Нет левым и исламистам: выборы президента Франции готовят настоящий сюрприз

Выборы во Франции.

Выборы во Франции.

© Михаил Салтыков / Коллаж / Ridus.ru

Накануне предстоящих весной президентских выборов во Франции возникает все больше вопросов о том, насколько консервативным и правым окажется выбор французов. Во многом эти вопросы порождены резким ростом популярности ультраправого журналиста интеллектуала Эрика Земмура.


Левые в меньшинстве

Жан-Люк Меланшон

Жан-Люк Меланшон.

© Zuma / ТАСС

Французские левые на предстоящих выборах представлены крайне левым политиком Жан-Люком Меланшоном из ультралевой партии «Непокоренная Франция». За представителя исламо-гошистов (так во Франции называют представителей левых, выступающих на стороне исламского меньшинства) готовы голосовать 9% избирателей, как и за кандидата от партии «зеленых» Янника Жадо.

Социалистов на выборах представляет мэр Парижа Анн Идальго. Она рассчитывает мобилизовать левый электорат и убедить других кандидатов от социалистов, коммунистов и левых выступить на выборах 2022 года единым фронтом. Но пока её результаты еще хуже, чем у Меланшона: сегодня за нее готовы отдать голоса только 5,5% избирателей.

«Зеленых» на предстоящих выборах будет представлять 54-летний депутат Европарламента эколог Янник Жадо, который победил на внутрипартийных выборах евродепутата Сандрин Руссо, набрав 51,03%. Жадо с 1999 года входит в состав партии «зеленых» и представляет ее в Европарламенте с 2009 года.

Я полностью исключаю сколько-нибудь реальную возможность объединения на левом фланге вокруг одного кандидата, будь то крайне левый Меланшон с его «Непокоренной Францией» или мэр Парижа социалистка Идальго. И тем более кандидаты от экологов. Соглашение между ними крайне маловероятно, если вообще не исключено, — сказал «Ридусу» директор Центра французских исследований Института Европы РАН Юрий Ильич Рубинский.

Шансов у левых выиграть выборы весьма немного, и потому главный вопрос предстоящих выборов — кто из «приличных» правых составит конкуренцию Эммануэлю Макрону.

Наиболее очевидный кандидат от правоцентристов на предстоящих выборах — Ксавье Бертран, который идет от партии республиканцев. По данным соцопросов, проведённых летом, 51% респондентов, готовых голосовать за республиканцев, одобрили бы кандидатуру Бертрана. Сейчас, до официального начала президентской гонки, он отстает на несколько очков от президента Макрона и Марин Ле Пен. Сегодня за него готовы голосовать 14% французов.

Джокер справа

Эрик Земмур

Эрик Земмур.

© facebook.com

Несмотря на то, что пока большинство обозревателей говорят о лидере «Национального объединения» Марин Ле Пен как о главном сопернике действующего президента, ее критики справа утверждают, что 24−25% — это «потолок» для нее. И вот тут на столе может появиться «джокер» в лице ультрарадикального публициста Эрика Земмура.

Как считают некоторые политические обозреватели, в случае появления Земмура в списке участников президентской гонки волноваться стоит не только Марин Ле Пен, но и Эммануэлю Макрону.

На сегодня Земмур пока еще не заявил о своих президентских амбициях, но опросы показывают рост его популярности. После того как власти попытались подвергнуть его высказывания цензуре, она выросла еще сильнее.

Эссеист, журналист и обозреватель, прославившийся резкими заявлениями по вопросам миграции и исламизации Франции, пока набирает очки.

Журналист, который может бороться с Макроном за Елисейский дворец, в своих книгах и статьях не щадит никого: ни французскую элиту, ни французских женщин, ни иммиграцию, ни саму Марин Ле Пен, — писала о Земмурe испанская газета El Mundo.

Данные опросов показывают устойчивый рост общественной поддержки Земмура с июля, когда он набирал 5%. В августе в поддержку Земмура высказывались 7% избирателей. По данным опроса 27 сентября, за него были готовы проголосовать уже 13%. Опрос, результаты которого были опубликованы 1 октября, показал, что, если бы президентские выборы состоялись сейчас, Земмур мог бы получить 15% голосов.

Однако, как пояснил «Ридусу» директор Центра французских исследований Института Европы РАН Юрий Рубинский, несмотря на то, что большинство избирателей не хотели бы повторения 2017 года, когда Ле Пен с треском проиграла, пока что Эрик Земмур фактически играет против нее и за Макрона.

Если Земмур выставит свою кандидатуру, то, по данным опросов, фактически он, конечно, сыграет на руку нынешнему президенту, потому что в таком случае во второй тур, скорее всего, опять пройдут Марин Ле Пен и нынешний президент. И тогда избрание Макрона на второй срок будет весьма вероятным.

Правее правых

Марин Ле Пен

Марин Ле Пен.

© Zuma / TASS

Выступая с заявлением о своем участии в выборах, Ле Пен повторила обещание защитить Францию от тех, «кто хочет навязать свои правила и образ жизни», и о намерении бороться с «талибанизацией"* Франции. Выступая перед сторонниками в коммуне Фрежюс на юго-востоке страны, Ле Пен раскритиковала идею введения во Франции санитарных пропусков и заявила, что, если она придет к власти, французы получат государство, которое будет дорожить их свободами.

Несмотря на то, что по целому ряду вопросов взгляды Земмура близки к идеям Марин Ле Пен, именно ее позиции страдают от роста популярности радикального интеллектуала.

После того как в опросы стали включать Земмура, у нее осталось 16% голосов, в то время как до этого она получила бы 25% в первом туре президентских выборов, что ставит ее наравне с действующим президентом Эммануэлем Макроном.

Однако если смотреть на комментарии, которые оставляют французы к публикациям, посвященным теме выборов, то можно сделать вывод, что избирателям надоела «борьба нанайских мальчиков», в которой политики изображают соперничество.

Опросы показали, что французы больше не хотят дуэли «Макрон против Ле Пен». Логика очевидна! — написал в комментариях один из читателей публикации в «Ле Фигаро».

Несмотря на то, что и Ле Пен, и Земмур относятся к правым, их взгляды существенно разнятся по целому ряду важных тем.

По словам Юрия Рубинского, феномен Земмура столь же характерен, сколь и неожидан.

Его крайне правый дискурс, играющий на страхе перед исламом, на сегодня по всем предварительным опросам отбирает половину избирателей у Ле Пен. Он не политик, и его постоянно попрекают тем, что он выдает себя не то за Де Голля, не то за Талейрана, хотя это было бы смешно с его стороны. Но факт, что его заявления о том, что ислам несовместим с республиканскими ценностями и законом, в общем-то, гораздо более жёсткие, чем у Марин Ле Пен, и поэтому наиболее такая принципиальная и мотивированная часть её избирателей ушла к нему, — пояснил господин Рубинский.

В отличие от Марин Ле Пен, которая стала «приглаженной» версией своего радикального отца, Земмур не боится говорить об иммиграции как о процессе замещения коренного населения, который несет угрозу самобытности и даже существованию Франции.

Великое замещение — это не миф и не заговор. Это безжалостный процесс, который нам не разрешают ни остановить, ни даже осознать… Расположенный рядом с Парижем департамент Сена-Сен-Дени — это эмблема «великого замещения». Этот департамент является историческим сердцем Франции, в расположенном на его территории старом аббатстве покоятся наши короли. Но сегодня две трети рождающихся в нем детей имеют по крайней мере одного родителя иностранного происхождения, а более 60% лиц в возрасте до 18 лет так и вовсе стопроцентные дети иностранцев…
Из парламентского доклада в мае 2018 года мы выяснили, что наше государство просто не знает, сколько человек проживают в этом департаменте. Государство только догадывается, что число иностранцев-нелегалов там составляет… от 8 до 20% населения департамента, — заявил Земмур, выступая на телеканале Cnews.

В отличие от Марин Ле Пен, Эрик Земмур не признает различий между исламом и исламизмом. Выходец из семьи алжирских евреев, он часто приводит историю своей семьи в качестве примера успешной ассимиляции и считает, что мусульмане, которые хотят остаться во Франции, должны ассимилироваться с французским обществом, став членами французской нации, а не членами исламской уммы.

Земмур также выступает за выход из НАТО, чего не хочет Ле Пен.

Что касается Европейского союза, то он предлагает политику отказаться от участия в тех областях европейского сотрудничества, где политика ЕС расходится с интересами Франции. Позиция Марин Ле Пен по этому вопросу менее ясна, но пока она не высказывается в пользу выхода из ЕС.

Факт, что его дискурс работает и привлекает к нему сторонников. Эта тема действительно серьёзная, и то, что значительная часть французов чувствуют себя крайне неуютно, девальвированными в плане национально-культурной идентичности, это очевидно.
Последние события, связанные с австралийским контрактом на подлодки, были особенно унизительными для Франции, которой показали ее место, прежде всего американцы. Все это добавляет пессимизма французам, которые переживают своего рода боязнь потери национальной идентичности. И вот на этом Земмур и играет.
Его облик, его происхождение, его прошлое — они совершенно не типичные для этих самых крайне правых националистов. Алжирский еврей по происхождению, он не отказывается от религиозной принадлежности в условиях, когда в правых кругах существует не только антиарабский, но и антиизраильский крен.
В общем, парадоксально, но на его сторону приходят националистически настроенные люди. Тем не менее сам факт, что его дискурс имеет успех, о многом говорит. Более того, если такой маловероятный вариант всё-таки произойдёт и он пройдёт во второй тур, обогнав Марин Ле Пен, то тогда по ряду опросов он потенциально мог бы нанести поражение Макрону, — указывает Юрий Рубинский.

Публикация результатов опроса, проведенного 27 сентября, в котором Земмур получил 13%, а Ле Пен — 16%, вызвала бурную реакцию со стороны республиканцев и их потенциальных кандидатов. Несколько правоцентристских лидеров призвали к созданию «санитарного кордона» вокруг Земмура, как это делалось на протяжении десятилетий с семьей Ле Пен.

Эрик Земмур мечтает спровоцировать популистское цунами, но Les Republicains станет непреодолимой плотиной, — заявил лидер группы республиканцев в Национальной ассамблее Дамьен Абад после опроса.

Французские политические обозреватели отмечают, что до сих пор Марин Ле Пен была уверена, что пройдет первый раунд, в то время как многие сторонники «Национального объединения» не верят, что она способна выиграть во втором туре.

Насколько высока вероятность того, что правые смогут договориться о едином кандидате? Юрий Рубинский считает, что, хотя исключать такой поворот полностью не стоит, он все же маловероятен.

Дело не в личных амбициях самой Марин Ле Пен или того же Земмура. Характерно, что отец Марин Ле Пен — основатель «Национального фронта» Жан-Мари Ле Пен заявил, что если Земмур пройдет, то он будет голосовать за него. Марин Ле Пен последние четыре года исходила из того, что ей необходимо обеспечить себе поддержку не просто на крайне правом фланге, но и в центре, за счёт республиканцев. Это была ее главная задача, потому что поединок с Макроном 3 мая 2017 года закончился для Ле Пен полным провалом. После чего она взяла курс на «дедемонизацию» своего имиджа, стремясь доказать общественному мнению, что она нормальный республиканский кандидат, имеющий основания претендовать на президентский пост. И, надо сказать, не без успеха у неё там всё-таки в целом. Общее число сочувствующих росло, но, с другой стороны, она отталкивала к Земмуру своих наиболее правых сторонников, которые сочли, как прямо говорит Земмур, что она по сути левая, — отмечает господин Рубинский.

Так что загадка в том, решится ли Земмур стать тем самым долгожданным по-настоящему консервативным и патриотическим кандидатом французского правого электората и сможет ли он набрать достаточно голосов.

«Теоретически за него могли бы выступить все крайне правые. Но против него будет весь левый фланг французской политики».

Отношение к России

Стоит отметить, что пока российская тема не очень громко звучит в предвыборных выступлениях, и о том, что думают потенциальные и уже заявившие о своих намерениях кандидаты о российско-французских отношениях, можно лишь догадываться на основе ранее сказанного и сделанного.

Не будет ошибкой предположить, что Эммануэль Макрон продолжит политику, которую проводит Франция сейчас. Французский президент не раз заявлял, что считает необходимым сотрудничество с Россией, США и странами Европы по вопросам международной безопасности, например по разрешению ситуации в Афганистане. Однако последние события в Мали, когда эта африканская страна приобрела четыре российских вертолета и обратилась за помощью к так называемой ЧВК Вагнера, вызвали резкую реакцию Елисейского дворца.

29 сентября министр обороны Франции Флоранс Парли выступила с новым предупреждением в адрес руководства Мали по поводу его возможного сотрудничества с российскими наемниками ЧВК Вагнера. Парли предупредила Бамако об угрозе «международной изоляции» и «потери части суверенитета».

Если Мали начнет сотрудничать с наемниками, страна окажется в изоляции и потеряет поддержку международного сообщества, которое оказывает значительную помощь малийцам, — отметила министр обороны Франции, как передает RFI.

Вполне вероятно, что дальнейшее проникновение российских компаний на территории, которые Франция считает зоной своих интересов, может вызвать обострение в отношениях между нашими странами. Пока же Макрон демонстрирует весьма дружественное отношение к российскому президенту. 21 сентября, выступая в фонде Louis Vuitton на открытии выставки «Коллекция Морозовых. Шедевры современного искусства», Макрон выразил благодарность президенту России Владимиру Путину за помощь в организации выставки коллекции Морозовых в Париже.

C другой стороны, как предполагает автор публикации в американском National Interest профессор международных отношений в Университете Южной Каролины Али Демирдас, после того как Франция лишилась австралийского контракта, Париж в лице Макрона может пойти на сближение с Москвой. Тем более что опыт нахождения общих интересов на примере Ливии уже имеется.

Париж, который все чаще оказывается бессильным в Восточном Средиземноморье, странах Африки к югу от Сахары и Сахеля, будет предпринимать шаги для восстановления раненой гордости, и они будут иметь серьезные последствия. Французы уже подвергли сомнению цель членства в НАТО, и проблема подводных лодок дала им конкретную причину пересмотреть место Франции в НАТО…
Следует ожидать, что в Средиземноморье Париж усилит свои близкие отношения с Москвой, чего более чем достаточно, чтобы нанести ущерб основам НАТО. Это вызовет обеспокоенность Польши, стран Балтии, Украины и Грузии. Учитывая его не очень успешную игру против своего политического соперника — популистки Марин Ле Пен, которая имеет тесные связи с Владимиром Путиным, Эммануэль Макрон может прибегнуть к решительным шагам во внешней политике, — считает господин Демирдас.

Особые отношения Марин Ле Пен, о которых говорит американский ученый, с другой стороны, могут сыграть и против Ле Пен, которую многие называют «полезной идиоткой» на содержании у Кремля.
Впрочем, директор центра «Россия и новые независимые государства» во Французском институте международных отношений (IFRI) Татьяна Кастуева-Жан в комментарии изданию NEWS.ru. ранее указывала, что сомневается в том, что факт российского финансирования скажется против Ле Пен. Она считает, что этот факт не сыграл против неё в предыдущей кампании и вряд ли сыграет в нынешней.

О взглядах Земмура на российско-французские отношения можно только догадываться по нескольким его выступлениям и их критике.

Российская журналистка Radio France Internationale Елена Серветтаз в своей публикации на сайте американской НКО The Institute of Modern Russia (IMR) называет Земмура в числе западных политиков, «продавших душу Путину», заявляя, что «в то время как в России многие журналисты пытаются избежать пропагандистской машины Кремля, во Франции есть некоторые журналисты и политики, которые устремляются в противоположном направлении»: «Они готовы на все, чтобы договориться с Москвой».
Однако правда, вероятнее всего, в том, что, как и многие антиглобалисты и западные правые, Земмур, говоря о России, выдает желаемое за действительное и плохо себе представляет наши реалии, которые влияют и на внешнюю политику России.

Это хорошо видно на примере его дебатов 25 июня с левацким философом Бернаром-Анри Леви. Тогда Земмур заявил, что считает, что Франция должна «иметь привилегированный союз с Россией».

На это Бернар-Анри Леви попытался возразить, что в лице Путина европейцы имеют человека, который «ненавидит Европу, ненавидит Францию… и который всеми возможными способами угрожает Европе».

«Вы идеальный представитель американского глубинного государства (deep state), но [даже последний дурак] понимает, что демонизировать Россию глупо, потому что настоящим врагом Америки сейчас является Китай», — парировал Земмур.

Далее Эрик Земмур повторил штампы, которые более присущи главреду «Завтра» Проханову или Геннадию Зюганову, нежели правому европейскому публицисту и интеллектуалу, сказав, что во время президентства Бориса Ельцина Россия «была продана с аукциона мафиозным олигархам и американцам», а сам Ельцин «был марионеткой американцев». Путин же, по словам Земмура, «восстановил власть государства».

«Это американцы нападают на Россию… это папа Буш пообещал Горбачеву не расширять НАТО, но распространил его не только на страны Востока… но и на пояс, окружающий Россию», — заявил Земмур.

Как пояснил господин Рубинский, для целого ряда французских политических партий характерна определенная симпатия к России, при том что для голлистов, которых представляет сейчас Земмур, эти симпатии отличаются от тех, которые испытывали коммунисты к СССР.

«Нельзя забывать, что значительная часть нынешних сторонников Ле Пен — это перешедшие на крайний правый план представители рабочего класса и крестьянства, которые раньше голосовали за коммунистов. Это парадокс, но это факт. Однако для французов националистических взглядов история в Мали, а ранее в Центрально-Африканской Республике, очень болезненна и свидетельствует о том, что Россия — это угроза», — отмечает Юрий Рубинский.

Главная тема?

Пока трудно вычленить главную тему, которая «выстрелит» в предвыборных программах и обещаниях кандидатов, но можно с уверенностью сказать, что вопросы миграции и исламизации станут одними из важнейших.

«Новость заключается в том, что все три наиболее перспективных потенциальных кандидата от правоцентристов теперь говорят, что они выступают за радикальные изменения в иммиграционной политике, и даже обещают положить конец воссоединению семей. Даже бывший еврократ Мишель Барнье, который вел переговоры по Brexit от Европейской комиссии, теперь хочет референдума по иммиграции. И это еще не все: Барнье говорит, что хочет, чтобы Франция вернула часть своего суверенитета, неправомерно отобранную судьями Европейского суда», — указывает консервативный французский журналист Оливер Бо.

И здесь все решит то, насколько радикальны окажутся французы в своем отношении к этой проблеме.

Для последователя генерала Де Голля Эрика Земмура ислам является тоталитарной идеологией, его распространение во Франции он считает разновидностью колонизации, а миграция мусульман во Францию, по его мнению, должна быть прекращена.

Но и правоцентристы, и сам Макрон уже говорят, что необходимо провести референдум по вопросам иммиграции и проводить более жесткую политику в области борьбы с преступностью.

«Однако, напуганные популярностью Земмура, республиканцы скорее поддержат Эммануэля Макрона, чем Ле Пен или Земмура», — указывает Оливер Бо.

Левые и их союзники, высказывающиеся в пользу мультикультурализма и политики открытых границ, набирают, по данным опросов, всего 23,5% голосов. Или 28,5%, если включить более мелких кандидатов.

Как отмечает Оливер Бо, в случае если Земмур пойдет на выборы, есть шанс, что во втором туре он встретится с кандидатом от правоцентристов-республиканцев, которых Земмур называет «партией центристской знати, предавшей генерала де Голля».

Однако эта партия, по мнению французского журналиста, кажется все менее и менее способной обманывать своих избирателей, и, вероятно, именно поэтому она получила рекордно низкие 8% голосов на последних выборах в Европейский парламент, а ее потенциальные кандидаты показывают результат на уровне 14% в опросах о симпатиях на предстоящих президентских выборах.

По мнению Юрия Рубинского, шансы Макрона на переизбрание очень высоки, даже несмотря на то, что он сильно разочаровал французов своими реформами. Пройди выборы сегодня, он бы выиграл. Для республиканцев невозможно отдать голоса Ле Пен и тем более Земмуру, а это резко снижает шансы правых. Интрига будет более острой, если во второй тур выйдет кандидат от республиканцев Ксавье Бертран, у которого, как считает директор Центра французских исследований Института Европы РАН, есть все шансы победить, получив голоса правых.

* «Талибан» — террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации.

Позиция кого из кандидатов в президенты Франции, на ваш взгляд, наиболее адекватна?

Проголосовало 26 человек
(Для голосования нажмите на соответствующую вашему выбору строку)

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)