Как государство позволило российским работодателям массово «уйти в тень»

Самозанятость

Самозанятость

© Михаил Салтыков/коллаж/Ridus.ru

Число самозанятых в России в ноябре 2021-го приблизилось к 3,4 млн человек. Минтруд ожидает, что к 2030-му число самозанятых будет равно 10 — 11 миллионам. Но что скрывается за этими цифрами?


Изначально предполагалось, что таким образом получится вывести из тени тех, кто действительно работает сам на себя — парикмахеров, косметологов, кондитеров и других специалистов, оказывающих разного рода услуги.


Однако ситуация на рынке труда такова, что все больше организаций и предприятий сотрудничают с самозанятыми, не оформляя их в штат должным образом. Поэтому можно говорить о том, что попытка вывести специалистов из тени фактически привела к легализации «черного» найма. Почему?


«Ридус» разбирался в этом вопросе.


Нужны были деньги

Фрилансер

Фрилансер

© pixabay.com

Москвич Игорь Петров около полугода работал редактором информационного портала. В штат он оформлен не был, имел статус самозанятого. Мужчина получал зарплату на карту, сам занимался уплатой налогов. Учитывая, что он оказывал услуги юридическому лицу, то ставка НДФЛ в его случае составляла 6%. Выгодно на первый взгляд. Но только на первый.


«Когда мне предложили такую форму сотрудничества, я ни о чем плохом и не подумал. А спустя два месяца, когда мне понадобилось уйти на больничный, оказалось, что это будет за мой счет. Отпускные при такой форме найма тоже никто не платит. Когда у компании начались проблемы, со мной расторгли договор за один день без предупреждения, соответственно никаких выплат кроме обозначенной в контракте зарплаты я не получил», — рассказал собеседник «Ридуса».

Таким образом, сотрудник в один день оказался на улице. Игорь Петров отмечает, что теперь, имея такой опыт, даже не рассматривает организации, где сотрудников оформляют как самозанятых. Мужчина обращался за консультацией к юристам, но они развели руками — никаких доказательств того, что он был трудоустроен под прикрытием самозанятого нет — он работал удаленно, в офисе за все время появился лишь пару раз.


«Это такой легальный привет из 90-х, когда толком не работало трудовое законодательство, зарплату платили в конверте и могли кинуть в любой момент. Со мной, по сути, именно это и произошло. Ведь в противном случае меня бы предупредили о расторжении трудового договора, выплатили бы все причитающиеся деньги. А так я в один момент оказался ни с чем», — констатирует Петров.


Буква закона

Уличная торговля

Уличная торговля

© pixabay.com

Закон о самозанятых вступил в силу в 2019 году, правда, тогда он имел статус эксперимента и проводился лишь в некоторых регионах, в том числе и в Москве.


В июле 2020-го норма распространилась на все субъекты Федерации. Таким образом, сейчас любой гражданин может стать самозанятым, это право есть и у выходцев из стран-членов Евразийского экономического союза.


При этом самозанятые могут работать только сами на себя, у них не идет трудовой стаж, социальные отчисления, например, страховые и пенсионные взносы. Это значит, что на ту же пенсию придется копить самостоятельно. Социальные гарантии, предусмотренные законодательством для штатных сотрудников, в отношении самозанятых также не действуют.


Кроме того, при всей, казалось бы, прозрачной системе отношений самозанятого и государства, банки неохотно выдают кредиты таким заемщикам. Финансовые организации смущает «шаткий» статус такого клиента, речь идет о том, что доход нестабилен и может прекратиться в любой момент.


Почетный адвокат России Леонид Ольшанский говорит, что право человека выбирать — работать в организации как самозанятый, или же настаивать на официальном оформлении в соответствии с трудовым законодательством.


«Получается, что сейчас в стране фактически легализован черный рынок найма сотрудников. Причем сделать с этим ничего нельзя, поскольку этим никто не будет заниматься. Работодатель в этой ситуации выигрывает многое: ему не приходится платить отчисления в пенсионный фонд, фонд социального страхования, отчисления на медицинские услуги. Кроме того, сотруднику нужно обеспечить хотя бы минимальные условия на рабочем месте, арендовать офис, оплачивать там коммунальные услуги — электричество, воду, отопление. Конечно, самозанятые сотрудники обеспечивают компании колоссальную экономию денежных средств», — отметил адвокат.

Причем, по словам юриста, сотрудник не может обратиться в трудовую инспекцию или в другие органы с тем, чтобы повлиять на отношения с работодателем. Человек должен сам изначально для себя решить, подходит ему такая форма взаимодействия или же нет. Он подчеркнул, что число самозанятых в России будет только расти во многом именно из-за того, что работодатели теперь почти официально могут экономить на персонале и других своих издержках.


Не все так плохо

Самозанятость

Самозанятость

© pixabay.com

Глава Университета карьерного роста Татьяна Минаева считает, что самозанятость имеет и ряд плюсов.


«Помимо основной работы, человек может зарабатывать и своим хобби. Например, человек работает в крупной компании директором по маркетингу, а в свободное время подрабатывает репетитором. И статус самозанятого помогает этому человеку вести легальную деятельность. Сейчас изменилось само представление работы, есть тренд на монетизацию своих хобби и сильных сторон, но многие не готовы бросать основное место работы, людям нравится, что они могут реализовать себя в разных профессиях, имея хороший основной доход», — утверждает эксперт.


По ее словам, самозанятыми нередко становятся и мамы в декрете, которые, находясь в отпуске по уходу за ребенком, не хотят забирать трудовую с основного места работы, но пробуют освоить новую профессию.


Бывает, что работники боятся «испортить трудовую». Если человек где-то поработал 1 неделю или 2−3 месяца, то новый работодатель смотрит на него с подозрением: «ага, тебя, наверное, быстро выгнали — скорее всего, ты неэффективен».


«Или же специалист работал ранее в крупной иностранной компании коммерческим директором, предложений на рынке твоего уровня нет, и его зовет сейчас только небольшая российская компания, он думает: пойду поработаю, получу денег за 1−2 месяца, а когда получу нормальный оффер (предложение о работе — прим. ред.) — уйду. А если маленькая компания эта нормальной окажется, то оформлюсь тут по трудовому. Люди как бы хотят поэкспериментировать „безопасно“ для себя, через самозанятость», — приводит еще один пример Татьяна Минаева.


Однако самозанятость развязывает руки работодателям еще в том плане, что эта форма сотрудничества позволяет легко расставаться с кадрами.


«Наверняка почти у каждого работодателя есть история, когда „еле избавился от сотрудника“ — он был неэффективный, сложный в общении и не хотел уходить. Работодатель хочет просто легко расставаться с сотрудниками, которые больше вредят, чем приносят пользу. Конечно, иногда работодатель хочет еще один риск учесть — в случае кризиса — быстро расстаться с сотрудниками, не платя компенсацию за сокращение», — говорит руководитель Университета карьерного роста.


Собеседник «Ридуса» отмечает, что самозанятость нередко является оптимальным кадровым решением для небольших компаний — им не нужны люди на полную ставку. Или необходимы какие-то специалисты на 2 − 4 месяца, а потом — другие.


«Таким небольшим организациям трудно для этих целей нанимать подрядчика, допустим, целое агентство, поэтому они приглашают самозанятых. У таких компаний ключевая цель — не сэкономить, а быстро решать задачи бизнеса, нанимать на небольшой срок тех, кто тебе реально нужен, и не отвлекаться на сложный документооборот», — заключила карьерный консультант.


Эксперты сходятся во мнении в том, что принимать решение о сотрудничестве с компанией в качестве самозанятого, без трудоустройства в штат, каждый должен самостоятельно, поскольку в этом случае риски для сотрудника велики и довольно ощутимы. Но и свободы намного больше.


Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)