Как бедная беженка из Донбасса стала в Москве долларовым миллионером

Мила Клименко.

Мила Клименко.

© Игорь Ставцев / Коллаж / Ridus.ru

История девушки из Луганска, которая бежала от войны, а потом заработала миллионы долларов в Москве. Как так получилось — читайте в статье «Ридуса».


Бедное детство

Мила Клименко родилась в 1991 году. Семья ее жила крайне бедно, ютилась в «однушке» с бабушкой. Мама работала заместителем начальника кредитного отдела в банке. Звучит хорошо, но зарплата крошечная. Денег с трудом хватало на еду. В квартире реально практически не было мебели.

© Неля Ишмеева / Ridus.ru

— Когда мне было десять, — рассказывает Мила с легкой улыбкой, — к нам в квартиру ворвались приставы. Они хотели описать имущество, так как моя мама была поручителем подруги, а та не платила по кредиту... Так вот, они посмотрели по сторонам и сказали, что здесь описывать нечего. Так и ушли. Я очень переживала, что они увидят стиральную машинку в ванной, мы ее только поставили, а дома я была одна.

Несмотря на мизерную зарплату, мама смогла обеспечить дочери художественную школу. Мила всегда любила рисовать, и у неё это прекрасно получалось.

Активное отрочество

К 17 годам она уже знала всех фотографов и стилистов города. Они устраивали фотодни, где Мила бесплатно красила по 30-40 моделей. Имя Людмилы Клименко становилось известным на региональном уровне. К 19 годам ее уже приглашали на местное телевидение в качестве эксперта и визажиста.

В какой-то момент Мила поняла, что готова вложить всё то немногое, что есть, в собственную студию красоты. В маленьком Луганске о школе визажа узнали все. Она работала по 12-16 часов в сутки. Говорит, что все это делала не ради денег, а для удовольствия. Из любви к искусству и к самой себе.

В «Академию красоты» приходили многие, кто хотел научиться визажу, а главное — уметь красиво оформлять брови. Уход за бровями — эксклюзивная процедура, так как в городе (да и вообще в России или на Украине) до недавнего еще времени толком и не было культуры ухода за бровями.

Мила ставила высокую цену за свой труд, и ей доверяли. Удалось, в частности, скопить денег на обучение новым техникам макияжа в Париже.

— Да, я покупала себе всё самое дешевое, но в обучение я вкладывала всё, — вспоминает Мила.

© Неля Ишмеева / Ridus.ru

Внезапная война

— В начале 2014-го ещё никто не верил, что начнётся война, — продолжает Клименко. — Наша студия как раз находилась рядом со зданием СБУ, где все начиналось. Потом там стреляли. Появились люди в масках и с оружием. Видимо, охраняли. Так вот, молодёжь туда ходила, чтобы селфи сделать. Никто всерьёз не представлял... Когда ты живешь внутри событий, то нет ощущения, что вот сейчас происходит нечто ужасное. Это потом понимаешь. Слышишь новость, что где-то упала ракета, но продолжаешь ходить на работу и готовить ужин, как ни в чем не бывало.

Спустя месяц стало уже по-настоящему страшно.

— В июне мы приняли решение уехать. Наша бабушка жила в летнем доме в Шахте-9 (посёлок в Луганской области примерно в 70 километрах от города. — Прим. «Ридуса»). Она оказалась отрезанной от нас. Не было связи. Добраться невозможно, реально опасно. У бабушки сохранялись какие-то запасы продовольствия, но мы потом узнали, что ее соседи обворовывали. Еды не хватало. Но, слава богу, мы смогли ее забрать. Сначала переехали в Киев, а оттуда — в Москву.

© Неля Ишмеева / Ridus.ru

Бегство в Россию

— Когда вернулись за вещами в квартиру в Луганске, то обнаружили, что свет отключен, газа тоже нет. Люди готовят еду на кострах, на балконах. А жили мы в 14-этажном доме. Тогда я и поняла, что уже вряд ли сюда вернусь.

В Москве сняли «однушку» в Южном Бутово. Там же Мила принимала клиентов. Вместо туалетного столика был стул, где лежала косметика, рядом диван. Это, собственно, и всё, что было из мебели. Бросать, впрочем, к счастью, особо ничего и не пришлось: все свои сбережения Клименко, повторимся, вкладывала в образование.

— Мне писали беженцы из Луганска с просьбой пустить ночевать. Иногда у нас жило по семь человек. Сложно было отказать людям, когда знаешь, что их дом просто разрушен. Некоторых я вообще не знала...

Спустя некоторое время в Москву прибыл давний знакомый Милы Феликс Штейн, известный визажист. Они познакомились на боди-арт-фестивале в Австрии. Феликс знал трагическую историю Милы и предложил познакомить с ребятами, у которых есть помещение под студию на Тверской, причем всё бесплатно.

— Подобное оказалось уникальным предложением, так как ни одной школы визажа в центре российской столицы не было. Мы договорились, что я стану обучать искусству, а прибыль будем делить поровну.

Первая студия в Москве

— Помещение было шикарным, — вспоминает Мила. — Высокие потолки, дорогая мебель, красивая люстра. Это задало высокую планку, которую я уже никогда не снижала. Мне всегда казалось важным, чтобы вокруг было красиво. Эстетически приятно.

Впрочем, проработали они тогда всего полгода. Однако за это небольшое время Клименко смогла накопить денег на собственную студию в центре Москвы.

Параллельно с преподаванием она завела аккаунт в Instagram, начала снимать обучающие видео, и они внезапно быстро становились «вирусными», блог активно прирастал подписчиками.

© Неля Ишмеева / Ridus.ru

Мой друг фотограф Богдан Богданов предложил писать звёздам с предложением фотосессии и макияжа. Взамен — упоминание в Instagram. Мы тогда ещё не представляли, что все не так работает. Но несколько человек откликнулись. Первая была Алена Водонаева, у неё уже тогда был блог с большой аудиторией, — вспоминает Клименко.

Прорыв рынка

Креатив не иссякал. Напротив, вскоре родилась революционная бизнес-модель.

Во всем мире, как оказалось, не существовало специальной косметики для ухода именно за бровями.

— Сначала я использовала обычный мелкий скраб премиального качества, а затем поняла, что нужно создать специальный, свой собственный, — объясняет Клименко. — Так и появился бренд NikkMole.

Сейчас NikkMole покупают в 50 странах мира.

— Практически любой премиальный салон использует нашу продукцию. Что-то да есть: хна, краски, кисти, пинцеты или ещё что-то, — говорит Мила Клименко.

Сколько бизнес приносит дохода, Мила не распространяется. Однако всего через три года жизни в Москве она смогла купить первую квартиру — это был подарок маме. Затем купила жилье себе — 100 квадратных метров в Говорово. Потом приобрела помещение в собственность на Покровке, его используют под офис. А в 2021 году купила квартиру на Арбате — с высокими потолками и хорошим видом. Как всегда и хотела. В ближайшее время планирует купить дом в Московской области, но пока ещё не выбрала подходящий.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)