«Ломовские» чиновники: кто реально управлял бандой, убившей Михаила Круга

Михаил Круг и члены группировки «Ломовские».

Михаил Круг и члены группировки «Ломовские».

© Игорь Ставцев / Коллаж / Ridus.ru

В «лихие девяностые» в Тверской области орудовала организованная банда, отличавшаяся от других «братков» особой кровожадностью. С подачи следствия и СМИ банда получила название «Волки» — такое прозвище было у одного из лидеров банды Анатолия Осипова. Однако идейным вдохновителем группировки, пронизавшей целый регион криминальным террором, принято считать авторитета Александра Костенко по кличке Лом.

На счету «банды волков» в период с 1995 по 2005 год — вымогательство у коммерсантов денежных средств и долей в бизнесе, торговля оружием, криминальный контроль за проституцией, автобизнес, мошенничество, незаконные валютные операции, разбои и жестокие, зачастую демонстративные убийства. Членов этой банды называют убийцами знаменитого шансонье Михаила Круга.

Лидеры банды Осипов и Костенко давно мертвы: труп Волка с многочисленными огнестрельными ранениями нашли 28 ноября 2005 года в тверском микрорайоне Юность, а спустя почти год, 19 сентября 2006-го, на перекрестке автодороги Тверь — Рождествено — Лисицкий Бор был расстрелян внедорожник Лома. Члены группировки рангом пониже отбывают пожизненные сроки.

Но правоохранителям стали известны имена тех, кто на самом деле управлял «бандой волков», организовывал и заказывал убийства и был в полной мере ответственен за криминальную обстановку в Тверской области. Судя по показаниям фигурантов дела, группировка находилась в прочной связке с местной властью и правоохранительными органами.

Никакой «банды волков» не было: речь идет о целом преступном сообществе «Ломовские».

«Ридус» разбирался, почему следствие не стремится привлекать к делу новых участников.

Один из «ломовских», осужденный на пожизненное заключение, поведал некоторые детали.


Кровавый след «ломовских»

В 2009 году начались судебные слушания по делу кровожадной группировки. Несмотря на то, что оставшиеся в живых бандиты долгое время наотрез отказывались сотрудничать со следствием, правоохранители получили показания около пятисот свидетелей.

На сегодняшний день история кровавых похождений «ломовских» детально известна.

© Игорь Ставцев / Инфографика / Ridus.ru

Самые жестокие расправы «ломовских» пришлись на первую половину нулевых: бандиты жестоко и демонстративно убивали коммерсантов, встававших на их пути.

В 2002 году жертвой «ломовских» стал бывший директор Кимрского горторга Грант Кочарян, который в то время владел сетью продуктовых магазинов, торговым центром и крытой автостоянкой. Коммерсантом занялся лично один из лидеров банды Волк. Убийца подстерег Кочаряна у его торгового центра и расстрелял в упор. От четырех пулевых ранений предприниматель скончался на месте.

Год спустя «ломовские» расправились с сутенером Игорем Жиловым, которому принадлежала точка с проститутками на трассе Москва — Санкт-Петербург. Жилов отказался от «крыши» и нахамил самому Лому. Месть «ломовских» не заставила себя долго ждать: сутенера подстерегли на Тургиновском шоссе и изрешетили его Audi пулями на глазах у сотен автомобилистов. Новым сутенером точки назначили доверенное лицо Лома Дмитрия Веселова (Весел).

© pixabay.com

В 2005 году от рук «ломовских» пал президент Тверской областной федерации греко-римской борьбы, председатель региональной армянской диаспоры Арутюн Тунян. Отказ Туняна отписать Лому здание торгового центра обернулся расстрелом автомобиля. В перестрелке пострадала случайная свидетельница: шестнадцатилетняя девушка была тяжело ранена одним из бандитов, из-за чего на всю жизнь осталась инвалидом.

Апофеозом кровавого беспредела «ломовских» можно считать массовое убийство семьи директора кимрского рынка Анатолия Башашина. В 2006 году коммерсант отказался переписать свой рынок Лому, чем подписал себе смертный приговор. Убийцы прокрались в особняк предпринимателя и уничтожили всех его обитателей: самого Башашина, его жену Валентину, сына Игоря и дочь Татьяну.

Но самым громким убийством «ломовских» стало устранение Михаила Круга 1 июля 2002 года.

Михаил Круг.

Михаил Круг.

© Соцсети

Около полуночи в дом короля русского шансона прокрались двое «ломовских», Весел и Александр Агеев, известный по кличке Агей. Накануне Лом потребовал у артиста регулярно отдавать ему за покровительство часть гонораров. После отказа Круга авторитет разработал план: бандиты должны были ограбить дом шансонье, после чего Лом благородно вернул бы Кругу награбленное, тем самым обязав к сотрудничеству. Однако реализовать план бескровно не удалось.

Лом заверил Агея и Весела, что в тот вечер никого в доме не будет: Круг должен был выступать в Твери на Дне города, но из-за накладок с финансированием выступление отменилось в последний момент. Поздним вечером Круг вернулся в свой особняк с супругой Ириной и тещей. Услышав звуки в доме, убийцы спрятались в бильярдной. Неожиданно для них туда вошла теща шансонье. Агеев ударил ее по голове пистолетом. На шум в бильярдную поднялась Ирина, которая стала свидетелем избиения. Шокированная женщина попыталась скрыться, а Круг бросился на удирающего из дома Весела. В потасовке бандит дважды выстрелил в шансонье.

После того как бандиты покинули место преступления, Кругу удалось добраться до соседского дома и вызвать скорую. Врачи сделали все, чтобы спасти жизнь тяжело раненного певца, но к утру Круга не стало.

Массовое убийство в Максатихе

Но вернемся в более ранние времена и вспомним, с чего все начиналось. В ноябре 2002 года «ломовские» хладнокровно убили четверых людей в поселке Максатиха Тверской области. Типичная для того времени криминальная разборка на почве передела рынка дала повод для поиска истинных бенефициаров кровавого террора «ломовских». Но обо всем по порядку.

В девяностые в небольших городах любое предпринимательство было невозможным без тесной связи с криминалитетом: бизнесмены были вынуждены либо платить львиную долю своей прибыли, либо непосредственно участвовать в деятельности ОПГ. Второй вариант для многих был предпочтительнее: когда во главе находился криминальный авторитет, которому никто не посмел бы перейти дорогу, развивать свое дело казалось куда безопаснее. Однако в одном городе зачастую существовало несколько бандформирований, что приводило к перестрелкам и убийствам в борьбе за зоны влияния.

В 1995 году в поселок Максатиха вернулся Алексей Набилков. По совету друзей он вложился в лесопилку — хотел развивать собственный бизнес. Друзья оказались приближенными к известному вору в законе Александру Северову по прозвищу Север: Андрей Кудрявцев занимался сбором «процентов» с предпринимателей для поддержания общака, а Игорь Жиганов и вовсе был смотрящим в поселке.

Лесопилка.

Лесопилка.

© wikimedia.org

В это же время лесной бизнес заинтересовал и «ломовских» — особенно в Максатихинском районе, за который отвечал Жиганов: район считался прибыльным и стратегическим для лесоперерабатывающей промышленности. ОПГ крышевала предпринимателя Юрия Цветкова, который владел пилорамой в этом районе. Противостояние «ломовских» и Севера было лишь делом времени.

В октябре 2002 года бандиты Севера нагрянули на лесопилку. Цветков платить в общак по полторы тысячи долларов ежемесячно отказался и обратился к Лому. Авторитет оказал бизнесмену помощь единственным известным ему способом.

Согласно свидетельским показаниям, 12 ноября 2002 года Агей и Младший Волк купили стволы и отправились к «смотрящему» в Максатихе Жиганову, который устраивал в своем доме карточный турнир с участием подельников. Ворвавшись в квартиру, вооруженные пистолетами с глушителями «ломовские» убили всех, кто сидел за игровым столом: Набилкова, Кудрявцева и Жиганова, а также Геннадия Сухарева, который не был участником группировки, но оказался не в том месте и не в то время.

© pexels.com

После хладнокровного расстрела картежников Младший Волк и Агей вышли из квартиры, избавились от оружия и уехали на свадьбу: в этот день младший Осипов женился. Место убитого Жиганова занял Цветков — теперь он занимался сбором денег с предпринимателей. Причем он организовал охранное предприятие — ЧОП «Стабильность» — и собирал деньги «легально». Вскоре Цветков стал полноправным членом «ломовских»: он был информатором банды и иногда решал, кто из местных предпринимателей стал слишком неудобным, чтобы оставлять его в живых.

Согласно свидетельским показаниям по делу «ломовских», убийство Жиганова и Кудрявцева задумал именно Цветков: он искал человека, готового выполнить грязную работу за десять тысяч долларов. В рамках расследования уголовного дела было установлено, что Цветков оказывал помощь в организации убийства, однако он был оправдан по данному эпизоду Верховным судом из-за недостатка улик. По данным осужденных «ломовских», наказания избежали многие личности, связанные с этой ОПГ.

Отбывающим пожизненные сроки Агееву, Осипову и Баскакову присуждены иски на общую сумму более пятнадцати миллионов рублей в счет компенсации морального и физического вреда родственникам убитых. Таких денег у осужденных, разумеется, нет. Тем временем те, кто руководил убийцами, остаются на свободе. Осужденные «ломовские» решили назвать их имена.

Вспомнить всё

Первые несколько лет после задержания пожизненно осужденный Агеев отказывался от дачи каких-либо показаний. Он не сдавал подельников ни под давлением со стороны сотрудников следственного отдела, ни после избиения зеками в камере по наводке от Севера. Более того, молчаливого Агея в сопровождении бойцов СОБРа вывозили из СИЗО-1 Тверской области для личной встречи с криминальным авторитетом, но и тогда Северу не удалось узнать, кто стоит за ликвидацией его людей.

Агеев никого не сдавал, так как рассчитывал на помощь со стороны Лома, который имел тесные связи с администрацией города и правоохранительными структурами.

Но после убийства Лома в 2006 году молчание потеряло смысл.

Александр Агеев во время следственного эксперимента.

Александр Агеев во время следственного эксперимента.

© СК РФ

«Вместо полного расследования и привлечения к ответственности всех участников ОПС нас троих осудили как участников банды, которой руководили Костенко и Осипов-старший. <...> Возникает вопрос: как пять человек могли контролировать криминальную деятельность во всем Тверском регионе?» — вопрошает Агеев, решивший дать подробные показания.

Александр Агеев осветил в интервью корреспонденту «Ридуса» Неле Ишмеевой (в переписке при содействии адвокатов) все детали деятельности организованного преступного сообщества «Ломовские».

В 2012-м мы начали давать показания, чтобы привлечь к ответственности всех остальных участников ОПС, но снова вместо полного расследования в суд ушло дело по ряду убийств без привлечения заказчиков и организаторов. В 2019-м мы в очередной раз дали показания по ОПС, но ничего не изменилось. Это потому, что бывшие участники ОПС занимают высокие посты в Тверской области.

Имена тех, кто стоял за преступлениями «ломовских», Агеев сперва раскрыл следователю Руслану Велимамедову в 2007 году. Однако, как утверждает осужденный, следователь, вероятно, из корыстных соображений, вывел неудобные имена из уголовного дела о создании преступного сообщества, чем «развалил» дело по ст. 210 УК РФ. Позже Велимамедов был уволен: в 2009 году служебная проверка доказала его связь с криминальным миром.

Агеев продолжил называть фамилии организаторов сообщества «ломовских»: «Все указанные лица не просто брали деньги Костенко, но и принимали непосредственное участие в ОПС и совершаемых внутри преступного сообщества преступлениях как полноправные участники».

Среди тех, на кого указал осужденный, значится действующий глава Калининского района Тверской области Андрей Зайцев (в распоряжении «Ридуса» имеются материалы следствия с показаниями Агеева).

© Официальный сайт администрации муниципального образования Тверской области

В 2002 году Зайцев вместе с кандидатом в депутаты Котовым был владельцем авторынка. Зайцев заказал Костенко убийство Котова, которое было совершено в октябре 2002-го. Когда Зайцев стал единственным владельцем рынка, Костенко помог ему с выбором в местное Законодательное собрание и распорядился, чтобы он каждый месяц платил за обеспечение безопасности авторынка начальнику РУБОП Магомалиеву, — говорится в показаниях Агеева.

Следующее имя в списке — Владимир Магомалиев. По словам Агеева, он участвовал в захвате бизнеса непокорных коммерсантов: «Были случаи, когда коммерсанты отказывались платить Костенко, их убивали, и тогда к родственникам убитых приезжал Магомалиев с сотрудниками РУБОП, угрожал и объяснял, что бизнес перешел к Костенко и им лучше оставить любые притязания. Также Магомалиев контролировал большую часть торговли нелегальным оружием в регионе. И постоянно сообщал Костенко, в какую группировку и сколько оружия продали его подчиненные. Таким образом мы собирали информацию о противоборствующих группировках».

В список вошел и экс-глава криминальной милиции УВД по Тверской области Александр Арсеньев, вышедший на пенсию. Агеев утверждает, что бывший начальник уголовного розыска осуществлял «оперативное» прикрытие ОПС.

После того как рядовые оперативники разрабатывали участников ОПС «Ломовские» и докладывали об этом Арсеньеву, все участники ОПС, находящиеся в разработке, одновременно меняли телефоны, и это было неоднократно. Также Арсеньев добивался фальсификации экспертиз по оружию, проходящему по ряду заказных убийств. Из-за таких действий некоторые убийства удалось раскрыть лишь спустя 17 лет.

Пожалуй, самое громкое имя в этом списке — председатель совета директоров ОАО «Тверьстрой» экс-депутат Тверской городской думы Владимир Косых, которого Агеев называет главным финансистом ОПС Костенко и заказчиком ряда убийств.

© Официальный сайт Тверской городской думы

Косых, помимо управления основными финансовыми потоками ОПС, является заказчиком убийств Веселова А. и Жилова И. Чтобы не быть привлеченным к уголовной ответственности, он недавно продал все свои охотничьи угодья. Каждый житель поселков и деревень, находящихся возле этих угодий, прекрасно знает, что бывший бандит Косых продал все, чтобы избежать уголовного преследования. Только почему-то следственным органам об этом неизвестно, — отмечает Агеев.

Прокуратура Тверской области считает, что, добиваясь пересмотра приговора 2009 года, Агеев, Осипов и Баскаков пытаются избежать уголовной ответственности. Агеев же утверждает, что преследует единственную цель: привлечь всех участников ОПС, которые до сих пор остаются на свободе, к уголовной ответственности.

Корреспондент «Ридуса» связался с Агеевым и получил от него письмо с ответами. По словам осужденного, он рассказывает о руководстве «Ломовских», потому что «это несправедливо»: он хочет, чтобы «заказчики покрыли многомиллионные иски потерпевшим».

Я не прошу снисхождения для себя. Признаю, что получил по заслугам. Но почему мы втроем (Агеев, Осипов и Баскаков) должны прожить всю жизнь в тюрьме, тогда как те, кто руководил нами и организовывал эти преступления, остаются на свободе?

В ответ на вопрос, о чем Агеев думает каждый день, осужденный сообщил следующее:

Жалею, что в свое время не пошел в военные. Перед сном стараюсь не думать. Делаю аутогенную тренировку, следуя советам Кадочникова Алексея Алексеевича, — для тех, кто в теме, его представлять не надо.

Часть из более чем 30 заказных убийств на счету «ломовских» до сих пор остаются нераскрытыми. Почему же показания Агеева до сих пор не привели к действиям со стороны правоохранителей? «Все незаконные действия прокуратуры Тверской области становятся понятны, если знать, кто входил в ОПС „Ломовские“», — отмечает Агеев.

Очень странные дела

Имена руководителей «Ломовских» были озвучены Агеевым, Осиповым и Баскаковым еще в 2007 году. Эта информация была зафиксирована в материалах дела. Признанные потерпевшими родители и жены жертв «ломовских» требуют привлечь настоящих заказчиков преступлений к ответственности. Но сделать это оказалось не так просто: для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам необходимо разрешение прокурора Тверской области Сергея Лежникова, который такого разрешения не дает.

На протяжении долгого времени обвиняемые, их адвокаты и потерпевшие пытаются обжаловать действия прокурора области. Одна из таких жалоб была адресована Генеральной прокуратуре, однако там ее перенаправили на рассмотрение тверского прокурора. Подобный абсурд прослеживается во всех жалобах и обращениях по этому делу.

© Страница прокуратуры Тверской области в соцсети «ВКонтакте»

В сентябре минувшего года замглавы регионального СК подполковник Сергей Монахов направил обращение первому заместителю прокурора Тверской области Евгению Денисову (копии всех упомянутых в материале документов есть в распоряжении редакции), в котором перечислил «существенные противоречия» в приговорах Агееву, Осипову и Баскакову, установленные в ходе расследования дела. Монахов также рассказал о показаниях осужденных.

Ими названы лица, которые отвечали за финансовые вопросы, лица, обеспечивающие силовую поддержку, а также лица из числа сотрудников органов исполнительной власти и правоохранительных органов, которые помогали деятельности данного сообщества. Осипов, Агеев, Баскаков и иные лица готовы дать показания по уголовным делам, что будет являться новыми доказательствами.
Фрагмент обращения Монахова в прокуратуру.

Фрагмент обращения Монахова в прокуратуру.

Ответ на обращение Монахова пришел от зампрокурора области Сергея Никифорова. Звучит он, если коротко, так:

Оснований для возобновления производства по делу не установлено.

Месяц спустя Агеев направил ходатайство главе СК России Александру Бастрыкину и генпрокурору Игорю Краснову. Заключенный просил обратиться к тверскому прокурору с просьбой о возобновлении производства по уголовному делу.

Фрагмент ходатайства Агеева.

Фрагмент ходатайства Агеева.

В начале текущего года Агеев получил ответ из прокуратуры Тверской области, и его текст был немного предсказуем: оснований для возобновления производства по делу по-прежнему нет. Осужденный продолжает писать жалобы в Генпрокуратуру и публиковать открытые обращения на имя Краснова и Бастрыкина, но прокуратура области не меняет своего решения.

Главное препятствие в расследовании в том, что ОПС «Ломовские» в тесном контакте работала с представителями власти и силовиками, а если раскручивать дело по ОПС, то придется привлекать к уголовной ответственности госслужащих и сотрудников правоохранительных органов, — пишет в открытом обращении Агеев.

Впрочем, столичный адвокат Роман Островский, ознакомившийся с материалами производства, в комментарии «Ридусу» выразил уверенность, что бремя по развитию уголовного дела лежит отнюдь не на плечах прокуратуры.

В данном случае, как я вижу, прокуратура формально соблюдает букву закона, их ответы лежат вполне в русле правовой логики. Это следствие должно заводить новое самостоятельное дело, а не пытаться поднять старые дела. Почему следствие не стало заводить новые дела, а пытается «прободать» старые, ответить трудно: тут проблема или в некомпетентности, или в собственно нежелании брать на себя ответственность и давать толчок новому разбирательству, — заявил юрист.

Тем временем жалобы пишут и потерпевшие, которые пытаются добиться привлечения к ответственности заказчиков и организаторов убийств их родственников. Жалоба на бездействие следственных органов была направлена в Центральный районный суд города Твери и ряд других инстанций. В качестве реакции на жалобу поступил звонок из суда: сотрудница в грубом тоне отчитала потерпевшую, потребовала забрать жалобу и порекомендовала не рассчитывать на погашение исков.

А позже стало известно, что в Центральном районном суде города Твери гражданской судьей работает приемная дочь одного из заказчиков преступлений «ломовских».

На этом «чудеса» не заканчиваются. Матери убитых «ломовскими» в Максатихе записали видеообращение, в котором потребовали восстановить справедливость, возобновить производство по делу и привлечь виновных к ответственности.

После публикации видеороликов у женщин начались проблемы.

71-летняя Александра Набилкова, инвалид второй группы, по ее словам, получила звонок из областной прокуратуры. Женский голос стал убеждать мать убитого, что «она ничего не добьется», «денег никаких не получит» и вообще должна все забыть. Главным аргументом «человека из прокуратуры» было: «Вы хотите, чтоб убийц отпустили на волю? Тогда не поднимайте дело».

Во всем запутанном деле «Ломовских» — масса подобных деталей. Изначально «банду волков», состоящую из трех человек, выдумали для того, чтобы отвести внимание от высокопоставленных участников мощного организованного преступного сообщества, сращенного с властью и правоохранительными органами Тверской области. Раскрученные СМИ «волки» представлялись как единственный источник зла в регионе, пока из уголовного дела активно выводились истинные организаторы ОПС, которые напрямую влияли на криминальный мир тверского региона. Тем временем местная прокуратура не спешит возобновлять производство по делу, несмотря на сенсационные показания его фигурантов.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)