Чудеса нанотехнологий: как просадить 5 млрд долларов и уйти спасать планету

Чудеса нанотехнологий.

Чудеса нанотехнологий.

© Михаил Салтыков / Коллаж / Ridus.ru

Впервые российская госкорпорация, несмотря на щедрые бюджетные вливания, призналась, что ей нечем платить по долгам. Будет ли объявлен первый дефолт по квазигосударственному долгу? Куда делись нахваленные российские нанотехнологии?

За время своего существования АО «Роснано» получило из государственного бюджета 130 миллиардов рублей, или около 4,5 миллиардов долларов по курсу того времени, и еще более одного миллиарда вечнозеленых оно на текущий момент задолжало держателям облигаций и банкам. Но на начало текущего года, согласно международной отчетности госкорпорации, в ее капитале остались жалкие 300 миллионов долларов. Хитрые нанотехнологии испарили почти пять миллиардов долларов.


А как красиво все начиналось

После того, как в 2008 году Анатолий Чубайс закончил реформировать РАО «ЕЭС России», он искал новый крупный проект. Напомним, РАО оставалось предпоследней постсоветской монополией (последняя — «Газпром», но к нему его почему-то не подпускают), которую не успели еще во времена Ельцина разделить на множество «независимых компаний» и «ввести в рынок». 

Как пообещал тогда реформатор, как только энергосистема встанет на рыночные рельсы, электричество по непреклонному закону конкуренции начнет сразу же дешеветь, а иностранные инвестиции в эту отрасль польются рекой. Но «невидимая рука рынка» по итогу показала фигу: хоть систему в итоге и разделили по его плану, электричество и не думает дешеветь, а иностранные инвесторы почему-то не торопятся строить новые электростанции в России. 

Рядовые энергетики до сих пор презрительно называют прошедшие изменения «чубасятиной» и продолжают молиться на Советский Союз, который построил энергосистему с таким запасом прочности, что она смогла выдержать даже реформы Чубайса. Иначе сейчас, говорят они, Россия, как и Украина, закупала бы электричество в Белоруссии.

И вот Дмитрий Медведев, в то время занимавший должность президента, торжественно объявил: российским нанотехнологиям — быть! Тогда он сильно увлекался иностранными гаджетами и его было несложно убедить: мол, если потратить несколько десятков государственных миллиардов, то можно такое завернуть, что все американские корпорации только крякнут от зависти, а Илону Маску останется лишь страдать и эмигрировать на Марс. Бывший энергетик, а теперь глава новой учрежденной госкорпорации Анатолий Чубайс твердо пообещал: к 2015 году «Роснано» будет продавать нанопродукции на триллион рублей.

Планшет для президента

 Чубайс демонстрирует гибкий монитор электронного ридера Plastic Logic 100

Россия. Москва. 12 сентября 2011 г. Генеральный директор корпорации «Роснано» Анатолий Чубайс демонстрирует гибкий монитор электронного ридера Plastic Logic 100, разработанного по заказу компании ОАО «Роснано», в Московском планетарии.

© ИТАР-ТАСС / Станислав Красильников

С Путиным было сложнее. Как председатель правительства, он был вынужден из года в год выделять эти самые миллиарды на развитие невидимых глазу технологий. И вот в 2011 году Анатолий Чубайс представил ему вроде нечто большее, чем обещания, настоящий «наш ответ» Apple, то, что можно было потрогать руками, — пластиковую книгу-читалку Plastic Logic 100, якобы разработанную под крылом «Роснано». Конечно, ничего в «Роснано» не разрабатывали, просто за 230 миллионов долларов купили 46% акций британского стартапа, который и придумал гнущийся черно-белый экран.

Чубайс пообещал Путину построить завод в Зеленограде мощностью 2,1 миллиона штук в год и оснастить чудо-планшетами каждого школьника, чтобы тем не приходилось таскать тяжелые бумажные учебники, и главное — сохранить деревья (ну как знал, что следующей его должностью будет «спаситель планеты»). Казалось бы, вполне годный «рашн бизнес» — построить за госденьги завод, выпускать уже тогда морально устаревший черно-белый планшет, который за госденьги же ежегодно закупать по завышенным ценам во имя будущего детей и экологии. Но не случилось даже этого.

Как отметила Счетная палата, впервые проверив госкорпорацию в 2013 году, созданная ЗАО «Пластик Лоджик» и не думала ничего строить и, хоть никакой производственной деятельностью не занималась, получила на конец 2012 года 385,2 миллиона рублей убытка. Более того, и не могла ничего строить, так как британцы в итоге не дали лицензию на производство планшета в России. 

Но зато эта нано-дочка активно занималась кредитами и торговлей госгарантиями. Так, за 2010—2011 годы из средств «Роснано» и кредитов, по которым корпорация выступала поручителем, ЗАО «Пластик Лоджик» получила 7,3 миллиарда рублей, направленных, в свою очередь, на выдачу займов аффилированным компаниям. Часть этих займов так и не была возвращена, и в итоге «Роснано» списало на чудо-планшетах 3,3 миллиарда рублей. Как тебе такое, Илон Маск?

Впрочем, как отмечали аудиторы, первые нарушения были допущены уже при создании госкорпорации. «Роснанотех» (так госкомпания называлась при создании) с применением недостоверных данных и без соответствующего решения учредителя самостоятельно определил размер уставного капитала в 6,5 миллиардов рублей, что оказалось значительно ниже стоимости его чистых активов на то время (77,3 миллиарда рублей). По их мнению, сделано было это специально, чтобы, когда сумма чистых активов станет меньше «уставника», компанию бы не пришлось ликвидировать, как это положено по закону.

«Однодневкам» вкололи нановакцину

Россия. Новочебоксарск. 17 февраля. Президент фонда

Россия. Новочебоксарск. 17 февраля 2015 г. Президент фонда «Сколково» председатель совета директоров группы компаний «Ренова» Виктор Вексельберг, премьер-министр РФ Дмитрий Медведев и председатель правления ООО «УК „Роснано“» Анатолий Чубайс (слева направо) во время посещения завода ООО «Хевел» по производству фотоэлектрических модулей.

© Дмитрий Астахов / пресс-служба правительства РФ / ТАСС

Собственно, стратегия инвестирования, по данным аудиторов, и в других проектах была аналогичной: за государственные деньги покупались акции компаний, которые хотя бы с натяжкой можно было отнести к «нано», а потом эти деньги списывались на «неудачи». Так, например, было с проектами «Нитол» (производство поликремния) и «Лиотех» (литий-ионные аккумуляторы высокой емкости). Только от этих проектов (плюс нанопланшет) убытки госкорпорации составили 18,4 миллиарда рублей.

Впрочем, есть обоснованное подозрение, что выбор компаний для «неудачных» госинвестиций был вовсе не случайным. Вот, например, проект «Хевел», в котором «Роснано» стало владельцем 49% акций. Дело, по идее, выгодное — производство солнечных панелей, спрос на которые растет из-за перехода развитых стран на возобновляемые источники энергии. Да вот беда, продукция оказалась неконкурентоспособна: КПД солнечных пластин «Хевел» около 9%, в то время как на мировом рынке этот показатель составляет 12—30%, а стоимость их производства была выше мировых. 

Сбыт под вопросом, рентабельность, мягко говоря, не рассчитана. Соответственно, инвестиции заведомо безвозвратные. И такой вывод сделали не журналисты, а специалисты «Внешэкономбанка» — Чубайс планировал привлечь в проект и его деньги. Тот, понятно, после такого анализа и выводов отказался. То есть, получается, госбанкиры видели, что проект убыточен, а профессиональные венчурные инвесторы, работающие в Роснано, — нет? Ответов, увы, мы никогда не узнаем. Знаем только, что в настоящее время «Хевел» должен «Роснано» десять миллиардов рублей, которые пока (?) вернуть не в состоянии.

И это только более-менее крупные проекты, тогда как Счетная палата зафиксировала и относительно мелкие «случаи». Например, покупка патентов втрое дороже, чем они стоили, и старый добрый вывод денег в «однодневки». Причем воровали даже на самом необходимом для страны, что было бы сверхактуально прямо сейчас. Например, «Роснано» решило начать выпуск «нановакцин» вместе с ведущими институтами — НИЦЭМ им. Гамалеи, РАМН, Онкологическим институтом им Герцена. На это было выделено 135 миллионов рублей. Однако деньги испарились в «проектных компаниях», а до институтов дошли жалкие 110 тысяч рублей.

«Очень много денег»

И несмотря на многомиллиардные убытки и нарушения, «профессионалы „Роснано“» официально зарабатывали какие-то совершенно неадекватные деньги. По данным Счетной палаты, еще в 2012 году средние расходы на одного сотрудника в госкорпорации составляли почти 600 тысяч в месяц. Плюс месячные, квартальные, годовые премии. Даже вторые годовые премии. Лично Анатолий Чубайс хвастался перед своими сотрудниками на новогоднем корпоративе 2015 года, что ему плевать на экономию фонда оплаты труда и отсутствие этой экономии не помешает получить и вторые премии.

«У нас очень много денег. Их просто вот совсем много. Как же нам всё-таки заплатить премию из экономии фонда зарплаты в ситуации, когда экономии фонда зарплаты нет? Мы долго мучились и буквально два часа назад решили эту задачу. Совет директоров утвердил нам возможность из полученной нами сверх плана прибыли по итогам 2015 года направить её значительную часть на выплату премии из экономии фонда заработной платы. Значит, у нас есть вторая премия помимо первой», заявлял он.

Чубайс получил от компании официально более 700 миллионов рублей зарплаты. Правда, аудиторы Счетной палаты констатировали, что «менеджмент „Роснано“ неэффективен и допускает сделки с заинтересованностью, реализуемые проекты экономически несостоятельны, а часть из них вообще не имеют отношения к нанотехнологиям». Но мнение аудиторов, увы, никому не было интересно.

«Единорог» сбежал на Запад

 Россия. Москва. Председатель правления

Россия. Москва. Председатель правления «Роснано» Анатолий Чубайс и член правления «Роснано» Андрей Трапезников (слева направо) во время пресс-конференции «„Роснано“: итоги года, успех десятилетия», посвященной итогам работы управляющей компании «Роснано» в 2018 году.

© Владимир Гердо / ТАСС

Справедливости ради необходимо заметить, что были и однозначно позитивные примеры. То есть пример. Один. Это компания OCSiAl («Оксиал», производитель углеродных нанотрубок в Новосибирске), в которую «Роснано» инвестировало около 20 миллионов долларов (за 19,5% акций) и купила ее евробонды еще на 40 миллионов долларов.

Чубайс в 2019 году заявил, что компания получила оценку инвесторов в миллиард долларов, то есть стала «единорогом». В этом заявлении была определенная доля лукавства. Основанием для такой оценки стало то, что структура Александра Мамута A&NN просто купила у «Роснано» 0,5% OCSiAl за пять миллионов долларов. Логика простая: раз полпроцента компании стоят пять миллионов, то вся компания — миллиард.

Между тем пока ее выручка не превышает десяти миллионов долларов, а работают в ней всего лишь 450 человек. За прошлый год компания произвела 55 тонн продукции, из которых реализовала только 12 тонн, остальное отправила на склад. Но сторонние инвесторы действительно поверили в ее перспективы, и летом текущего года после очередного инвестиционного раунда компания получила оценку уже в два миллиарда долларов. 

В любом случае как минимум компания действительно выпускает нанопродукцию и уже смогла полностью погасить всю свою задолженность перед госкомпанией, а принадлежащий «Роснано» пакет акций сейчас оценивается в 300 миллионов долларов.

Однако «единорог Чубайса» уже решил сбежать из России: по заявлению менеджмента OCSiAl, основное производство будет создано не в Новосибирске, а в Люксембурге. Там же будет учрежден центр прикладных нанотехнологий для разработки индустриальных решений для композитов, эластомеров и термопластов. Мощность составит 250 тонн в год.

Неприкасаемые

Нельзя сказать, что аудиторы Счетной палаты писали свои отчеты совсем впустую. Следственный комитет, например, еще в 2013 году возбудил уголовное дело против одного из топ-менеджеров «Роснано» Михаила Меламеда. Давнего друга и соратника Чубайса обвинили в том, что он вместе с финдиректором Понуровым провел махинации под видом оказания неких консультационных услуг на 220 миллионов рублей. Дело расследовали так долго и тщательно, что в прошлом году закрыли за истечением срока давности. А в 2017 году был арестован управляющий директор по инвестиционной деятельности АО «Роснано» Андрей Горьков. Его обвинили в мошенничестве с деньгами корпорации на 738 миллионов рублей, но уже через год выпустили, и о дальнейших перспективах этого уголовного дела следствие не распространяется.

Анатолий Борисович покинул госкорпорацию в конце 2020 года. Покинул с почетом, хоть и досрочно. Гордо заявив, что, «конечно, ошибались, что-то не получилось, но наноиндустрия России создана», а ему лично «не стыдно посмотреть на то, что сделано». После ухода основателя была опубликована отчетность компании, согласно которой убыток за год составил 52,9 миллиарда рублей. 

Аудитор — компания KPMG — в своем заключении сухо написал: «Потребуется дополнительное финансирование со стороны акционера, в том числе на обслуживание долга, а также для осуществления финансово-хозяйственной деятельности». 

А долг не маленький: на рынке сейчас обращаются облигации различных выпусков на 72 миллиарда рублей. Начисленные процентные расходы только за девять месяцев 2021 года составили 11,5 миллиардов рублей. Денег нет. Первого декабря нужно погасить один облигационный выпуск на 4,5 миллиарда рублей. Технический дефолт все ближе, новое руководство «Роснано» объявило, что уже ведет переговоры с крупнейшими владельцами долга.

Впрочем, новым нано-руководителям беспокоиться практически не о чем: 75% обязательств «Роснано» обеспечены государственными гарантиями, поэтому в любом случае по ним заплатят российские налогоплательщики. Да и правительство вряд ли допустит дефолт по квазисуверенному долгу, иначе это будет ударом по всем остальным государственным эмитентам, включая, например, «Газпром» или «Роснефть».

Но Чубайса это вряд ли коснется. Он же теперь работает спецпредставителем президента по связям с международными организациями, курирует экологические вопросы, декарбонизацию и глобальное потепление. Переживет ли планета этого реформатора?

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)