Роковой «прокол» Гитлера: мог ли потерянный май остановить «Барбароссу»

Прокол Гитлера © Михаил Салтыков/коллаж/Ridus.ru

Ровно 80 лет назад началась Великая Отечественная война. Тогда же, 80 лет назад, произошел и крах самого грандиозного в истории плана молниеносной войны, названного нацистским руководством в честь знаменитого и весьма неоднозначного германского императора Фридриха Барбароссы. На Западе этому так и не нашли объяснения и просто считают, что русским откровенно повезло. Оккупантам не хватило буквально месяца, который они бездарно потеряли в мае, из-за чего и провалился пресловутый план «Барбаросса».


Операцию им пришлось заканчивать в условиях крайне суровой русской зимы. И, как следствие, советских бойцов прикрыл «генерал Мороз». При этом сами они от холодов, можно подумать, нисколько не страдали.

Так что получается: если бы климат в России был мягким, то уж тогда «Барбаросса» точно добрался бы до заветной красной линии Астрахань — Архангельск? Или в Северной Африке бойцов Роммеля тоже остановили сугробы и стужа, как в «белоснежных полях под Москвой»?

Довели врага до мороза

Военно-историческая реконструкция

Военно-историческая реконструкция «За Ленинград!».

© Александр Демьянчук/ТАСС

Если Гитлер и его генералы не учли, атакуя Россию, погодный фактор и не подготовились к боям в условиях, максимально приближенных к условиям Северного полюса, то можно только развести руками. Выходит, вся хваленая стратегия «дранг нах остен» держалась на банальном чисто русском «авось». Вдруг удастся разгромить многомиллионную кадровую Красную армию, а в поддержку ее не выступит практически весь народ — кто в партизанах, кто в ополчении, кто в диверсионных отрядах?

Понятно, что советская разведка прошляпила начало агрессии. Она не могла подумать, что кто-то решится на вторжение в самую холодную страну, имея теплое обмундирование только для отдельных частей, которые справиться в одиночку с Советским Союзом не могли даже теоретически. А танки и вовсе, образно говоря, будут на «летней резине» с постоянно глохнущими на морозе двигателями и не вращающимися на лютом холоде башнями.

Перемены без перемен

Партизаны Великой Отечественной войны

Партизаны Великой Отечественной войны.

© Петрусов Георгий/ТАСС

Действительно, один месяц, ну, может чуть больше, потеряли гитлеровцы из-за событий на Балканах, куда были вынуждены отправить часть своих танковых сил. Но можно ли считать, что именно это не позволило им уложиться с окончанием боевых действий до наступления морозов?

Мы можем лишь предполагать. История как не имела никогда, так и не имеет сослагательного наклонения. Она сложилась так, как сложилась, и никак иначе. Но все же предположим, что Гитлер и Ko решились бы на свой вероломный удар не в июне, а в мае. Соответственно, предположим, что они успели сосредоточить силы для «Барбароссы» на месяц раньше. Какие были бы последствия?

Конечно, в этом ситуация в первые дни и месяцы была бы еще тяжелее, но далеко не во всем. Например, фактор тактической внезапности не оказался бы столь фатальным. Именно дату 15 мая многие источники называли днем вторжения. И именно то, что ее гитлеровская ставка внезапно отменила, многие в Советском Союзе сочли знаком, что начало войны, по крайней мере, в 1941 году, еще не предрешено нацистскими главарями.

Главное отличие в майском начале схватки — выигрыш еще одного теплого месяца. Но этот выигрыш относительный, потому что время нацисты теряли, прежде всего, по совсем другим причинам: сил у Красной армии оказалось куда больше, чем они рассчитывали. Могло и так случиться, что с союзниками Красной армии им пришлось бы встретиться намного раньше. И не в Нормандии, а на Балканах, как хотел премьер Великобритании У. Черчилль. Именно там высадились в 1941 году войска Ее Величества.

Словом, каков бы ни был сценарий, результат оказался бы неизменным. В любом случае план «Барбаросса» так и остался бы несбыточной нацистской мечтой.

Не наверстали

Воздушная оборона Смоленска, 1943 год

Воздушная оборона Смоленска, 1943 год.

© ITAR-TASS

Ну хорошо, убедившись, что потеряли месяц, гитлеровцы должны были попытаться наверстать упущенное. Но весь ход боевых действий говорил о том, что они не только не пытались догнать и перегнать, но даже и не пробовали это делать.

В июле1941 года гитлеровские войска оказались в районе Смоленска у развилки: идти им дальше на Москву или сначала разобраться с флангами — на Украине и под Ленинградом. И тут они, на наше счастье, допустили роковую ошибку: несмотря на возражения Гудериана, предпочли сначала помочь группам армий «Север» и «Юг». Именно в этот момент они упустили шанс компенсировать майскую потерю времени на Балканах.

Ошибку совершили, безусловно, сами нацисты, но вынудили их советские бойцы и их командование при обороне Киевского укрепрайона и Лужского оборонительного рубежа. И не только там, но и во время героической обороны Брестской крепости, Одессы и Севастополя, Ростова и Мурманска. Везде, где появлялась возможность сдержать «дранг нах остен» хотя бы на неделю или даже на сутки. Буквально каждый час задержки приближал вермахт к зимовке в чистом поле и, как следствие, разгрому. Так что жертвы, которые принесли подольские курсанты и ополченцы на алтарь спасения Родины, были не напрасными: ценой своих жизней они остановили «Барбароссу» и тем самым предопределили победу.

Месяц радикально ничего не изменил бы, ход событий наверняка практически был бы тем же. Ну, началось бы второе наступление на советскую столицу не в зимние холода, а в осеннюю распутицу. Все равно этот приступ заглох бы.

Разный морозный опыт

Гитлеровцы не только не обеспечили свою армию всем необходимым для войны в зимних условиях, но и не обучили. Никаких учений в суровых арктических условиях. В то время как Красная армия только что провела в тех суровых условиях тяжелейшую кампанию против Финляндии. Многие советские воины потом говорили, что прошли две войны — Великую Отечественную и «финскую». И вторая невольно помогла выиграть в первую.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)