Татьяна Рыбакова

Писатель, журналист

Более 20 лет пишет об экономике и ее роли в жизни общества для ведущих деловых и общеполитических изданий. Автор книг о Сербии, ставших открытием на российском рынке. Лауреат премии «Золотое перо» за книгу «Вкусная Сербия», неоднократно награждалась за публикации по экономике в российских СМИ. Имеет экономическое, литературное и психологическое образование. В настоящее время живет в Сербии.

Все статьи автора
автор

Кто обидел Грету Тунберг, или чем хорош климатический саммит в Глазго

207045

«Все это „бла-бла-бла“, а на самом деле это все просто дерьмо!» — кричала Грета Тунберг в гудящей восторгом толпе поклонников в Глазго. И знаете, я впервые готова согласиться с этой школьницей-прогульщицей. Разумеется, не одобряя ругательств, которыми она щедро сыпала в адрес руководителей стран, собравшихся в этом шотландском городе на 26-й саммит по климату. Правда, меня это «бла-бла-бла», скорее, радует.


Страшные предчувствия

Честно говоря, открытия саммита я ждала с некоторой обреченностью. Несмотря на энергетический кризис, безумные цены на газ и электричество, остановку предприятий и отключение света в домах, на предваряющей климатический саммит встрече лидеров 20 крупнейших стран G-20 было сказано непреклонное: борьбе с глобальным потеплением — быть! Причем такой, как написано в майском докладе ООН. А там, между прочим, требование сократить углеводородные выбросы до нуля уже к 2050 году. И честное предупреждение, что узнать, получилось ли этой мерой остановить потепление, удастся только после 2100 года.

Они же не идиоты, прикидывала я, наверняка договорятся о каком-то хитром способе и требование выполнить, и экономику не грохнуть. Например, МЭА (Международной энергетическое агентство) уже потребовало признать «зелеными» атомные электростанции — может, на них выедут? Нет, их строить надо по десять лет, не успеть.

И переход на электромобили не поможет: автопарк меняться будет тоже лет десять, притом старые машины просто переедут в страны победнее. Неужели они решатся грохнуть свои экономики и отправить в нищету избирателей, и так натерпевшихся за время ковида?

«Отказаться от путешествий самолетом, поездом и прочим транспортом с двигателем: только велосипед, только отдых в окрестностях».

© pexels.com

Экоактивисты так и считали: накануне саммита появились нравоучительные статьи от них о том, как следует дальше жить. Картина не радовала. Нам предлагалось отказаться от личных автомобилей, перестать пользоваться кондиционерами (вот, наверное, обрадовалась моя подруга из Оклахомы, где летом бывает и выше +50 градусов), отказаться от путешествий самолетом, поездом и прочим транспортом с двигателем: только велосипед, только отдых в окрестностях. Разумеется, отказаться от натурального молока (и всего, что с ним связано) и мяса: эти животные, знаете ли, пукают, выпуская в атмосферу метан, а он способствует потеплению. Одна экоактивистка пошла еще дальше — или просто была честнее. «Нам надо научиться меньше есть», — заявила она.

Чудесная перемена?

Уж не знаю, то ли за те неполные сутки между встречей «двадцатки» и прибытием ее участников на климатический саммит что-то произошло, то ли референты глав государств дали им почитать откровения экоактивистов, то ли это была тонкая политическая игра, но на самом саммите речи вдруг стали куда осторожнее. Нет, главы государств все так же выражали горячую поддержку борьбы с глобальным потеплением. И даже ругали тех, кто борется недостаточно. Но вот связывать себя обязательствами не спешили.

Байден попенял, что у Путина «тундра горит», но вот соглашение о закрытии всех угольных электростанций к 2030 году США не подписали. Хотя по доле угольной генерации страна вторая в мире после Китая. Китай, кстати, тоже не подписал, хотя для развивающихся стран срок отодвинут до 2040-го. Более того, лидер Китая Си Цзиньпин на саммит прислал вместо себя вежливое приветствие. Владимир Путин тоже ограничился видеосообщением. С предложением учитывать в подсчете «углеродного следа» страны поглощающую способность ее лесов. Учитывая, что в России лесов чуть меньше, чем в районе Амазонии, разделенной на несколько стран, а за точку отсчета сокращения выбросов принят 1990 год, когда советская тяжелая промышленность еще бодро дымила трубами, ничего страшного Россия пока не пообещала.

Джо Байден на саммите G20.

Джо Байден на саммите G20.

© AP / TASS

Подписала, кстати, только соглашение о сбережении лесов — и хорошо, а то не только тундра, но и торфяники вокруг Москвы, бывает, горят.

Впрочем, и те страны, которые подписывали иные соглашения, проявляли не меньшее здравомыслие. Взять то же соглашение об исключении из электрогенерации угля. Строгие сроки до 2030 года для развитых и до 2040 года для развивающихся стран в итоге обогатились приписками «или как можно скорее после этого». После чего Польша, подписавшая соглашение, радостно заявила, что она — развивающаяся страна, поэтому закроет угольные электростанции к 2049 году. Ну никак скорее не выйдет, свои силезские шахтеры не поймут. Тем более что крупнейший мировой импортер угля Индонезия соглашение подписала, но сделала исключение для новых проектов. Кстати, обязательство прийти к нулевым выбросам парниковых газов отодвинуто с 2050 на 2060 год.

Плохая новость для России: во враги человечества записали и метан, с его выбросами тоже будут бороться. Метан выделяют не только пукающие коровы (которых у России маловато), но и заброшенные поля, и утечки трубопроводов. Засеять поля, починить задвижки — это, конечно, стоит денег. С другой стороны, в результате это пойдет нам только на пользу — без всякой связи с потеплением. В конце концов, реже будем слышать об очередном взорвавшемся из-за утечки газа доме.

В защиту розовых пони

Вообще саммит довольно быстро превратился в эдакий бизнес-форум, где участники собираются под лозунгом чего-то правильно-красивого, например «Корпоративные практики личностного роста младшего персонала» или «Бизнес — в защиту розовых пони», а потом все ходят с хитрыми лицами, надеясь, что конкуренты лоханутся и наговорят лишнего, а в скромных закоулках коридоров бизнес-форума ведутся тихие переговоры. И знаете, это хорошо. Хорошо, что вся эта вакханалия по спасению Земли от Солнца (ибо тепловая энергия нашего светила превосходит всю энергию, выработанную человечеством на порядки) переходит из фазы безумных речей в фазу выработки бизнес-плана. Когда конкурентам ставят подножки, когда лихорадочно ищут новые рыночные ниши, которые открывает новая идея.

Саммит G20 в Риме

Саммит G20 в Риме.

© Zuma / TASS

Вот, например, электромобили. Еще год назад, когда рухнул обман компании Nicola, обещавшей электрогрузовики, многие считали, что идея мертвая. А сегодня ведущие мировые автопроизводители бегут наперегонки не с «Теслой» даже, а с китайскими компаниями, которые массово взялись за электрокары, — уже кажется, что их клепают даже в гаражах. Разумеется, электромобиль, если взять весь цикл его жизни, включая производство и утилизацию, оставляет углеродный след не меньше, чем обычный. Но вот свинца, диоксида и прочей вредной для человека дряни он при езде действительно не выделяет. Значит, нам в городах будет легче дышать — разве плохо?

Бизнес тоже доволен. Посмотрите на презентацию любой автоновинки: все крутится вокруг новой формы фар, новых обвесов датчиками, невероятного удобства эргономичных кресел и тому подобных мелочей. Просто потому, что сделать что-то радикально новое и хорошее здесь трудно. Неудивительно, что продажи автомобилей стагнируют: автомобилизация в развитых странах давно прошла, больше машин не надо, а менять старую машину на новую ради другой формы фар дураков нет. А тут — Нью-Йорк запрещает автомобили с двигателями внутреннего сгорания с 2030 года! То одна, то другая страна обещает запретить их с 2035—2040 годов! Огромный рынок, новые возможности. При этом только на смене батарей (а их менять каждые три-четыре года) можно зарабатывать и зарабатывать. А китайская компания Nio вообще предлагает батареи в аренду: получается, сам автомобиль покупаешь почти на треть дешевле, а потом просто плати по 150 долларов ежемесячно — и тебе еще сменную батарею сами привезут и поставят. Компании еще лучше: она будет зарабатывать на каждой машине весь срок ее эксплуатации.

Нет худа без добра

Шведская экоактивистка Грета Тунберг на акции движения в защиту климата

Шведская экоактивистка Грета Тунберг на акции движения в защиту климата «Пятницы ради будущего».

© Andrew Milligan / PA / ТАСС

И этот прорыв произошел за какой-то год с небольшим. А сколько еще таких ниш создаст новая парадигма? Под разговоры о борьбе с потеплением можно и приморские города перестроить (затопит же!), и вечную мерзлоту обустроить (растает же!), и биоинженерию продвинуть (зачем растить целую корову, если можно вырастить в чане стейк!), и много чего еще, «что и не снилось нашим мудрецам». Может, нам не все понравится, но я верю в мудрость рынка, умеющего отбрасывать лишнее.

А разговоры — они, конечно, будут. И громкие заявления будут. И Грету Тунберг политики будут принимать, обнимать за плечи и хвалить за то, что она ведет весь мир к добру и свету. Потому что вести человечество к холоду и голоду, как того требуют экоактивисты, умные дяди явно не собираются. И слава Богу.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)