Тайна пасквиля, погубившего Пушкина

Дуэль Онегина и Ленского.

Дуэль Онегина и Ленского.

© И. Е. Репин

Об Александре Сергеевиче Пушкине известно, кажется, все. Много известно и о самой трагической странице его жизни — дуэли. Федор Михайлович Достоевский сказал: «Пушкин умер в полном развитии своих сил и бесспорно унес с собою в гроб некоторую великую тайну. И вот мы теперь без него эту тайну разгадываем».

Так о какой тайне идет речь?

Над какой разгадкой вот уже два века бьются исследователи творчества А. С. Пушкина?


Известно, что незадолго до дуэли поэт получил странное письмо, а вернее пасквиль, который, возможно, и стал причиной гибели Пушкина.

Анонимное письмо было следующего содержания:

«Полные Кавалеры, Командоры и рыцари светлейшего Ордена всех Рогоносцев, собравшись в Великом Капитуле, под председательством достопочтенного Великого Магистра Ордена Его Превосходительства Д. Л. Нарышкина, единодушно избрали г-на Александра Пушкина коадъютором (заместителем) Великого Магистра Ордена всех Рогоносцев и историографом Ордена».

© softmixer.com

В этом тексте есть прямой намек на близость жены поэта с царем. Поскольку все знали, что жена князя Д. Нарышкина, женщина изумительной красоты, длительное время являлась фавориткой царя Александра I и даже родила ему дочь.

«Царь Александр I оригинально платил Нарышкину за любовь к себе его жены. Нарышкин приносил царю очень красивую книгу в переплете. Царь, развернув книгу, находил там чек в несколько сот тысяч, будто на издание повести, и подписывал этот чек. Но в последний раз, очевидно, часто и очень много просил Нарышкин, царь написал резолюцию: „Издание этой повести прекращается“», — писали современники о «благодарности» царя Нарышкину.

Поставив поэта на одну планку с Нарышкиным, автор пасквиля нанес Александру Пушкину болезненный и очень сильный удар. Оскорбленный поэт жаждал отомстить обидчику.

Пушкин был уверен, что автором оскорбительного письма является приемный отец офицера Дантеса — голландский посланник Геккерн. Поэт написал письмо шефу жандармов Бенкендорфу, которое адресат прочитал только после смерти поэта.

Вот выдержка из этого письма: «…я убедился, что анонимное письмо исходило от г-на Геккерна, о чем считаю своим долгом довести до сведения правительства и общества».

Печать на конверте, в который был вложен пасквиль, полученный графом М. Ю. Виельгорским.

Печать на конверте, в который был вложен пасквиль, полученный графом М. Ю. Виельгорским.

© softmixer.com

Третье отделение жандармерии впоследствии пыталось разыскать анонимщиков, но их усилия не дали результатов. Не исключено, что достаточно профессиональная служба просто не стала афишировать громкие имена, которые были замешаны в этом грязном деле. Приказ о молчании мог дать и государь, который не хотел огласки причины гибели любимого Россией поэта.

Через множество лет сын Николая I как-то за столом громко произнес: «Ну вот теперь известен автор анонимных писем, которые были причиною смерти Пушкина. Это графиня Нессельроде».

Известно, что отец графини министр финансов Д. Гурьев прославился взяточничеством. В высшем свете гуляла эпиграмма, авторство которой приписывали Пушкину:

«Встарь Голицын мудрость весил,
Гурьев грабил весь народ,
Аракчеев куролесил,
Царь же ездил на развод».

Графине тоже доставалось от Пушкина — анекдоты и эпиграммы клеймили эту злобную и надменную женщину. Не секрет и то, что она была очень дружна с Геккерном — приемным отцом Дантеса.

М. Д. Нессельроде на литографии по оригиналу А. П. Брюллова (1825)

М. Д. Нессельроде на литографии по оригиналу А. П. Брюллова (1825).

© softmixer.com

После смерти мужа графини Нессельроде, который занимал пост министра иностранных дел, у него в сейфе нашли копию пасквиля, который получил Пушкин, поэтому графиню признали его автором. Но это только одна из версий. Ведь это письмо могло поступить министру в той же рассылке пасквиля, направленного не только поэту, но и многочисленным его товарищам.

Друзья Пушкина считали, что это грязное письмо написали два высокородных шалопая — князья Гагарин и Долгоруков, которые также были дружны с Дантесом и Геккерном. О молодом князе Долгорукове говорили как о шантажисте, интригане, человеке нечистоплотном в нравственном плане.

В то же время Долгоруков был умен и образован, писал труды по русской генеалогии, одновременно был автором мерзких пасквилей. Однажды жена Долгорукова призналась, что ее муж участвовал в интриге против Пушкина.

П. В. Долгоруков в начале 1840-х гг.

П. В. Долгоруков в начале 1840-х годов.

© softmixer.com

Конечно, слухи нельзя считать доказательством, и друг Пушкина князь П. Вяземский написал по этому поводу: «Это еще не доказательство, хотя Долгоруков и был в состоянии сделать эту гнусность».

В 1928 году по просьбе известного пушкиниста П. Щеголева была проведена экспертиза почерка в пасквиле. Эксперт вынес однозначное заключение: «Пасквильные письма об А. С. Пушкине в ноябре 1836 года написаны, несомненно, собственноручно князем Петром Владимировичем Долгоруковым».

Это мнение продержалось до 1974 года, когда новейшая экспертиза опровергла выводы предыдущего исследования почерка в пасквиле. Результат: ни Долгоруков, ни Гагарин не являются авторами «диплома рогоносца», полученного Пушкиным. Возможно, это был некий человек, услуги которого были щедро оплачены.

В 1987 году была проведена еще одна экспертиза пасквиля. Выводы следующие:

  • диплом написан не французом, поскольку есть буквы строго русского написания;
  • диплом написан человеком из высшего общества;
  • автором и исполнителем пасквиля был один и тот же человек;
  • анонимка написана не Гагариным и не Долгоруковым.

Так кем же?

Известный филолог Леонид Аринштейн утверждает, что пасквиль написал сын прославленного героя 1812 года Александр Раевский. Благодаря отцу он достаточно быстро продвигался по служебной лестнице и в 30 лет стал камергером.

Александр Николаевич Раевский (1795—1868) — участник Отечественной войны 1812 года, одесский приятель и соперник Пушкина, адресат его знаменитого стихотворения «Демон».

Александр Николаевич Раевский (1795—1868) — участник Отечественной войны 1812 года, одесский приятель и соперник Пушкина, адресат его знаменитого стихотворения «Демон».

© softmixer.com

Александр Николаевич Раевский (1795—1868) — участник Отечественной войны 1812 года, одесский приятель и соперник Пушкина, адресат его знаменитого стихотворения «Демон».

Л. Аринштейн писал: «Между тем, если обратиться к самому пасквилю, его стилистике, обратить внимание на некоторые его особенности, то можно прийти к выводу, что следы ведут… к давнему „злому гению“ Пушкина — Александру Раевскому, человеку крайне безнравственному, принадлежащему к типу людей, обуреваемых комплексом превосходства.

Смысл своей жизни Раевский видел в самоутверждении за счет унижения и подчинения себе окружающих. Познакомившись с Пушкиным в 1820 году (Пушкин провел в семье Раевских более трех месяцев) и тесно общаясь с ним в последующие четыре года (в Одессе), Раевский буквально терроризировал Пушкина, стремясь подчинить его своему демоническому влиянию.

Его улыбка, чудный взгляд,
Его язвительные речи
Вливали в душу хладный яд.
Неистощимой клеветою
Он провиденье искушал;
Он звал прекрасное мечтою;
Он вдохновенье презирал. „Демон“

Раевский соперничал с Пушкиным в любовных делах, вливал в его душу яд скептицизма, всячески утверждая собственное превосходство. Блестящая карьера Раевского только укрепляла его маниакальную гордыню.

Безудержная гордыня подвела Раевского: в 1828 году он настолько зарвался, что учинил неприличный уличный скандал супруге генерал-губернатора графине Е. Воронцовой, за что, несмотря на все былые заслуги и чины, император Николай выслал его из Одессы без права проживания в столицах. Лишь шесть лет спустя, в начале 1834 года, он получил дозволение поселиться в Москве.

Поэт был в то время в зените своей славы, женат на первой красавице Петербурга, благосклонно принят при дворе и пользовался расположением самого государя.

Николай I и Пушкин

Николай I и Пушкин.

© softmixer.com

Для самовлюбленной и озлобленной души Раевского это было невыносимо: он не мог внутренне примириться с тем, что человек, которого он считал по всем статьям ниже себя, так превзошел его в жизненных успехах…

После еще одной встречи с Пушкиным в мае 1836 года, когда по Москве ходили толки о внимании к жене Пушкина самого императора Николая I, Раевский, с присущей ему злостью и желчностью, дает выход своим чувствам в едком, оскорбительном, насмешливом пасквиле…»

Также Аринштейн утверждал, что оттиск на пасквиле был выполнен печатью, принадлежащей Раевскому.

Впрочем, версий тех трагических событий множество, но теперь ясно, что правду мы уже, к сожалению, никогда не узнаем и тайна так и останется тайной.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)