Татьяна Рыбакова

Писатель, журналист

Более 20 лет пишет об экономике и ее роли в жизни общества для ведущих деловых и общеполитических изданий. Автор книг о Сербии, ставших открытием на российском рынке. Лауреат премии «Золотое перо» за книгу «Вкусная Сербия», неоднократно награждалась за публикации по экономике в российских СМИ. Имеет экономическое, литературное и психологическое образование. В настоящее время живет в Сербии.

Все статьи автора
автор

Конец эпохи потребления

-101255

Еще совсем недавно говорили: акции надо продавать, когда ими начнет интересоваться сапожник. Сегодня «сапожники» не просто интересуются акциями, а пытаются манипулировать их ценой — и довольно успешно. Казалось бы, правительства должны бить в набат: налицо инвестиционный «пузырь», который вот-вот лопнет. Вместо этого финансовые регуляторы в США и ЕС продолжают двигать котировки вверх, обещая продолжение денежного дождя. Почему?


Количество граждан, инвестирующих в фондовый рынок растет уже в геометрической прогрессии: в США их десятки миллионов, в России только на Московской бирже — более 5 миллионов. В Китае покупка акций давно уже традиционный способ накопить на пенсию. Опытные инвесторы с тревогой говорят, что добром такое массовый наплыв новичков на бирже не кончится: они легко поддаются как эйфории, так и панике, а молодые и вовсе воспринимают игру на фондовом рынке как казино. В результате, цены на акции давно оторвались от разумных значений, котировки летают то вверх, то вниз, а консервативных стратегий инвестирования, рассчитанных на сохранение капитала, просто не осталось.

Во все времена такой нездоровый ажиотаж финансовые власти охлаждали с помощью удорожания денег: повышение ключевой ставки центробанками, удорожание и усложнение кредитов банкам, ужесточение регулирования самого фондового рынка. Нечто подобное сейчас делает Китай, где взрывной рост акций начался раньше всех. Очень осторожно начинает охлаждать рынок российский ЦБ. Европейские регуляторы продолжают настаивать на мягкой кредитно-денежной политике. В США же, стоит только инвесторам забеспокоиться о возможном повышении ставок ФРС или прекращении денежного стимулирования — немедленно следует выступление представителей финансовых регуляторов, из которого следует, что «банкет» будет продолжаться еще долго.

Политика довольно странная. Экономический рост явно бурный. Безработица, на которую в США ссылаются как на причину продолжения вливания денег в экономику, уже вполне приемлема — 6,2% по последним данным, и сокращение безработных идет быстрыми темпами. Более того — тормозит снижение безработицы именно политика правительства. Во-первых, многие работники сектора услуг не хотят возвращаться на работу, потому что «ковидное» пособие, которое они получают, выше, чем зарплата официанта или таксиста. Во-вторых, рост инфляции (что следствие как превышения спроса над предложением, так и денежной политики правительства), приводит к требованию более высоких зарплат — чего сектор услуг и ритейла, более всего пострадавший в эпидемию, предложить не может. Получается, что безработица сохраняется благодаря деньгам правительства, которое продолжает их печатать, ссылаясь на безработицу же.

Можно, конечно, подумать, что финансисты — дураки, но гораздо вероятнее, что они что-то знают. Что же это может быть? Попробую предположить.

Начну издалека. До Второй мировой войны секрет благосостояния был в экономии и трудолюбии. Долго и упорно трудиться, долго и упорно копить — и вот, под конец жизни тебе есть, чем порадовать наследников. В 1945 году мировая экономика была разрушена. Европа лежала в руинах физически, США имели огромный долг. Прежний способ накопления богатства быстро показал свою неэффективность: трудиться и копить большинству пришлось бы десятилетиями, чтобы только выбраться из нищеты. А настрадавшиеся народы хотели счастья. И оно было придумано — счастье потребления. С 50-х годов начинается настоящий потребительский бум: на рынок выходит огромное количество продукции, предназначенной для массовой продажи. Холодильники, телевизоры, пылесосы, массовая мода с одеждой на один-два сезона, мебель — все дешево, доступно и в большом количестве. Менеджер по продажам становится ключевой фигурой любого предприятия: конкуренцию выигрывают те, кто умеет лучше привлекать покупателей. Граждане превратились в потребителей — их убедили, что «на века» больше не покупают ни пальто, ни дома. Когда Китай стал «мировой фабрикой» процесс принял уже угрожающие размеры: дешевые китайские товары стало легче использовать одноразово, чем требовать высокого качества и долговечности. Жалобы на то, что бытовая техника и автомобили стали ломаться сразу по окончании гарантии не сильно волновали: покупайте чаще, это двигает экономику!

Правда, заволновались экологи: человечество стало выкачивать ресурсы планеты все ускоряющимися темпами, превращая дары природы в горы мусора. Виртуализация потребления не сильно помогла: на новые компьютерные «железки» требуются редкие металлы, а телефоны и ноутбуки приходится менять чаще телевизоров — производители просто перестают поддерживать работу старых моделей. В этом году, как уверяют экологи, произошла катастрофа: природные ресурсы Земли больше не успевают восстанавливаться.

Не сказать, чтобы этот факт поразил человечество, у него в прошедшем году были другие заботы. Но то, что потребительский бум больше не может обеспечивать рост экономики, стало понятно еще несколько лет назад, когда мировая экономика начала замедляться. Конечно, и по сей день есть места, где люди живут без электричества, но все же развитые и большая часть развивающихся стран смогли обеспечить потребительское изобилие. После чего продажи закономерно пошли на спад: не нужно человеку пять телефонов, три ноутбука и десяток холодильников. Даже от огромного количества одежды люди стали уставать: услуга «разбор гардероба» — одна из самых востребованных у стилистов.

Раз потребление больше не может обеспечивать экономический рост — нужно придумать что-то еще. Все чаще раздаются голоса, что судить о здоровье экономики исключительно по росту ВВП неправильно, в ООН даже разработали «индекс человеческого развития», но он пока так и не заменил старого доброго показателя роста внутреннего валового продукта. Что во многом закономерно: ведь продукция, физическая или интеллектуальная — это признак силы государства, его конкурентное преимущество в мировом соперничестве. А здоровое и счастливое население — это исключительно для внутреннего употребления. Ну, разве что соседи позавидуют и мигрантов прибавится.

Как же обеспечить рост ВВП без увеличения количества холодильников? Возможно, с помощью фондового рынка. Ведь если капитализация Tesla растет, то уже неважно, сколько автомобилей она выпустит: в конце концов, на полученные от акционеров деньги, она все равно нарастит их выпуск легче и быстрее. А сколько сопутствующих сервисов вызывает к жизни инвестиционный бум! Банки и инвестиционные дома, финансовые консультанты и роботоэдвайзеры, хедж-фонды и биржевые фонды, аналитики и алгоритмические стратеги -- огромное количество народа работают на то, чтобы гражданин пришел на фондовый рынок и почувствовал себя здесь комфортно. И все они, между прочим, платят зарплату и налоги, создают рабочие места и обеспечивают спрос на офисы, компьютеры, оптоволоконные кабели и прочее. ВВП растет, граждане покупают не сотую пару джинсов, а акции — все довольны, включая экологов.

Есть только маленькая неприятность: деревья не растут до небес, а фондовый рынок, рано или поздно, падает. Вообще-то, это даже хорошо — ранее вложенные деньги сгорят, придут новые. Это тоже, как ни цинично звучит, способствует экономическому росту. Но не сразу. Тем более сейчас момент совсем неподходящий: люди еще не оправились от ковида, во многих странах не сняты ограничения, бизнесы разоряются — нового кризиса электорат не поймет. Вот и приходится властям как-то выкручиваться, отодвигая неприятный момент. Китай, с его мощным аппаратом государственного управления, может себе позволить начать «выпускать пар» — и то потихоньку. В России 5 миллионов частных инвесторов — это пока капля в море, так что тоже можно сильно не волноваться. Европе и США беспокоиться приходится.

Это, конечно, гипотеза. Но она хорошо объясняет удивительную заботу американских и европейских властей о росте фондового рынка. Объясняет, почему в условиях явно перегретого рынка граждан не только не удерживают от инвестирования, но и создают специальные сервисы для подростков — чтобы они приучались торговать акциями со школьной скамьи. В России, между прочим, тоже.

Это во многом объясняет и непоследовательность властей в отношении криптовалют, которые вроде осуждают, но не запрещают (Китай, кстати, запретил майнинг, а не сами криптовалюты — в отличие от Индии и Турции): пусть люди привыкают к виртуальным деньгам, пусть пока вкладывают в них деньги. Придет время, будут созданы национальные цифровые деньги — вот тогда и наступит время запретов.

Похоже, для роста экономики потребители больше не нужны. Нужны инвесторы. Если это так, то нас ждут немалые изменения: стоит только подумать, что будет с «мировой фабрикой» — Китаем.

А что же «пузырь» на рынке акций? Он, конечно, когда-нибудь лопнет. И снова надуется. И опять лопнет. В конце концов, эра потребления тоже сопровождалась кризисами. Только это нам от нее, видимо, и останется.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)