Почему педагоги считают несправедливой систему оценки в российских школах

Система оценивания.

Система оценивания.

© Лев Бубнов / Коллаж / Ridus.ru

Многие педагоги, с которыми удалось побеседовать, выразили уверенность в том, что школьную пятибалльную систему нужно менять — она устарела, не отражает реальной картины и практически сводит на нет объективность оценки знаний.

В современных школах нередко складывается так, что ученики, которые обладают весьма неплохим багажом знаний, могут ходить в троечниках, а в то же время те, кто звезд с неба не хватает и демонстрирует лишь обрывочные зазубренные знания, в массе своей хорошисты.

«Ридус» разбирался в сложившейся ситуации.


«Отлично» для «зубрилы»

Восьмиклассница Марина Истомина старается получать хорошие оценки — ей нравится учиться, получать новые знания, постоянно что-то узнавать. Такое отношение у девушки к учебе не потому, что ей нравится вид дневника с пятерками, главная ее цель — быть по-настоящему образованным человеком.

— Меня часто спрашивают, вызывают к доске. Отвечаю не формально, не по учебнику. Учитель истории, например, знает, что может со мной обсудить правление Ивана Грозного не только в рамках того, о чем написано в учебнике, но и гораздо шире, — рассказывает собеседница «Ридуса». — Конечно, мне ставят пятерки. Так же как и тем, кто знает ровно то, что написано в заданном параграфе.

Обучение

Обучение. 

© Pexels.com

Девушке по-человечески обидно. Она добавляет, что в дневник ей нередко ставят «пять с плюсом», но все понимают, что в оценках за четверть, за год никаких плюсов не будет. Не будет их и в аттестате, тогда как разница в знаниях более чем очевидна.

Учитель истории Валентин Котомин говорит, что пятибалльная система давно устарела и по большому счету необъективна.

— Я же прекрасно вижу тех, кто выучил для галочки, потому что спросят, при этом такие ученики и не пытались вникнуть в тему, понять ее суть, осмыслить как-то. Но отвечают они без запинки. В итоге — незаслуженная пятерка, — рассказывает Котомин. — А есть ученик, который вызубрил пусть и не блестяще, не смог назвать все даты и имена, но я понимаю, что он пытался погрузиться в вопрос, копнуть чуть глубже. А в итоге за свои старания ребенок получает трояк, а в лучшем случае — четыре.

Валентин Котомин утверждает, что такая ситуация подавляет мотивацию тех, кто пытается не «прыгать по верхам», а «зубрил» утверждает в их формальном подходе к учебе — зачем делать что-то большее, прикладывать больше усилий, если и так пятерка обеспечена?

Запрос на справедливость

Директор одной из столичных школ Алевтина Мишарина поддерживает коллег и тоже считает, что нужно вводить стобалльную систему оценки знаний школьников.

— Несколько лет назад, когда я была еще учителем математики, проверяя домашние работы, я прекрасно видела, кто списал из решебника, а кто пытался что-то сделать сам. В задании были исправления, какие-то помарки, но было ясно: ученик постарался именно понять. Но по стандартам и канонам за такую работу ставилась средняя оценка, а вот тот, кто списал, получал незаслуженный и несправедливый высший балл, — рассказывает Мишарина. — Конечно, потом, в классе, когда я задавала «отличникам» вопросы по теме, они не понимали, о чем идет речь, и не могли ответить что-то внятное, но свою оценку они получили.

Справедливость

Справедливость.

© pixabay.com

Отдельная история — подготовка к ЕГЭ. Последний, 11-й, класс занят тем, что школьников именно натаскивают на решение тестов единого государственного экзамена. И здесь ни о каком отражении реальных знаний речи не идет. Тесты можно решить, просто поняв алгоритм, о реальных знаниях и понимании предмета говорить не приходится.

— Те дети, кто хорошо знает предмет и даже что-то сверх школьной программы, часто спотыкаются о них — результаты получаются не блестящие. Особенно этим страдают гуманитарии, потому что ЕГЭ очень сильно сужает мышление, он заставляет показывать не знания, а то, что человек знает, какой из представленных ответов верный, — рассуждает Мишарина. — Ни о какой объективной оценке здесь говорить нельзя. И от этого страдают все — и школьники, и их родители, и учителя.

Важно и то, что за ЕГЭ выставляются баллы в диапазоне от 1 до 100. Соответственно, каждая школьная ступень оценок от 1 до 5 содержит 20 балов. И как определить эти 20 баллов на уровне тех же сочинений и понять, ставить ученику тройку или четверку? А в контексте Единого государственного экзамена как попасть в нужный результат и определить, что 59 — это тройка, а 61 — четверка? А разница очень невелика. Чтобы получить пятерку, нужно набрать больше 80 баллов.

— Вы же понимаете, что 81 балл и 99 — это разный показатель знаний, но сейчас они приравнены, — говорит директор школы. — А это травмирующий фактор для детей, он не стимулирует дальнейшее развитие. Ученик сделал необходимый минимум, и ему поставили «отлично», и тот, кто действительно хорошо поработал, получил такую же отметку. Если бы не было привязки к пятибалльной системе, то их и оценить можно было бы по-разному. Каждый бы понимал, почему именно такое решение учитель принял. К тому же у подростков нередко обострено чувство справедливости, и они могут довольно болезненно реагировать на многие моменты. Оценка их знаний и работы — как раз один из таких. Непонимание и невозможность оценить, почему дети с разным уровнем подготовки ставятся в один ряд, может привести к тяжелым последствиям для развития личности.

«Раньше было лучше»

Сдача любых экзаменов, а тем более таких важных, как ЕГЭ, всегда является сильнейшим стрессом. В прошлые времена, когда результаты школьных экзаменов не были привязаны к вступительным испытаниям в вуз, это можно было нивелировать за счет учителя. Ведь зачастую он ставит оценку не за экзамен, а за все годы обучения.

— Можно, конечно, здесь усмотреть субъективизм и вкусовщину, но часто бывает, когда хорошисты или отличники из-за стресса допускают какие-то незначительные ошибки, помарки, — рассказал ветеран системы школьного образования Николай Кузнецов. — Учитель, как правило, принимает во внимание эти нюансы и поставит ту оценку, которой достоин ребенок именно по результатам всех лет обучения в школе.

По его словам, нельзя аттестовать ребенка за все время его учебы только на основании одной контрольной или экзамена. Но когда сдаются тесты, к которым школа по большому счету не имеет никакого отношения, их итоги могут перечеркнуть все успехи за долгие годы учебы.

— В сложных условиях очень многие люди совершают ошибки, в том числе и самые очевидные. Можно, конечно, парировать так: «Вы — учителя, вы готовите детей к экзаменам, контрольным, что мешает помочь ребенку научиться преодолевать стресс и держать себя в руках?» Нам ничего не мешает, но нужно помнить, что это дети. И потом, о чем мы говорим, если порой на вопросы из ЕГЭ не могут ответить сами учителя-предметники? — рассуждает Кузнецов.

Сдача ЕГЭ по иностранным языкам в Иваново

Сдача ЕГЭ по иностранным языкам в Иваново.

© Владимир Смирнов / ТАСС

По его словам, он периодически из «спортивного интереса» пробует сдать ЕГЭ по литературе, и по результатам он, кандидат филологических наук, не всегда добирает баллов и до оценки «хорошо».

— На внутришкольном экзамене, как мы помним, те же сочинения сначала писались в черновике, а потом переносились набело. А в случае с ЕГЭ дается только один шанс без какого-либо права на ошибку, которая может стать роковой. Сколько лет у нас существует единый госэкзамен, столько лет я и многие мои коллеги задаемся вопросом: почему эти тесты не берут в расчет все предыдущие успехи школьника? Таким образом, это не оценка знаний, а приговор, — заключил Николай Кузнецов.

Директор одной из столичных школ Алевтина Мишарина говорит, что нервозности и необъективности процедуре ЕГЭ добавляют и организаторы, которые боятся, как бы «не прилетело сверху». Поэтому в такой ответственный и важный для детей момент не пытаются как-то их морально настроить, а, наоборот, ведут себя с учениками порой жестоко. Нередко бывает, что заходят вместе с детьми в туалет: а вдруг он туда идет, чтобы подсмотреть в шпаргалке, или поискать ответ в интернете, или еще что.

— Дети в такой ситуации чувствуют себя просто отвратительно: на них давят со всех сторон, а поддержки нет ни у кого, — комментирует Мишарина. — В прежние годы, конечно, такого не было. Педагоги, наоборот, старались ободрить выпускников, добавить им уверенности. Ведь перед ними сидел и отвечал на вопросы человек, а не буквы из бланка.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)