Время перемен: чем может обернуться переезд на ПМЖ из Нью-Йорка во Флориду

На фото наш замечательный рингвудский дом.

На фото наш замечательный рингвудский дом.

© facebook.com/samsebeskazal

В августе 2015 года, то есть, ровно 6 лет назад, мы сидели с женой в аттике старого дома в бруклинском Сигейте и размышляли о том, что надо куда-то из этого аттика и из этого Бруклина срочно свалить. Жена была на третьем месяце беременности, и оставаться еще на одну зиму в тесной, продуваемой ветрами с океана и промерзающей насквозь квартирке было просто немыслимо.

Будучи еще по сути «зелеными» иммигрантами, ступившими вчера с корабля, мы долго и безрезультатно искали подходящий вариант в разных районах Нью-Йорка. Потом пытались найти что-то поблизости от города, но в ситуации когда у тебя завтра вместо одного ребенка будет двое, снять что-то с прежним бюджетом было из разряда невозможного. Также невозможно было в то время что-то изменить в ситуации с доходами.

При таком раскладе поиски жилья быстро зашли в тупик, но при этом изменить жизнь хотелось настолько, что мы вписались в первую же подвернувшуюся авантюру, послушав друзей моей жены, которые позвали нас к себе во Флориду: «Приезжайте, тут все классно и жить дешево. За ваш бюджет найдете себе приличный домик. Ну, а пока будете искать, у нас поживете».

Звучало это как план, поэтому мы выбросили практически все вещи, что не поместились в мою старенькую «вольву», сдали ключи нашим мудакам-лендлордам (надеюсь следующие жильцы затаскали этих уродов по судам), сели в загруженную под самую крышу машину и полные надежд на все хорошее отправились в сторону штата, где светит яркое солнце, а воздух наполнен запахом апельсинов и шумом океанского прибоя.


Майами, Флорида.

Майами, Флорида.

© pexels.com

Правда, ко всем этим радужным планам c надувными кругами в виде единорогов и вечерними коктейлям у бассейна прилагалась невыносимая жара, отсутствие работы, а также необходимость все начинать заново. Но бруклинская жизнь к тому моменту достала настолько, что мы были готовы к любым поворотам судьбы, лишь бы из нее уехать.

Наступило время перемен.

Знойная Флорида стала нашей второй ледяной прорубью куда надо было не задумываясь нырять с головой. Первой была собственно иммиграция в США, которая случилась в начале 2011 года почти также внезапно и неподготовленно. Темные воды холодны, обманчивы и полны загадок. Ты стоишь над ними, смотришь куда-то в темную глубину и знаешь, что вначале будет болезненно неприятно, словно тебя ужалил рой ледяных пчел, но потом вынырнешь, выдохнешь, адаптируешься и вылезешь обратно на берег, заново переродившимся. Вот тогда-то и наступит долгожданная пронизывающая все тело легкость и расслабленность, а также успокоение от того, что все уже позади. Главное, это найти в себе силы прыгнуть.

Дорога прошла не без приключений.

В Джорджии у машины на ходу отвалилось плохо прикрученное в бруклинском автосервисе колесо, и мы улетели с дороги, чудом никуда не врезавшись. Спустя пару дней мы, наконец, добрались до местечка Палм-Кост на берегу Атлантического океана и даже покатались по разным интересным местам, включая знаменитый архипелаг Флорида-Кис, нанизанный на бесконечную бетонную эстакаду, идущую прямо по океану, словно маршмэллоу, надетое на изогнутую деревянную палочку.

Первые дни нас не покидал восторг от растущих всюду пальм, ухоженных лужаек и расслабленных загорелых людей, обреченно бредущих проводить свой очередной тяжелый день на пляж. Но флоридская реальность очень быстро дала о себе знать и оказалась не такой радужной, как нам представлялось. Если по телефону все агенты наперебой рассказывали нам о том, как в Палм-Косте все доступно, перспективно и качественно, как много домов сдается, и что совершенно не надо волноваться (вы главное приезжайте и все решим), то по приезду цены вдруг стали как-то выше, а домов доступных для просмотра меньше, чем колес на моей многострадальной машине. И самое главное, ни один из них нам не подходил. Или цена была слишком высокой, или локация неудачной, или что-то еще. Надо просто подождать, уверяла нас миловидная агентша по недвижимости, обязательно приезжавшая на все просмотры в довольно смелой юбке и на высоких каблуках. Правда как долго ждать она сказать так и не смогла.

Через неделю мне нужно было возвращаться по работе в Нью-Йорк и я понял, что не могу оставить во Флориде беременную жену с маленьким ребенком и возложить на нее все проблемы по поиску дома.

Во-первых она не водит, а для тотально автомобилизированной Флориды, где даже в магазин нельзя попасть без автомобиля, это сравни приговору.

Во-вторых наши друзья на деле, к сожалению, оказались не столь гостеприимны как обещали.

«Нам срочно нужно в Бруклин на неделю съездить, — сказали они — И пока нас не будет, вы не сможете жить в этом доме, так как он не наш, а наших родителей. А потом они сюда приедут и вы тоже не сможете»… В общем, стало понятно, что нас вежливо просят на улицу и рассчитывать на их дальнейшую помощь точно не стоит. Тогда я был на них, конечно же, маленько зол, но как бы банально и заезженно это не звучало: все что ни делается — к лучшему. Только в то время мы этого еще не понимали. Своим странным поведением они фактически спасли нас от Флориды, за что я им реально благодарен. Если бы не они, не было бы даже этого текста, не говоря уже про все остальное.

В тот же момент я был переполнен эмоциями от того, в какую ситуацию умудрился вляпаться: мне 38 лет (то есть уже взрослый дядя), я сижу в своей машине с беременной женой и 8-летним сыном и нам некуда ехать.

Еще вчера жизнь была наполнена мечтами, чаяниями и надеждами, а уже сегодня мы фактически бездомные, застрявшие в неизвестном нам штате.

Деньги на отель есть, и мы там, конечно, переночуем, а что дальше?

В какую сторону двигаться? Где искать жилье? Как вообще жить, пока не опустели запасы, которых нам хватит максимум на пару месяцев кочевой жизни?

Ответ был один — возвращаться обратно в Нью-Йорк. Там хотя бы есть работа, настоящие друзья, какие-то связи, перспективы и возможности. Во Флориде мы совершенно одни, и ловить нам там точно нечего.

Нью-Йорк.

Нью-Йорк.

© pexels.com

Еще в Нью-Йорке есть родственники, к которым можно в крайнем случае напроситься, но мы это все уже проходили по приезду в Америку и повторять этот опыт точно не хотелось. Гостеприимство совсем не та вещь, которой стоит злоупотреблять, если вы хотите сохранить нормальные отношения. Тем более, что в случае с родственниками к гостеприимству прилагается тесная нью-йоркская квартира, где обязательно придется толкаться спинами и стоять в очереди в туалет, и куча всего другого, включая обязательные разговоры на тему «мы же говорили, а вы не слушали». В общем, ситуация складывалась, мягко говоря, неожиданная, и главное было вообще непонятно, чем все закончится. Я конечно люблю сюрпризы, но не настолько, чтобы жить и не знать, что будет завтра.

Все, что я мог сделать, это написать об этом в «фейсбуке». Примерно теми же словами, что вы сейчас прочитали. На мою просьбу о помощи откликнулось несколько человек (спасибо всем огромное) включая моего старого приятеля Диму, который предложил свою квартиру на горнолыжном курорте в Катскильских горах. Благодаря ему у нас появился временный дом, в котором мы провели, наверное, лучшую осень в нашей жизни. Но жить там можно было лишь до начала сезона, да и ездить в Нью-Йорк на работу оттуда несколько далековато, поэтому мы принялись снова искать что-то свое. Я написал еще один пост о поисках, на который откликнулся другой мой читатель по имени Миша. Это сейчас мы с ним дружим и регулярно устраиваем посиделки. Тогда он для меня был совершенно незнакомым человеком, который просто читал мой блог.

Миша в 2008 году умудрился купить дом в милейшем городке Рингвуд в Нью-Джерси, ровно накануне того, как случился финансовый кризис и обвалился рынок недвижимости. То есть купил он его максимально дорого. Дом стоит на склоне горы, из окон видно озеро и не видно ни одного ближайшего соседа, поэтому в ванных комнатах даже нет занавесок. Тишина, спокойствие, потрясающая природа и всего 35 минут до Манхэттена на машине. В общем не дом, а мечта. Из минусов был вредный сосед с которым мы делили драйвэй (но он в итоге продал дом и уехал), да регулярно приходящая для ночных игрищ на балконе семья енотов (это продолжается до сих пор).

Наш замечательный рингвудский дом.

Наш замечательный рингвудский дом.

© facebook.com/samsebeskazal

В доме Миша несколько лет жил со своей семьей, но семья увеличилась в размерах, им стало тесно и поэтому они переехали в более просторное жилище. Опустевшее семейное гнездышко решили сдавать. Звучит, как удачное решение, но в американских реалиях быть лендлордом — еще то развлечение. Кому-то, как нам, не везет с владельцами, а кому-то наоборот с жильцами. Сняли его дом какие-то местные американцы и за год жизни запустили настолько, что мне потом пришлось буквально выкашивать джунгли выросшие во дворе. К тому же они постоянно задалбывали Мишу всякими мелкими проблемами, типа забившегося фильтра у стиральной машины и тому подобной ерундой, ради решения которых нужно было все бросить и срочно ехать к ним, иначе они устраивали истерику. Довольно быстро он пришел к выводу, что проще дом вообще не сдавать, чем иметь подобный геморрой на постоянной основе и ездить туда, как на работу. Он был бы рад избавиться от дома совсем, но вы же помните про кризис из-за которого дом сильно упал в цене и продать его можно было только доплатив банку очень приличную разницу из своего кармана. Через год жильцы, слава богу, съехали, но тут появляюсь я со своим постом о том, что снова ищу жилье.

Я бы не смог позволить себе это дом в любой другой ситуации. Он был вообще не из моей лиги, поэтому мы даже не рассматривали подобные варианты. Но Миша мог позволить себе поселить меня там за мой бюджет при условии, что я буду ухаживать и смотреть за домом, а главное, что не буду дергать его по всякой ерунде. Немного шокированный неожиданным предложением я задал ему один вопрос: — Миша, ты же меня вообще не знаешь. Мы видимся в первый раз в жизни. Как ты можешь мне так доверять? А вдруг я платить не буду, а вдруг еще что? — Вижу-то я тебя впервые, но читаю так давно, что ты стал мне почти родственником, ответил он. Это был еще один момент в моей жизни, когда я понял, что-то, что я делаю, видимо, все-таки не зря.

В нью-джерсийском Рингвуде прошли отличные шесть лет нашей жизни. Лучшие за все время прожитое в Америке. Мы встали на ноги, перешли из категории вчерашних пугливых иммигрантов в категорию почти расслабленных местных. За это время у нас родилась и уже прилично выросла замечательная дочь, а сын ростом обогнал маму и стремительно нагоняет меня. Мы нашли себя в жизни и научились заниматься тем, чем хочется, а не тем, что надо, чтобы просто выжить. И все это благодаря уже подзабытому флоридскому фиаско, моему блогу и, самое главное, Мише и его жене Лиле, которые поверили и пустили в свой дом совершенно незнакомого человека из интернета. Я очень надеюсь, что оправдал их доверие, безумно им благодарен за все, что было и горд, что могу называть их своими друзьями.

Озеро Эрскин, Рингвуд. Нью-Джерси.

Озеро Эрскин, Рингвуд. Нью-Джерси.

© instagram.com

События прошлого года привели к неожиданному и стремительному росту цен на жилье по всей Америке. Особенным спросом пользуются дома в пригородах Нью-Йорка, поэтому сегодняшняя ситуация такова, что многим агентам даже нечего продавать. На каждый дом налетает толпа покупателей, каждый из который пытается предложить большую цену. На рынке дефицит объектов, так как все продается буквально на следующий день после выхода объявления. Эта безумная лихорадка подняла и цену на тот дом, где мы живем и теперь его, наконец, можно продать. Я ужасно рад, что Миша сможет избавиться от этой обузы и несмотря на все возникающие неудобства, с радостью из него съезжаю. Дом выполнил свою миссию и всем нам нужно двигаться куда-то дальше. Сейчас мы активно пакуем вещи, чтобы 25-го августа покинуть Рингвуд и отправится в какую-то новую жизнь. И я пока не знаю в какую.

Возникшее ценовое безумие не обошло стороной и рынок аренды жилья. Мы вроде встали на ноги, но цены в нашем районе снова подскочили до почти недоступных нам высот. Да и к тому же, пока нас словно штормом накрывало одной проблемой за другой мы боролись за выживание и не замечали, что на нашем семейном корабле тоже все не ладно. Когда же шторм поутих стало очевидно, что каждый из нас хочет плыть в свою сторону и надо с этим что-то делать. Никто из нас теперь не привязан к Нью-Йорку и мы посовещавшись решили, что в середине сентября моя жена с детьми уедет зимовать в теплую европейскую страну у моря. Так будет проще и дешевле, чем тратить сейчас огромные деньги на поиск и аренду нового дома в Нью-Джерси. Я же отправляюсь в большое путешествие по Америке. Надо будет доехать до Виталика, подготовить машину, а там куда кривая американской мечты заведёт. В общем, понятно что ничего не понятно. В нашу жизнь снова пришло время перемен. Но как мы уже знаем: все что не делается — к лучшему.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (2)