежь — это, конечно, основная аудитория, в юношестве человек способен воспринимать больше, чем в зрелом возрасте. Однако акустическая, скажем, программа содержит в себе песни, которые, как мне известно, сейчас звучат в авто у директоров предприятий, преподавателей вузов, военных пенсионеров и многих других. Все зависит от того, не до конца ли «уснул» Человек, открыто ли Его сердце, Любит ли Он. Если да, то добро пожаловать в наш Прайд. Здесь практически каждый сможет найти песни, которые придутся по Душе.

За годы существования группа выпустила несколько альбома. Осенью ожидается новая пластинка. Какой она будет, если группа постоянно эволюционирует и видоизменяется? Что существенно нового услышат поклонники коллектива?

— Каждый наш сингл или альбом делается в новой обстановке, с новыми условиями и подходом. Именно это определяет и те изменения, которые услышит публика на выходе. Так, например, песни для альбома «Прайд» писались несколько лет, а сводился альбом на одной из самых крутых российских студий. В новой работе мы радикально изменили подход. Некоторые песни для новой пластинки еще даже не дописаны до конца. Некоторые вещи я пишу прямо перед репетициями. Это делается для того, чтобы композиция от момента создания до момента записи и релиза не потеряла актуальность. В первую очередь, для самого исполнителя.

У меня в творчестве были случаи, когда я писал песню, которая мне очень нравилась, однако пока мы аранжировали ее, пока репетировали, пока записывали, я переставал так остро чуять то, о чем в ней поется. Некоторые стихи и песни имеют настолько мимолетную основу (речь о том чувстве, искре, которая побуждает на создание), что она может размыться за несколько месяцев, и мурашки по моим рукам от ее исполнения бежать уже не будут. Так что практически все песни на новой пластинке будут песнями «здесь и сейчас».

Кроме того, этот альбом мы впервые в своей новой истории будем писать сами, в своем родном городе. Не потому, что мы не можем себе позволить студию в Москве, а потому что хотим больше времени уделить самому процессу создания, настройки, поиску звука. Когда ты платишь за каждый час работы студии, так или иначе приходится спешить. На данном этапе я хочу пойти иным путем.

Также я очень надеюсь, что альбом получится тяжелее и мощнее, чем «Прайд». Может быть, даже более панковским. Почему здесь используется сослагательное наклонение? Потому что у нас много музыкантов, и каждый в процессе создания музыки добавляет в нее что-то свое, и это «что-то» вполне может отличаться от того, как было задумано изначально. Кроме того, многое будет зависеть еще и от звукорежиссера.

Вообще же хочется танцевать и выключить голову на время этого танца. Вот такой у меня сейчас посыл.

Также стоит отметить, что мы планируем реанимировать одну, или даже несколько, старых композиций группы, придав им актуальное звучание.

Поэтому на выходе Слушатель получит пластинку, которая снова будет не похожей ни на одну нашу работу. Судя по реакции Слушателей на первый сингл с этого альбома, мы снова не впишемся в тот шаблон, который от нас ждут. Но это и хорошо, в этом и кроется идея.

Уже объявлены даты презентаций нового альбома в Москве и Питере — 5−6 ноября. Какими будут эти концерты, чем удивите фанатов?

2

— Если говорить о Москве, то удивим, конечно, большим клубом, звуком и светом. В клубах такого уровня мы еще не выступали. В Питере же мы снова сыграем в любимом Цоколе, однако сюрпризов также стоит ожидать. Карты раскрывать пока не будем. Все в процессе подготовки!

Абсолютно точно скажу, что звучать будет опять абсолютно новая концептуальная программа, как и на концертах-презентациях нашей предыдущей пластинки. Также ждем ряд специальных гостей, с которыми исполним некоторые песни программы.

В общем же, я уверен, что будет очень круто. Следите за нашими новостями и ближе к самим событиям мы начнем приоткрывать завесу тайны.

Не так давно вышел клип на песню «Шелест утренних звезд». Расскажите о том, как снимали клип, почему именно на эту песню. Чем она особо отличается от других композиций, что ею хотел сказать автор?

— Я все никак не доберусь до того, чтобы написать об этом Слушателям, поэтому очень хорошо, что Вы задали этот вопрос в интервью.

На данный момент у группы три официальных видео. Первое мы снимали без бюджета и делали все сами совместно с двумя очень талантливыми видеографами из Тамбова. Сами писали сценарий, сами таскали оборудование, сами снимали помещение. В итоге за несколько дней съемок я настолько устал, что пообещал себе следующие клипы снимать уже совершенно иначе. Так и получилось. Правда с поисками пришлось попотеть, т. к. рынок клипмейкерства в России еще более хаотичен, чем сама музыкальная сфера, и бюджеты, которые мне озвучивали различные команды и агентства начинались от 900 000 рублей. Девятьсот! Тысяч! Рублей! Даже если бы у меня были такие деньги, я бы из принципа не стал их платить. В итоге, как всегда Вселенная все решила сама, услышав мой интент. Мы нашли великолепную команду и креативного режиссера, с которым очень приятно работать. Конечно, ребята и сами еще учатся, но это лучший вариант из всех, которые я изучал. Именно тогда съемки превратились в праздник, потому что каждый занимался своим делом — команда делала сценарий и видео, а группа и актеры в нем снимались.

Выбор композиции был достаточно сложным, т. к. песен, на которые мы хотели снимать было много. Однако, оценив наши технические возможности и потратив время на мозговые штурмы, мы решили, что хотим сделать что-то простое и кайфовое. Чтобы зритель увидел простой сюжет и улыбался на протяжении просмотра. Отсюда и «Шелест». Сама песня — это гимн празднику и радости, поэтому она на данном этапе стала идеальной основной для клипа.

Далее мы решили пригласить на съемки всех членов нашей «О.П.-team». Это команда Слушателей из разных городов, которая помогает «Операции Пластилин» на ее пути. Собственно, большая часть актеров в клипе — это Люди, которых я знаю лично и с которыми давно дружу.

Идея достаточно проста. Вся эта публика на видео — это собирательный образ Слушателей «О.П.» Разных, ярких и немного сумасшедших. Все они собираются вместе и начинают танцевать. В процессе танца весь этот балаган попадет в импровизированный, гротескный офис, где директор кричит на подчиненных. Однако, увидев столько счастливых и радостных Людей, он решает сбросить оковы офисного рабства и сам пускается в пляс.

Сама же песня является одной из тех, что написались буквально за несколько минут. Я проснулся и как будто почувствовал какое-то биение. Сначала казалось, что оно где-то внутри тела, но после оказалось, что нет. Такое ощущение, что все вокруг пульсировало и было живым. Пока я выполнял обычные утренние процедуры в голове заиграло: «Как не терять волну, не идти ко дну?». Это были вопросы, которые беспокоили меня особенно остро в тот период жизни. Я все бросил и побежал к инструменту. Взяв гитару, руки сами выстроили аккорды, а голос мелодию. Я даже не успел включить компьютер и потому писал текст просто на салфетке.

Уже через пару месяцев после ее рождения мы выпустили данную композицию синглом.

Что мне хотелось сказать данной песней? Да пожалуй, что именно сказать ей я ничего не хотел. Есть песни, которые изначально пишутся с идеей какого-то посыла. К таким, например, относятся «Нас не сломать» или «Наш Прайд». А есть те, которые берутся просто будто из эфира и не имеют конкретного месседжа от автора. Их посыл заключается в ином — в самой песне и факте ее рождения. Это случай как раз «Шелеста».

Группа постоянно выступает на многочисленных фестивалях. Считаете ли вы, что это необходимо для развития коллектива и для «сбора» новой аудитории?

3

— В России есть несколько типов музыкальных фестивалей. Первые — топовые и массовые (например, «Нашествие», «Доброфест», Kubana), участие в которых для группы — это не только возможность прозвучать для очень широкой аудитории, но и испытание для самого коллектива. Ведь одно дело выступать на клубной сцене и совсем другое на фестивальной. Речь как о технической основе выступления, так и о том, как группа держится на огромной сцене, может ли она ее «заполнить». Вторые — это многочисленные на данный момент локальные «рок-фестивали» без какой-то особой идеи и истории, участие в которых, по большому счету, группе ничего не дает, т.к. на них собирается совсем немного Людей, а организация оставляет желать лучшего. И третьи — также локальные фестивали, но несколько иного толка. Они сделаны с Душой. Такие мероприятия не массовые, однако, их идеи и концепции вызывают у меня глубокое уважение и желание оказывать таким проектам поддержку. К таковым относятся различные ярмарки, антивоенные мероприятия, экологические инициативы и многое другое. Так, например, уже второй год подряд мы принимаем участие в DIY-фесте под названием «Последний звонок», проходящем в заброшенной школе в Рязанской области. Выступление на таких событиях заставляет почувствовать жизнь и ощутить неповторимую атмосферу.

Таким образом, для развития и завоевания новой аудитории, «Операция Пластилин» так, или иначе, постоянно участвует во всех типах фестивалей, стараясь сокращать до нуля вторую группу.

Как часто проходят сольные концерты? Чем они отличаются от выступлений на рок-фестивалях.

— Мы играем порядка 50 сольных концертов в год, не считая выступлений на фестивалях. Как правило, это два тура (весной и осенью или зимой и осенью) и множество локальных концертов в течение года.

По большому счету для группы нет разницы, где выступать — на открытом воздухе или в клубе. Отличается лишь атмосфера. Фестиваль — это, как правило, лето, природа, множество Людей, множество групп и высокое Небо над головой. Клуб же — несколько иная среда, также со своими очевидными особенностями.

При этом, что в клубах, где на твой сольный концерт приходит твоя аудитория, что на фестивалях, где множество новой публики, большая часть которой никогда не была на твоих концертах, группа должна выкладываться на 200%, чтобы никто не ушел обделенным. Счастье для всех!

Группе уже более 10 лет. Как проходил этот длинный и тернистый путь? Считаете ли вы, что остановитесь на выбранном стиле музыки до конца своей творческой карьеры.

— На самом деле группе 5 лет на данный момент. Я веду отсчет нашего существования с 2010 года. До этого была несколько иная группа с несколько иным подходом.

Тем не менее. Сначала я хотел ответить, что путь проходил и проходит сложно. Как, наверное, и любой путь. Однако потом понял, что Вселенная не знает понятия «плохо», «хорошо», «сложно», «просто». Путь проходит так, как нужно. А все трудности — это лишь обратная связь от мира на то, что мы делаем. Это уроки, которые нужно извлекать, чтобы завтра стало лучше и выше.

Если говорить более приземленно, то в России быть музыкантом задача не из легких, т. к. нет индустрии, нет правил игры. Точнее правило одно — у кого есть деньги, тот и на коне. Есть у тебя деньги, будешь звучать на радио, разогревать западные группы, мелькать на ТВ. Даже если у тебя нет голоса, таланта и ты не собираешь на своих концертах даже треть зала. Нет денег — приготовься потеть и бороться за каждого Слушателя, слышать постоянное «нет» и пробивать стены. Приготовься сжать кулаки и не сдаваться, несмотря ни на что. Мы идем по пути честной музыки, за нашей спиной нет продюсера и бюджетов, я по-прежнему придерживаюсь принципов d. i. y и все, чего добилась «Операция Пластилин» было завоевано нашим трудом, путем проб и ошибок. Именно поэтому я пишу слово «Слушатель» с большой буквы. Так как испытываю уважение и гордость за всех, кто с нами. За наш огромный Прайд.

Также, не смотря ни на что, я счастлив быть тем, кем являюсь сейчас. Счастлив быть на своем месте, играть и петь на благо Мира.

Выбранный же стиль музыки будет с нами ровно столько, сколько он будет являться актуальным отражением того, о чем мы поем.

Расскажите о своей жизни: чем увлекаетесь, и чем каждый из вас занимается вне коллектива?

— Я пишу стихи, участвую в волонтерской деятельности, занимаюсь спортом и духовным развитием. Наша скрипачка — актриса и Мама чудесной девочки. Басист занимается айкидо и строит Семью. Гитарист воспитывает дочь и увлекается автомобилями. Клавишница получает музыкальное образование. Ударник в принципе особенный Человек и рассказать о Нем в двух словах не удастся. В целом, в ОП собрались очень разные Люди, и я до сих пор не понимаю, что многих из них удерживает рядом.

Музыка для вас — это работа или любимое занятие. Приходится ли искать дополнительный заработок?

— Для многих из нас — это любимое занятие и работа, которая требует наличия еще и дополнительного заработка (улыбается).

Если группа поет о сердечных страданиях, значит на это повлияли любовные настроения участников коллектива? Кто пишет музыку и тексты? В основу песен положены реальные истории или это «свобода творчества»?

— Всю основу пишу я. Как правило, я приношу на репетицию некую заготовку — идею, текст, мелодию и какие-то наработки по аранжировке, концепцию звука. А далее уже каждый участник коллектива вносит что-то свое. На выходе получается «Операция Пластилин».

В большинстве песен основа — это реальные события, происходившие со мной или моими близкими. В 100% песен — это выражение моего отношения к действительности. При этом о страданиях мы практически не поем, мы поем о счастье и Любви.

За все время вашего существования несколько раз менялись музыканты. С чем это было связано?

— Рок-музыка — это гонка на бешеной скорости. Занятие рок-музыкой в «Операции Пластилин» — это еще и серьезное испытание на прочность. Попробуйте, например, за 18 дней проехать по всей России от Ростова до Тюмени, каждый день засыпая в разных местах или вообще не засыпая, каждый день играя шоу, при этом постоянно находясь с одними и теми же Людьми, вдали от дома. Не все выдерживают, но это и нормально. Для того, чтобы построить Семью нужно пройти через множество Людей. Сделать так, чтобы остались только самые-самые, которые не предадут, не сломаются и не отвернуться друг от друга. Я хочу верить, что мне удалось сейчас сделать такой коллектив. На это косвенно указывает и то, что с 2010 года мы только прибавляли в количестве участников и никого не меняем (не считая сессионных музыкантов).

Опишите, какой будет «Операция пластилин» через 10 лет. О чем будете петь? Во что одеваться?

— Через 10 лет группа не будет существовать. У меня в голове есть абсолютно конкретная точка, достигнув которой коллектив будет распущен и на его месте, возможно, родятся несколько новых проектов. Пока не буду говорить, что это за точка, однако совершенно уверен, что мы никогда не будем подобно многим коллективам из русского рока коптить небо, не делая ничего нового. Одна из моих главных задач как артиста — постоянно расшатывать точку сборки и зону комфорта Слушателя. Именно в этом состоянии делается волшебство и происходят чудеса.

  • Телеграм
  • Дзен
  • Подписывайтесь на наши каналы и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Нам важно ваше мнение!

+0

 

   

Комментарии (1)

  • Елена
    Елена 29 июня 2015

    Молодежь — это, конечно, основная аудитория

    Ответить
    0 +