Можно ли переждать ядерный апокалипсис в метро

Что страшнее - ядерный взрыв или быть запертым с сотнями людей в метро без еды и воды.

Что страшнее - ядерный взрыв или быть запертым с сотнями людей в метро без еды и воды.

Сфера моей деятельности собирает вокруг меня людей, неподдельно интересующихся глобальными проблемами. Одни имеют профессиональное отношение, например, к авиации, космосу, военной службе, другие — любопытствуют этой повесткой как зрители. Каждый третий наш с ними разговор можно обобщить как «обсуждение на тему «а что будет, если». Одно из моих любимых — «а что будет с теми, кто в случае глобальной техногенной/природной катастрофы окажется в убежище?» .

Ситуация: произошел ядерный взрыв. Еще никто не понял, что cлучилось, но уже по радио/тв закрутилось оповещение. Что делать?

Из уроков ОБЖ мы помним, что при таком сценарии есть два варианта действий. Первый — искать подземное убежище. Второй, если совсем не повезет, то, как в черной шутке, «накрываться простыней и ползти к кладбищу».Наша цивилизация постоянно готовится к масштабным ЧС — на территории и России, и других стран есть несчетное количество бомбоубежищ. К примеру, Москве и Мособласти их около 200. Не считая десятка станций метро глубокого залегания.

Но в случае внезапной катастрофы практически абсолютное большинство населения этого города — впрочем, как и других — просто не успеет до них добраться. Повезет тем, кто живет, работает или волей случая окажется неподалеку от этих подземных «резервуаров». Часть людей при любом сценарии армагеддона погибнет сразу. Часть получит травмы, несовместимые с возможностью передвижения. Часть окажется замкнутой под завалами или в пробках. Часть растеряется, впадет в панику и, скорее всего, из-за этого или тоже неминуемо погибнет, или создаст еще более усугубляющие ситуацию панику и хаос. И только единицы доберутся до метро или бомбоубежища.

А что там? 


В случае тотальной ЧС в метро, к примеру, еще нужно успеть спуститься. На этот случай у силовиков разработан жесткий план действий: через определенное время после начала катастрофы (согласно учениям МЧС, 15 минут) исходя из ее характера и по мере загруженности вестибюля отдается беспрекословный приказ о закрытии гермодверей. Это многотонные затворы, которые не пропускают воду, воздух, газы, радиоактивную пыль. Их можно увидеть на многих станциях метро перед эскалаторами и за ними, а также в тоннелях. Однако сегодня многие из них не закрываются — те, через которые, например, проходят кабели.

Октябрь 1941 г. Жители города на станции метро

Октябрь 1941 г. Жители города на станции метро «Маяковская» во время воздушной тревоги.

© Аркадий Шайхет/ТАСС

Но, допустим, группы людей по 300−500 человек укрылись от ядерного взрыва и его последствий именно в метро — во всех городах, где оно есть. Это — гарантия спасения или мучительная смерть?

  1. Инфраструктура станций метро расчитана исключительно на повседневное использование: на прием пассажиров и более-менее контроль за их поведением. Никаких медпунктов, комнат отдыха с кроватями, водопровода, зачастую и туалета там нет. Не то что для сотен людей — но и одного человека. Через энные сутки это обстоятельство добавит огоньку в происходящее.
  2. Еда и вода. Станции метро не связаны тоннелями с продовольственными складами, некоторые имеют выход к торговым центрам — но какой выход, если он задраен, а все, что выше эскалатора, заражено? Сначала все сьедят то, что было с собой в рюкзаках — обеды, взятые на работу, завалявшиеся в карманах карамельки, то, чем особо сыт не будешь и уж точно не продержишься на этом и двух суток. И если без еды еще можно куковать недели, то без воды — категорически нет. Водовоз не приедет, выпаривать ее тоже не из чего.
  3. Медпомощь. В условиях уличного хаоса в метро окажутся десятки раненых, в том числе — серьезно. Это- первые претенденты на смерть или от сепсиса, или от потери крови. Даже если среди укрывшейся толпы окажутся врачи, без достаточного количесива лекарств и перевязочных материалов они бесполезны. Травмы- это одна история, но ведь среди «спасшихся» окажутся диабетики, астматики, гипертоники, больные онкологией. Эти тяжелые состояния требуют беспрерывного мед контроля и наличия кучи лекарств. Разовых доз, которые рассованы по карманам, не хватит более, чем на неделю. Итог-понятно какой.
  4. Агрессия. К погибающим от ран прибавятся убитые уже в метро — случайно в давке или намеренно от рук обезумевших. В ситуации полнейшего неконтролируемого хаоса найдутся те, кто сможет убить за косой взгляд, слово поперек, ту же еду или теплые вещи.
    В играх серии

    В играх серии «Метро» станции подземки превратились в миниатюрные города-государства.

    © metro2033.ru

  5. Токсичность. Станции метро превратятся со временем превратятся в один сплошной могильник и — туалет, мы же говорим о долгом пребывании людей под землей, если не чрезвычайно долгом. С физиологией ничего не сделаешь. Трупы тоже нужно куда-то убирать. Изолировать это все нечем. Как результат- станции наполнят токсины от биологических отходов и разлагающейся плоти.
  6. Нехватка кислорода. Плюс к токсинам. В метро есть фильтры, которые забирают воздух с поверхности и обеспечивают его циркуляцию по станции. Но если там — ядерный конец света, то кислорода уже в этом воздухе просто нет. Нечего фильтровать.
  7. Те, кто выжил в метро, через какое-то время соберется на поверхность. И — снова гермодвери. Их могут закрыть не кто угодно с улицы — только сотрудники станции. При этом, как бы странно это не звучало, «персонал метро никогда не проводит учения гражданской обороны». Понятен уровень их реакции и осведомленности, да? Так вот с открытием дверей могут возникнуть проблемы — и человеческого фактора и технического.
  8. Допустим, открыли. И? Радиационная пустыня. Без защиты РХБЗ, которую, конечно, каждый носит с собой, на поверхности нечего делать- тогда укрываться и выживать в метро можно было и не надо. Но даже если такой костюм действительно у кого-то окажется, то он не расчитан на постоянное нахождение в зараженной среде. То есть, надеть его и пойти домой спать нельзя. Опять же, не исключены его повреждения, нарушение герметичности- тогда точно труба.

Получается, что метро- такая себе перспектива. Примерно такая же исторя может случиться и с теми, кто окажется именно в бомбоубежищах. С поправкой на то, что там будут не сотни человек, а, скорее всего, десятки. В первую очередь, из-за массовой неосведомленности о том, где они вообще есть в городе. И из-за того, что большинство из них или переоборудованы под склады и парковки, или вовсе закрыты на затворы. Ничего же не случится, не так ли…

Учения ГО на случай масштабной ядерной катастрофы не способны детально сымитировать реальную обстановку. Поэтому все их рекомендации и сценарии носят исключительно теоретический характер по поводу действий и поведения. Человечеству не приходилось сталкиваться с апокалиптическим сценарием в условиях именно современного мегаполиса — значит нет ни практических рекомендаций, ни адекватной на этот случай массовой защиты. Так что, еще никогда, как теперь, шаблонные изречения участниц конкурсов красоты «я хочу, чтобы был мир во всем мире», не были так глубокомысленны и дальновидны.

Стрелка же на «Часах судного дня» с 2020 года, согласно сайту проекта, замерла на 100 секундах ДО.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)