Юристы оценили степень угрозы главреду The Insider Доброхотову

© youtube.com

Шеф-редактор издания The Insider Роман Доброхотов публично признался в совершении уголовного преступления. С таким заявлением выступило издание Pravda.ru. По данным авторов портала, в ходе стрима «Голоса Америки» (входит в список иноагентов в России) Доброхотов озвучил подробности внутренней кухни его издания, включая подробности работы с личными данными и «пробивами» в рамках журналистских расследований.

Российское законодательство считает сбор и распространение личной информации о человеке без его согласия уголовным преступлением, регламентированным статьей 137 («Нарушение неприкосновенности частной жизни»). Ответственность за это преступление — до двух лет лишения свободы. А учитывая должность Доброхотова, этот срок может быть увеличен до четырех лет, так как детали частной жизни распространялись им с использованием служебного положения.

«Ридус» выяснил у экспертов, грозит ли Доброхотову уголовная ответственность.


Обвинение в работе в пользу иностранцев

Роман Доброхотов подтвердил факт сбора и распространения личной информации в интервью для «Редакции» на YouTube: он подробно поведал об использовании сервисов для «пробива» частной информации.

Когда мы пробиваем всех этих людей, мы смотрим, естественно, всех их родственников, они всплывают в базах.

В этом же интервью главред The Insider признает получение зарубежных инвестиций на расследовательскую деятельность.

The Insider в каких-то расследовательских проектах сотрудничал с такими организациями, как OSSRP (объединение СМИ и отдельных журналистов, занимающихся расследованиями. — Прим. «Ридуса»), которые выдают гранты на расследования. Но The Insider — это латвийская организация, поэтому мы находимся вне российского правового поля и не обязаны отчитываться за такого рода гранты.

Как утверждают авторы Pravda.ru, большинство медийных проектов (прежде всего зарегистрированное в Латвии, но не признанное иностранным агентом издание The Insider) Доброхотова финансировались за счет западных грантов. «Например, за расследование по якобы „разоблачению“ подозреваемых по делу Скрипаля Доброхотов в 2019 году получил 10 000 евро от чешского Фонда инвестирования в развитие СМИ (Media Development Investment Fund, организация признана нежелательной на территории РФ) через прокладку — премию European Press Prize, учрежденную данным фондом», — пишет издание.

На горизонте сразу несколько статей УК

Адвокат, общественный деятель Дмитрий Аграновский, который неоднократно выступал за либерализацию уголовного законодательства РФ, в интервью ridus.ru отметил, что публичное заявление Доброхотова о методах его работы «вполне тянет на проверку».

Если бы, скажем, мои данные или данные моих родственников были бы разглашены, я бы написал заявление. Но предсказать наперед, будет ли возбуждено дело, я не берусь: несмотря на то, что мы уже много лет живем в информационной эпохе, судебная практика все еще очень разнообразная.

По словам Аграновского, журналисты «ни с какой точки зрения не должны влезать в частные персональные данные».

Все-таки настоящие расследования — это удел оперативников, которые руководствуются законом об оперативно-разыскной деятельности и наделены специальными полномочиями. А журналисты не должны этим заниматься. Они могут писать статьи, которые называются расследованиями в обывательском смысле слова. А настоящими расследованиями имеют право заниматься только правоохранительные органы. Эти расследования и связаны с проникновением в частную жизнь, которая охраняется Конституцией. Естественно, проникать туда могут только специально уполномоченные органы и в рамках соответствующих дел. Это все тоже непросто: даже оперативники не имеют права просто так собирать о гражданине информацию, им нужно заводить специальное дело и так далее.

«Поэтому я думаю, что в подобных случаях журналиста надо бить по рукам: это не свобода слова, не свобода сбора информации, а просто проникновение в частную жизнь, — считает Аграновский. — А законно ли это, будут решать правоохранительные органы».

«Каждый должен заниматься своим делом: журналисты — информировать общество, правоохранители — расследовать преступления, а не наоборот», — заключил адвокат.

Впрочем, далеко не все представители профессионального сообщества склонны разделять это мнение. Юрист Илья Ремесло в беседе с ridus.ru высказал соображения, что «Нарушение неприкосновенности частной жизни» — это «самая мягкая статья из тех, что заслуживает господин Доброхотов».

По моему мнению, он сотрудничает с представителями иностранных разведок и действует в интересах различных западных фондов. С его расследованиями нередко выходят смешные ситуации: он целую статью накатал о том, что якобы [один из основателей признанного в Белоруссии экстремистским Telegram-канала NEXTA Роман] Протасевич не служил в «Азове», а когда подтвердилось обратное, он так и не объяснился перед своей аудиторией, у которой память как у рыбки, поэтому ей можно ничего не объяснять. То есть человек всегда занимает такую позицию: он поддерживает врагов Российской Федерации.

«Его нужно привлекать за нарушение неприкосновенности частной жизни, за незаконное использование баз данных и использование конфиденциальной информации. Но помимо этого, Доброхотова нужно проверять на состав госизмены. Судя по его деятельности, совершенно очевидно, что это стоило бы проверить», — заключил юрист.

Государственная измена, согласно статье 275 УК РФ, наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с внушительным штрафом в придачу.

Также, стоит напомнить, в январе нынешнего года адвокат Сталина Гуревич инициировала возбуждение уголовного дела в отношении Доброхотова по ст. 128.1 УК РФ («клевета»). По ее мнению, Доброхотов и его издание, манипулируя фейковой информацией, обвинили Россию в фальсификации расследования о крушении малайзийского «Боинга» над Донбассом.

Персональные данные — из административки в уголовку

Ранее ridus.ru обращал внимание на то, что законы о защите персональных данных серьезно усложняют жизнь журналистам. При этом точного списка персональных данных не существует: любые сведения, которые позволяют идентифицировать человека, являются персональными. Помимо паспортных данных, ИНН и прочих СНИЛС, это и место работы, должность, семейное положение, состояние здоровья и так далее. Какие именно данные являются персональными, решает Роскомнадзор.

За материал об убийстве ребенка в детском саду, в котором не были указаны его личные данные, но были озвучены сведения, которые могли быть использованы для его идентификации, «Ридусу» пришлось заплатить штраф в четыреста тысяч рублей.

По словам юриста Оксаны Михалкиной, представлявшей интересы «Ридуса» в суде, существующее законодательство «настолько расплывчатое, что под удар за разглашение персональных данных может попасть любое СМИ».

Описанные выше проблемы регламентируются нормами статьи 13.11 КоАП РФ. Тем временем издание Pravda.ru со ссылкой на анонимные Telegram-каналы заявляет, что деяния Доброхотова подпадают под уголовную статью.

Так или иначе, правоохранители обязаны выяснить, преследовало ли издание Доброхотова цель опубликовать «общественно значимый» материал, который помогает разоблачить преступление. А изданию The Insider придется жить с тем, что статья настолько расплывчатая, что под удар за разглашение персональных данных может попасть любое СМИ.

«„Общественная значимость“ находится в пределах доказывания, и это очень сложно», — считает адвокат Михалкина.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)