Кто победит «непобедимого», или Как остановить HIMARS?

Установка HIMARS

Установка HIMARS

© Лев Бубнов/коллаж/Ridus.ru

РСЗО HIMARS уже давно считается едва ли не главным символом российско-украинского конфликта. И если одна из его сторон этому действительно весьма удачному образцу боевой техники приписывает едва ли не непобедимость, то вторая подходит к его оценкам куда более взвешенно.

Еще совсем недавно казалось, что от управляемых высокоточных реактивных снарядов M31A1, запускаемых системами HIMARS, нет защиты и перехватить их практически нереально, сегодня же все видится иначе.


Небесный перехватчик

Некоторое время назад руководитель пресс-службы и информации МО РФ заявил о перехвате снарядов M31A1 российскими системами ПВО. При этом был обнародован и тип зенитно-ракетного комплекса, подтвердившего наиболее высокий потенциал в борьбе со снарядами HIMARS. Им оказался перспективный войсковой зенитно-ракетный комплекс «Бук-М3», первые батареи которого начали поступать в строевые части войсковой ПВО в 2016 году.

РСЗО M142 HIMARS

РСЗО M142 HIMARS

© dvidshub.net

На практике ознакомиться с потенциалом противодействия малоразмерным реактивным снарядам M31A1 боевому расчёту одного из строевых ЗРК «Бук-М3» российской ПВО удалось в ходе отражения очередного ракетно-артиллерийского удара системами HIMARS по тыловым логистическим узлам на южноукраинском театре военных действий (ТВД).

Об этом в интервью «РИА Новости» заявил сохранивший анонимность оператор боевого расчёта «Бук-М3». Собеседник агентства отметил, что сложность противодействия данным снарядам обусловлена их малой эффективной отражающей поверхностью и высокой маршевой скоростью полёта, ограничивающими дальность и высотный рубеж их перехвата 22 километрами, а «временное окно» для поражения — лишь десятью секундами.

Немного математики

ЗРК «Бук-М3»

ЗРК «Бук-М3»

© mil.ru

Мы провели собственный краткий анализ возможностей «Бука-М3» в противодействии снарядам M31A1, отталкиваясь от известных параметров радаров и особенностей системы наведения зенитных ракет данного ЗРК, а также от лётно-технических и электродинамических характеристик подлежащих перехвату управляемых реактивных снарядов M31A1 GMLRS.

227-миллиметровые управляемые снаряды системы HIMARS отличаются крайне малой эффективной отражающей поверхностью — около 0,05–0,07 квадратного метра (сопоставимой с ЭПР 220-миллиметровых РС 9М27Ф систем «Ураган»), что снижает дальность их обнаружения радарами 9С36М самоходных установок «Бук-М3» со стандартных 130 до 35 километров.

После обнаружения снарядов на расстоянии 30 километров вычислительным средствам пункта боевого управления комплексов «Бук-М3» необходим ещё 12-секундный отрезок времени для точного построения трасс атакующих объектов с дальнейшей выдачей целеуказания зенитными ракетам 9М317МА. За это время летящие со скоростью 750 метров в секунду снаряды успевают преодолеть ещё около девяти километров в направлении целевого объекта, в результате чего дальность сокращается примерно до 21 километра.

«Бук-М3» и С-300ПМ

Именно в этот момент и происходит пуск зенитных ракет, которые сбивают атакующие снаряды HIMARS на удалении 13–15 километров от зенитно-ракетных батарей «Бук-М3». В чём же заключаются преимущества комплексов «Бук-М3» в сравнении, допустим, с С-300ПМ при отражении ударов малоразмерными реактивными снарядами?

С-300ПМ

С-300ПМ

© Соц.сети

В первую очередь это способность одной батареи «Бук-М3» одновременно перехватывать 36 сложных целей противника, атакующих с различных воздушных направлений, что достигается благодаря оснащению зенитных ракет 9М317МА активными радиолокационными головками самонаведения семейства «Сланец» и наличию индивидуального шестиканального радара целеуказания на каждой из шести огневых установок батареи. На этом фоне один дивизион С-300ПМ2 может одновременно перехватывать не более шести целей противника. Это обусловлено наличием лишь одного радара подсвета целей 30Н6Е и полуактивным наведением зенитных ракет 48Н6Е2, требующим непрерывного подсвета перехватываемого объекта вплоть до момента активации радиолокационного взрывателя.

Следовательно, в момент осуществления формированиями ВСУ массированного классического удара двумя установками HIMARS и отвлекающими «Ураганами» лишь комплексы «Бук-М3» способны перехватывать одновременно 28 атакующих реактивных снарядов.

Не «Буком» единым

Перспективные ЗРК С-350А «Витязь» и уникальные модификации С-400 также способны парировать удары HIMARS.

Зенитно-ракетные системы противовоздушной обороны С-400 «Триумф».

Зенитно-ракетные системы противовоздушной обороны С-400 «Триумф».

© mil.ru

Аналогичным потенциалом могут похвастаться и отдельные дивизионы или полки перспективных ЗРК средней и большой дальности С-400 и С-350 «Витязь», оснащённые сверхманевренными зенитными управляемыми ракетами 9М96Д/ДМ с активными радиолокационными головками самонаведения (ГСН) аналогичного семейства «Сланец».

Обладая автономным приемо-передающим трактом, обеспечивающим режим «выстрелил — забыл», данные ГСН осуществляют автономный захват целей. При этом они разгружают целевую канальность и огневую производительность радаров подсвета, высвобождая обновляющиеся каналы для обработки новых целей. Как следствие, огневая производительность С-400 и «Витязей» также позволяет отражать массированные удары снарядами M31A1.

Между тем количество поставленных в строевые части более дефицитных ЗРК С-350 «Витязь» (в отличие от более крупносерийно производимых ЗРК «Бук-М3») на сегодняшний день не позволяет свободно распределять их на украинский ТВД. Что же касается полковых комплектов ЗРК C-400 «Триумф», то в боекомплекты лишь ограниченного количества строевых полков и дивизионов данных комплексов были интегрированы ТПК с ЗУР-перехватчиками 9М96ДМ. При этом большая часть комплексов по-прежнему располагают зенитными управляемыми ракетами 48Н6ДМ с полуактивными радиолокационными ГСН, ограничивающими канальность дивизиона шестью одновременно перехватываемыми воздушными объектами противника.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)