Австралия найдет что противопоставить наглости Китая

Австралия и Китай.

Австралия и Китай.

© Михаил Салтыков / Коллаж / Ridus.ru

«Австралия? Это что-то вроде жевательной резинки, которая прилипла к подошве китайского башмака», — заявил китайский государственный журналист Ху Сицзинь.

Чтобы понимать серьезность и резкость этих слов, нужно учитывать, что написаны они были не каким-то блогером, а вполне себе номенклатурной фигурой: Ху Синцзинь занимает должность редактора своего рода эквивалента газеты «Правда» во времена СССР — китайского правительственного издания Global Times. И подобное заявление выдает глубокую нервозность Пекина из-за растущего противодействия его гегемонистским устремлениям в Тихом океане.


Критикуя Австралию — одного из своих важнейших торговых партнеров в регионе — за присоединение к американским требованиям к властям КНР о раскрытии информации о происхождении и обстоятельствах начала эпидемии китайского коронавируса, Ху написал:

«После эпидемии нам нужно лучше осознавать риски при ведении бизнеса с Австралией, а также когда мы отправляем туда наших детей учиться. Австралия всегда рядом и создает нам проблемы. Она похожа на жевательную резинку, прилипшую к подошве китайских туфель. Иногда нужно найти камень, чтобы отскрести её», — написал в своем аккаунте в Сети Ху.

С того времени как было сделано это заявление, прошел год, и сегодня Австралия начинает понимать, что в конце концов она не совсем бесполезна или бессильна в противостоянии с Пекином. Так, по крайней мере, считает политический обозреватель The Sydney Morning Herald и The Age Питер Хартчер.

По мнению Хартчера, за последний год произошло как минимум шесть событий, которые подтверждают его тезис.

Неудачная попытка изображать силу

Пекин ввел эмбарго на несколько статей австралийского экспорта в Китай на сумму более 20 миллиардов долларов, а затем опубликовал список из 14 претензий к Австралии.

В верхней части списка оказалось решение о запрете для Huawei на развертывание сети 5G, законы об иностранном вмешательстве и призыв к расследованию происхождения COVID-19.

«Нам оставалось страдать и размышлять о наших грехах», — иронизирует Хартчер.

По его словам, с самого начала коммунистический режим Си Цзиньпина осторожно подходил к выбору областей для торговых санкций. Так, Китай посчитал, что может жить без австралийского угля, говядины, ячменя, вина, морепродуктов и многого другого, но не решился пойти на запрет ввоза австралийской железной руды, необходимой для производства стали. Такое эмбарго подкосило бы экспортоориентированную китайскую промышленность, и неизвестно еще, кому пришлось бы хуже. Да и без австралийского угля оказалось существовать не так-то просто, особенно на фоне разразившегося энергетического кризиса.

«В последние дни мы обнаружили, что Китай незаметно снял запрет на австралийский уголь. Сухогрузы, которые стояли на якоре у портов Китая год назад, теперь были вызваны для разгрузки. На прошлой неделе лондонская Financial Times сообщила, что за предыдущий месяц было отправлено от 400 000 до 500 000 тонн австралийских грузов», — указывает автор Sydney Morning Herald.

Энергетический кризис оказался настолько болезненным для Китая, что он был вынужден частично отменить бойкот, чтобы в домах было тепло и горел свет, а фабрики работали.

После шквала громких и грозных заявлений из Китая власти Австралии не пошли на попятную и не уступили ни одному требованию Си. Более того, китайцев ожидал неприятный сюрприз: подавляющая часть австралийской экспортной торговли просто перенаправлялась на другие рынки, особенно на Индию, с которой у КНР весьма непростые отношения.

«Австралия неплохо справилась с китайским эмбарго, а вот Китай — нет», — уверен Хартчер.

Australasian Mine Safety Journal

Китайское эмбарго обернулось «выстрелом себе в ногу»

Подтверждением этих слов является то, что, по словам главы Казначейства Австралийского Союза Джоша Фриденберга, к 30 июня для всех отраслей, бойкотируемых Пекином, общая сумма упущенных продаж в Китай составила 5,4 миллиарда долларов за год. В то же время те же самые австралийские экспортеры получили 4,4 миллиарда долларов за счет продаж на других рынках.

При этом общий показатель экспорта австралийских товаров в Китай достиг рекордного уровня, в основном из-за резкого роста стоимости железной руды.

Китайский военный корабль

Китайский военный корабль.

© kees torn / wikimedia.org

От ворот поворот

Второе событие произошло в прошлом месяце, когда Си попросил разрешения присоединиться к Всеобъемлющему и прогрессивному соглашению о транстихоокеанском партнерстве (Comprehensive and Progressive Agreement for Trans-Pacific Partnership (CPTPP) — крупной азиатско-тихоокеанской торговой группировке с совокупным ВВП около 11 триллионов долларов США.

CPTPP было подписано как «соглашение XXI века» и подразумевает «высокие трудовые и экологические стандарты». В его состав входят Япония, Канада, Вьетнам, Малайзия, Новая Зеландия, Сингапур и Австралия.

По правилу консенсуса, каждый член CPTPP должен дать согласие на прием новых членов. Посольство Китая в Канберре вело активную лоббистскую деятельность в австралийском парламенте, заявляя, что «присоединение Китая к CPTPP принесет большие экономические выгоды».

В ответ на китайские уговоры министр торговли Дэн Техан заявил, что Канберра не согласится, пока Пекин будет применять торговые санкции против Австралии. Другие члены — Япония и Канада также показали, что не в восторге от перспективы присоединения Пекина.

Демонстрация силы

Одним из сильнейших потрясений для китайских амбиций стало сделанное в прошлом месяце объявление об оборонном союзе AUKUS, направленность которого против китайских устремлений превратить Тихий океан в собственное море не скрывалась.

Партнерство Австралии, Великобритании и США в области безопасности должно объединить оборонную науку и технологии трех стран, промышленные базы и цепочки поставок. Плюс есть перспектива передачи Австралии технологии ядерных силовых установок для подводных лодок.

Отставной адмирал США бывший верховный главнокомандующий НАТО Джеймс Ставридис назвал пакт «серьезной проблемой для Китая»: подводная флотилия, которую получит Австралия, будет иметь возможность перехватывать технологически и технически отсталую китайскую флотилию, состоящую в основном из дизельных подлодок, защищать союзные морские пути сообщения и без проблем взаимодействовать с американскими и британскими атомными подводными лодками и авианосными ударными группами.

«Конечно, AUKUS был создан исключительно из-за агрессии и угроз Пекина», — утверждает Хартчер.

Однако, как считает директор по внешней политике и обороне Исследовательского центра США при Сиднейском университете Эшли Тауншенд, пакт и решение Австралии обзавестись атомным подводным флотом логично вытекали из давнего осознания реалий австралийскими стратегами.

В своей статье он отмечал, что цели Зеленого континента были сформулированы еще в 2017 году в официальном документе Австралии по внешней политике и недавно были обновлены в новой версии оборонной стратегии на 2020 год.

«Эти документы, подчеркивающие глубокую тревогу по поводу растущей мощи и напористости Китая, а также ясную оценку ослабевающего положения Америки в регионе, признают, что Вашингтон больше не может в одиночку защищать стратегический порядок в Индо-Тихоокеанском регионе», — писал исследователь в своей публикации на сайте Австралийского института стратегической политики ASPI.

Корабли ВМС США, Австралии и Сил самообороны Японии проходят Бенгальский залив

Корабли ВМС США, Австралии и Сил самообороны Японии проходят Бенгальский залив.

Navy Petty Officer 2nd Class Haydn Smith

И новые союзы

Одновременно, при всей беззубости внешней политики президента США Джо Байдена, он поднял взаимодействие в группе Quad, состоящей из Австралии, Индии, Японии и США, до уровня глав государств. А «интеллектуальный отец» группы Синдзо Абэ называет Quad «бриллиантом демократической безопасности».

В результате Китай оказывается в ситуации, когда страны азиатско-тихоокеанского региона перестраивают геополитические механизмы, чтобы противостоять ему. Ответом коммунистов из Пекина стали неприкрытые угрозы ядерной войны. Из рупора партии Global Times понеслось:

«Соглашение о ядерных подлодках может превратить Австралию в потенциальную цель ядерной войны!»

Профессор Института международных отношений Китайского университета иностранных дел Ли Хайдун заявил на страницах Global Times:

«Если Дональд Трамп или президент, похожий на Трампа, однажды вернется в Белый дом, этот альянс может привести к непредсказуемым и катастрофическим последствиям».

При этом он, сам того не желая, совершенно точно провел аналогию, заявив, что США применяют тот же подход, который использовался для сдерживания России в Европе после холодной войны, для сдерживания Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Старшина ВМС 2-го класса Жасмин Муньос стоит на дежурстве на борту военного корабля США Чарльстон в Субик-Бей, Филиппины

Старшина ВМС 2-го класса Жасмин Муньос стоит на дежурстве на борту военного корабля США «Чарльстон» в Субик-Бэй (Филиппины).

Navy Petty Officer 2nd Class Ryan Breeden

Чтобы у Пекина не возникло иллюзий насчет противостоящей мощи, США и союзники провели в Тихом океане учения группировки из 17 военно-морских судов из шести стран. В ходе учений, в которых были задействованы авианосные ударные группы США и Великобритании, истребитель F-35B морской пехоты США приземлился и взлетел с японского вертолетоносца. Это означает, что впервые после Второй мировой войны Токио демонстрирует готовность эксплуатировать авианосец.

Высокопоставленный британский офицер командор Стив Мурхаус заявил по окончании учений:

«Они стали важным сигналом для тех, кто находится здесь, о том, что такие страны, как мы, действительно верят в свободу судоходства, в свободу торговли и действительно встревожены милитаризацией этого района. В этом районе находились китайские разведывательные корабли, поэтому я абсолютно не сомневаюсь, что сообщение было бы передано в Китай довольно быстро».

Утрата симпатий к Пекину и реверансы в сторону Тайбэя

Другим важным моментом автор Sydney Morning Herald считает исчезновение симпатий к КНР в среде австралийского истеблишмента при одновременной демонстрации симпатий к Тайваню.

На фоне многочисленных публикаций в австралийских и мировых СМИ, в которых прямо говорится о растущих шансах Пекина в попытках насильно вернуть себе Тайвань, экс-премьер Австралии Тони Эбботт, когда-то энтузиаст отношений Китаем, во время своего визита на Тайвань в минувшие выходные заявил, что за последние несколько лет «пелена упала с наших глаз». И пообещал призвать власти Австралии к более тесному взаимодействию с Тайванем.

«Я не думаю, что Австралия должна быть безразлична к судьбе своего народа-демократа численностью почти 25 миллионов человек», — заявил политик.

Все перечисленные события позволяют предположить, что Австралия — нечто большее, чем «прилипшая к подошве жвачка». И что она одновременно является участником и лидером в формировании новой геополитики по мере того, как страны региона объединяются в ответ на агрессивные действия Си.

Конечно, это не означает, что Си уступит. Но, чтобы противостоять Австралии, ему как минимум понадобится «камень» побольше.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)