Как я сломала Коляна

Кажется, сломала Коляна.

Кажется, сломала Коляна.

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

В аэропорту я пила кофе с Коляном. Он подошел ко мне возле табло, от него сильно пахло старым перегаром и свежим бухлом.


Невысокий, коренастый, в спортивном костюме он посмотрел на меня чуть-чуть снизу большими глазами, протянул билет и сказал с надеждой: «А вы часто… тут… часто… я вот… куда мне»?


Оказалось, что нам с Коляном на один самолет. Он так обрадовался, что позвал пить кофе.


— Вам кофе, а мне покрепче! За двадцать минут до посадки успеем. Или если хотите, давайте тоже покрепче, — приободрившись затараторил Колян.


Мы сели за столик аэропортной кафешки и было ясно, что теперь-то Колян оказался в своей стихии. Пиво прямо легло ему в руку, как будто он с ним и родился, бывают такие люди. И даже цвет лица его изменился в этом золотистом отблеске. Есть теория стилей indoor и outdoor, а это вроде бы бонусный вариант. Когда человеку идет пиво.


Он сделал глоток и представился: «Колян».


Я подумала, что если сейчас предложу ему поехать к цыганам и медведям, он бросит все, и мы поедем. Но я не предложила. И Колян стал рассказывать, что вообще-то он работает в структуре, которая проверяет строительство аэропортов.


Пожаловался, что прилетел проверять, а его не пустили. Да и делают откровенно плохо


— А Витязево! Там еще хуже! — продолжал негодовать Колян. — Про Геленджик я молчу! Там вообще денег сколько, и что сделали, нельзя так.


Между накопителем и гейтами в аэропорту Витязево открытый атриум.

Между накопителем и гейтами в аэропорту Витязево открытый атриум.

© Svetlov Artem / wikipedia.org

Потом Колян спросил кем я работаю, недовольно покосился на мой телефон и спросил:


— Надеюсь, вы не записываете?


Я заверила, что никогда таким не занимаюсь, у меня память хорошая.


Потом Колян стал жаловаться на журналистов, которые снимают как плохо строители работают, а там может быть вообще все не так однозначно.


— Не люблю журналистов этих, с камерами всех, — сказал Колян.


 — Строят плохо, журналисты — плохо, а есть что-то, что вы любителе, Колян? — спросила я его. — Ну радует же вас в жизни же что-то…


Колян потух. Пиво перестало отражаться у него в глазах.


Он посмотрел мимо меня. Потом сказал:


— Я… ну… это… нет…


Потом подумал еще и сказал:


 — Нет, ну в людях? В жизни?


 — Хоть где, — пожала я плечами.


— Ну… вот… может… Нет, ну никого же ничего не радует, я же вот людей знаю, они тоже недовольные. Нет… ну…


Объявили посадку на наш самолет. Колян стал молчаливее. Пиво оставил недопитым. Предложил провести меня без очереди, я отказалась.


Мы зашли последние в самолет на общих основаниях и распрощались.


Он задумчиво сел к окну и стал в него смотреть. Кажется, сломала Коляна.


Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)