Потерявшие авторитет: почему учителя стали постоянными героями скандалов

Учитель.

Учитель.

© Михаил Салтыков / Коллаж / Ridus.ru

В последнее время — с началом учебного года — медиапространство сотрясают скандалы с участием учителей. Сначала учительница из Ярославля вспомнила давно почившую героиню комедийного шоу Снежану Денисовну (шоу не выходит уже десять лет) — она-де дискредитирует профессию педагога. Затем преподаватель из Хабаровска станцевала на линейке танец живота. Потом она, правда, публично извинилась, а директор школы уволилась, и это несмотря на то, что даже родители учеников встали на защиту педагогов.

Что происходит с учительским сообществом, которое в последние годы либо само инициирует скандалы, либо оказывается в них втянуто, но при этом не в состоянии отстоять свои интересы? «Ридус» искал ответы на эти вопросы.


«У тебя же мама филолог!»

Девочка на уроке

Девочка на уроке.

© pixabay.com

В прошлом году восьмиклассница Регина Борисова писала контрольную по русскому языку и, по мнению учителя, допустила ошибку, поставив лишнюю запятую в цитате из стихотворения Владимира Маяковского. Девочка точно знала, что запятая в этом месте нужна и по правилам русского языка, и по тому, как написал автор. Она начала спорить с преподавателем, привела источник, привлекла маму — филолога по образованию. Вместе они вынудили педагога признать неправоту и исправить оценку.

— Что потом началось, я передать не могу. При любом удобном и неудобном случае учительница с вызовом и подколкой говорила моей дочери: «Ну, конечно, у тебя мама — филолог», — рассказывает Анна Борисова. — Не было и урока, чтобы мою дочь не вызвали к доске и не начали спрашивать изучаемый материал в унизительной, издевательской форме. Если дочь начинала запинаться, то учительница зло язвила: «Что, мама-филолог не научила, не рассказала?» Моя дочь не робкого десятка, умеет за себя постоять, особенно когда она права. Но в какой-то момент учительница начала настоящую травлю, пытаясь втянуть в это и преподавателей по другим предметам. Я ходила к директору, пыталась разрулить ситуацию, но администрация школы устранилась от решения проблемы. В этом году дочь 1 сентября пошла в другую школу.

Анна Борисова недоумевает: почему педагоги позволяют себе такое поведение, а администрация школы никак не реагирует? Почему родители и дети вынуждены порой терпеть хамское отношение, буллинг со стороны тех, кто должен «сеять разумное, доброе, вечное»?

— Что случилось с учителями? Когда я училась в школе в те же 90-е, педагоги были другие. Они жили жизнью класса, решали конфликты, помогали нам, были настоящими друзьями, — вспоминает женщина. — А сейчас что? Педагоги ведут себя порой как незрелые подростки, но при этом требуют к себе уважения. А за что их уважать? За что нам с дочерью уважать ее бывшую учительницу русского языка? За то, что издевалась над ребенком?

«Меня оставили один на один с проблемой»

Молодой учитель

Молодой учитель.

© pixabay.com

Бывший учитель истории и обществознания Евгений Корнилов переступил порог школы пять лет назад — молодой выпускник вуза искренне хотел заниматься с детьми, преподавать им историю, рассказывая обо всех перипетиях нашего непростого прошлого. Но выдержал он только два года.

Первое, с чем он столкнулся, — это немолодой женский коллектив, который отнюдь не способствовал тому, чтобы молодой мужчина влился в педагогическое сообщество.

— Старожилы, назовем их так, чуть ли не под микроскопом рассматривали каждый мой жест и поступок, обсуждая за спиной и сплетничая. Мне приписывали то один роман, то другой, и это несмотря на то, что я женат, — вспоминает Евгений Корнилов. — Но я авансов никому не раздавал, старался быть со всеми вежливым, учтивым.

Второе: ему дали классное руководство в довольно сложном восьмом классе, где было два ученика-заводилы, не дававших жизни ни педагогам, ни детям.

— Я пытался найти с ними общий язык, заинтересовать предметом, как-то привлечь к внеклассной деятельности, — вспоминает Корнилов. — Мой «метод пряника» длился года полтора. Не могу сказать, что это было бесполезно — иногда проблески все же случались, но они были недолгими. В какой-то момент мне это надоело, и я поставил этим двум ученикам в четверти те оценки, которых они заслуживали, — двойки. На следующий же день ко мне пришла делегация родителей этих парней. Угрозами, шантажом они пытались заставить меня исправить оценки. Я пытался с ними объясниться, говорил, что двойки — не моя прихоть, а реальные оценки знаний их сыновей.

Бывший историк говорит, что ему поступали сообщения с угрозами, был какой-то настоящий террор.

— Я обратился за помощью к директору школы, но ответ был дан четкий: разбирайся сам и не впутывай меня, а лучше исправь парням оценки — и от тебя сразу отстанут, — вспоминает Корнилов. — Фактически меня бросили, у меня не было поддержки руководства, я остался с обнаглевшими хамами один на один. Оценки я не исправил, просто уволился. Зачем мне нужна работа, где меня ни во что не ставят, где у меня нет никаких прав, защиты, где я остаюсь наедине с проблемами?

Почему же так случилось?

Урок в советской школе

Урок в советской школе.

© pixabay.com

Директор одной из подмосковных школ Игорь Комаров (имя и фамилия изменены по просьбе героя) считает, что снижение общего уровня педагогов началось не вчера. И этому способствует масса факторов. Во-первых, кто бы что ни говорил, зарплата педагогов довольно низкая и была, и остается таковой по сей день. Официальная статистика, конечно, показывает высокие цифры, но это «средний по больнице». Начинающий педагог получает едва ли 50 тысяч рублей.

— Кроме того, еще с советских времен по негласному табелю о рангах педагогические вузы всегда находились на самой низкой иерархической ступени среди учреждений высшего образования, — говорит Игорь Комаров. — Условно, если ты не поступил в хороший вуз, идешь в педагогический.

Да и отношение к учителям не способствует тому, что в профессию идут люди, способные стойко держать удар, не изменять своим принципам, быть в хорошем смысле жестким. К тому же, отмечает Комаров, работа в бюджетной сфере — это бесконечные согласования, отчеты, перестраховка. В итоге те специалисты, которые на что-то способны, уходят, остаются те, кто умеет изворачиваться, унижаться, приспосабливаться. Иными словами, проявляют те качества, которые по большому счету не приветствуются, если ты хочешь быть авторитетом для детей, хорошим специалистом.

— Стоит учесть, что сферу образования буквально лихорадит: новые нормы и правила возникают в среднем каждые пять-шесть лет, и все это нужно учитывать, а учитель — это не тот человек, который на уроках пересказывает учебник, и ему трудно подстраиваться под регулярные маневры, — утверждает директор подмосковной школы. — В общем, разброд и шатание. И все это приправлено необходимостью постоянно писать множество бумаг. И поэтому сфера образования стала такой, которая требует от своих сотрудников максимальной пластичности, максимальной беспринципности и готовности поддержать любое решение. И кто остается в итоге в школе работать? И какого отношения и поведения от этих людей можно требовать? Они не являются и никогда не статут моральными авторитетами. Сложно уважать тех, кто сам себя не уважает, постоянно совершая сделки с совестью.

Комаров утверждает, что в школе, которой он руководит, ему часто приходится сталкиваться с противостоянием в собственном коллективе.

— Некоторые мои сотрудники из числа «заслуженных» не в состоянии признавать свои ошибки. У нас есть педагог — учитель английского языка, которая не может детям доходчиво объяснить сложный материал, например времена. Поэтому многие дети вынуждены ходить к репетиторам, на различные курсы, чтобы знать и понимать язык. На уроках они часто поправляют учителя, указывают ей на ошибки, — рассказывает Комаров. — Возникают конфликты — женщина просто не понимает того, что она плохой педагог и учитель. Мне, понятно, приходится участвовать в разрешении этих споров, выступать в роли третейского судьи. Я бы давно ее уволил, но она работает у нас еще с 80-х годов, на ее стороне многие коллеги, поэтому у нас часто возникают конфронтации. Тут и у меня руки связаны. Нам остается только ждать, когда она уйдет на пенсию.

Игорь Комаров утверждает, что всеми силами пытается собрать в школе по-настоящему талантливых, грамотных, увлеченных своим делом учителей, но ввиду крепкого «возрастного» костяка это слабо получается: дамы в годах просто выживают «не таких».

— Думаю, что я последний год работаю в школе. С годами ничего не меняется, становится только хуже, и никакого просвета не видно, руки опускаются, — заключил Комаров.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (2)

  • Small default
    Олег Щитов13 сентября, 03:13

    Истоки проблемы в женщинах, которые все евы, бывшие адамы, они "неправильные пчёлы, дающие неправильный мёд", создают ядовитое,токсичное пространство жизни, где Жизни уже нет места, и рождают таких же, как сами, детей, свои подобия. Стоит зайти в любой "дружный" женский коллектив, как понимаешь, что попал в змеюшник, где ядовитые змеи подколодные "дружат" против друг друга, борются за корону "Самая Главная Королева Кобра", и дети у них змеёныши.
    Женщины евы это бывшие адаы, оживлённое мёртвое, оживлённая библейская глина. Евы это ожившая мертвечина, оживлённая нежить, антагонистичная Жизни и всему живому, и такой же нежити как сами. Потому здесь, в этом мире, все враги друг другу. И не будет здесь ни счастья, ни радости, ни мира, ни гармонии. Евы и сыновья ев всегда выстраивают РИМ, противоположность МИРу. Вот и Путин и Ко выстроили РФ как РИМ, четвёртый по счёту, или, скорее, Третий Рим, продолжение Третьего Рейха.
    Так что все вы жнёте, что посеяли, что сеете, своё внутреннее содержание вы сеете вокруг, потому окружающее пространство жизни выстраивается всегда полным вашим подобием, подобием вашего внутреннего содержания и вашего внешнего вранья, лицемерия и двуличия.
    Так что всё правильно. Давайте уж по честному деритесь, чтобы остались из вас последние Каин и Авель, и пусть Каин убьёт Авеля и сдохнет сам.

  • Small default
    Василий Капинос25 октября, 12:34

    Они стали заложниками фурсенко-путинского развала образования в стране.