Дневник заложника Мариуполя. Как ко мне прилетал ангел

Разрушенный Мариуполь.

Разрушенный Мариуполь.

© соцсети

С предыдущей частью этого остросюжетного и трагического дневника можно ознакомиться здесь.

История о том, как я хотела помочь старушке, но не получилось. Дело было 15 апреля. Я взяла две пустые баклажки и пошла по воду. У госпиталя бочка с водой была уже почти порожняя, поэтому я направилась на Новоселовку к колодцу. Шла себе по улице Троицкой в направлении проспекта Строителей, как вдруг меня окликнули. Какая-то старушка спрашивала, далеко ли до проспекта Строителей.

Это была малюсенькая бабулька в лисьем полушубке и мохнатой шапке. Она получила гуманитарную помощь (те самые две коробки) и волокла их домой. Я предложила ей свою помощь. До проспекта метров двести. Для меня не расстояние, а бабульке, ясное дело, тяжело. Отдаю ей свои пустые баклажки, беру коробки, и мы идём.


Разрушенный Мариуполь

Разрушенный Мариуполь.

© Соцсети

Пока шли, разговорились о разном: где воды и еды раздобыть, как тяжело без нормальной печки готовить, сын в Запорожье, внуки в Киеве, кошка пропала, окно разбито, лекарства закончились…

Старушка еле ноги переставляет, ещё и жарко ей в шубе. То и дело просит постоять и отдышаться. И все лепечет про жуткий обстрел минувшей ночью, о том, как она пряталась и молилась, а я не могу сообразить: какой обстрел, если она утверждает, что вот тут рядом живёт?

Да, бахало ночью, но совсем далеко от нас. Переспрашиваю:

— Это вы об обстреле прошлой ночью говорите?

— Да, деточка. Так дом трясло, так трясло…

— А вы где на проспекте Строителей живёте?

— Да вот так прямо, прямо, потом через проспект перейти и там, внизу.

Ничего я не поняла, но раз говорит, что недалеко, то дойдем. И всё-таки странно. Почему я ночью не пряталась и не молилась?

Живём-то рядом! У нас не было обстрела. Подходим к проспекту, и тут старушка выдает:

— Мне теперь нужно такси.

Я даже рассмеялась:

— Ну да. В такой шубе только на такси!

Но бабулька настаивала:

— Вон большая военная машина едет. Помаши ей! Может, подвезут?

Я помахала и нам из кабины помахали в ответ. И посигналили.

Топаем дальше, но только не через проспект, а почему-то по проспекту. У меня в руках приличный груз, тяжело, но я себя уговариваю, что у меня тренировка по кроссфиту. Иду и не жалуюсь, а бабулька все ноет и ноет: то жарко ей, то воздуха не хватает, то ноги болят. Я все пытаюсь выяснить адрес, интересно же знать, куда идём, но она только отвечает: «Ещё чуть-чуть, уже скоро». Так мы доковыляли до пересечения проспектов Строителей и Мира. Там блокпост и дальше не пропускают — опасная зона. Патрульные, как и я до этого, пытаются выяснить у бабульки адрес.

Повторяет одно и то же:

— Да тут рядом, тут недалеко, через проспект и вниз…

— Бабушка!!! Адрес у вас какой? Вам письма куда приходят?

— Ой, что вы! Какие письма?

— Улица, на которой ваш дом стоит, как называется?

И тут оказывается, что бабуля живёт на улице Морских десантников, то есть очень далеко. И прошлой ночью действительно в том районе были обстрелы. Более того, далее по проспекту снайперы.

Патрульные у бабушки спрашивают, какой она дорогой утром шла.

— Да вот так по проспекту и шла себе потихоньку… на МЕТРО.

— И вас не остановили ни разу?

— Нет… — и на меня смотрит: — Ну что, пойдем дальше?

Патрульный:

— Куда дальше, мать? Тебя, может, и не тронут, а её за парня примут и пристрелят.

Бабулька:

— А как же я с этими коробками? Я же сама их не донесу.

И снова этот умоляющий взгляд на меня.

Вот честно, если бы нам указали обходной путь, я бы оттарабанила те коробки на Морских десантников. Но патрульные категорически не рекомендуют мне идти дальше.

— Слушай, старушка немного того… Тебе не кажется? Там снайперы на каждой крыше. Даже к нам сюда иногда пули прилетают. Иди домой, мой тебе совет. Тебя дома не ждут, что ли? И вообще, эта бабка тебе кто?

— Никто. Просто помочь ей хотела.

— Тем более. Возвращайся домой.

И тут бабулька снова:

— Парни, а пусть меня какой-нибудь танк отвезет, а то я с коробками и в шубе… — И, видя, что я ухожу, чуть не со слезами в голосе спрашивает: — Деточка, а ты что ж, меня бросишь?

Не получилось у меня сделать доброе дело. Я ушла, а старушка уселась на свои коробки ждать танк.

Да, чуть не забыла! Ко мне потом «ангел прилетал». Дело было на Пасху. Я пошла по воду к колодцу на Новоселовку. Люди возвращались из церкви, а я воду набирала. И тут ко мне подходит парень с перебинтованной рукой и начинает ручку колодца крутить, чтоб помочь мне ведро вытащить. Я сопротивляюсь:

— Да что вы, у вас же рука больная! Я сама вытащу ведро. Мне несложно.

А он отвечает:

— Пустяки! Разрешите вам чуть-чуть сил сберечь.

Вот так-то. Теперь все.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)