ГКЧП 2.0: кто стоял за сорванным госпереворотом в Белоруссии

ГКЧП 2.0 © Михаил Салтыков/коллаж/Ridus.ru

Сто пятьдесят внедорожников в режиме «стелс» переходят литовско-белорусскую границу на большой скорости, но без нарушений ПДД, преодолевают половину республики и, подъехав к резиденции Лукашенко, прямой наводкой начинают стрелять по ней из крупнокалиберных пулеметов, до полной капитуляции героически отстреливающегося белорусского президента и его сыновей.

Александр Лукашенко стоит на трибуне в форме главнокомандующего и привычно принимает парад Победы 9 мая. Впереди проходит колонна автомобилей с ветеранами ВОВ, за ними президента приветствуют суворовцы, но где-то посередине торжественного парада колонна БМП поворачивает стволы направо и начинает прицельно стрелять по трибуне главы Белоруссии, а из-за кустов появляются украинские радикалы и прочие «солдаты удачи», щедро оплаченные американо-еврейским капиталом.

Кортеж № 1 на скорости 120 километров в час несется с инспекцией в неблагополучный коровник, однако неожиданно на его пути появляется джип-тачанка с бронебойными зажигательными снарядами, подбивает впереди идущие автомобили сопровождения, колонна сбавляет скорость, и здесь в кортеж из-за кустов начинают стрелять из гранатометов…

«Ридус» разобрал все сценарии покушения на президента Белоруссии, а также причины, следствия и истории участников предполагаемого военного переворота в республике.


Президент Белоруссии Александр Лукашенко (третий слева) на военном параде, посвященном 75-летию Победы в Великой Отечественной войне, в Минске

Президент Белоруссии Александр Лукашенко (третий слева) на военном параде, посвященном 75-летию Победы в Великой Отечественной войне, Минск.

© EPA/ТАСС

Примерно такие, что описаны выше, а также другие, не менее киношные (со снайпером, с захватом заложников и с полным отключением Минска от электричества) сценарии устранения главы Республики Беларусь Александр Лукашенко и Владимир Путин на пару рассказывали журналистам. При этом многие на первый взгляд фантастические байки действительно подтверждают заговорщики, а также многочисленные оперативные записи спецслужб Белоруссии и России.

«Ридус» задался вопросом: а кто все эти люди, придумавшие достойные высокобюджетной экранизации в Голливуде сюжеты? Насколько серьезно было их намерение убить Лукашенко и есть ли в стране-соседке реальные силы, способные бросить вызов вездесущим белорусским силовикам?

В результате возникло это расследование.

Фильм КГБ: «Убить президента»

В конце апреля на белорусском телевидении был показан фильм «Убить президента». В этом видео общей продолжительностью 1 час 15 минут рассказывают, как три группы заговорщиков хотели свергнуть власть в РБ.

Первую, «способную стрелять, взрывать и проливать кровь», по выражению телевизионщиков, должен был организовать через поиск в Белоруссии силовиков, готовых поднять мятеж, живущий в США юрист белорусского происхождения Юрий Зенкович.

Вторая группа так называемых партизан, по версии авторов фильма, — это группа под руководством Николая Автуховича, «известного своим радикализмом». «Ридус» подробно писал о ней ранее.

Третья группа, по данным спецслужб, реализовывала план «Тишина» по устранению президента и его семьи, захвату госучреждений, принудительному задержанию высокопоставленных должностных лиц.

По ходу фильма, который, видимо, ляжет в основу обвинения, выяснилось, что главный фигурант заговора Юрий Зенкович оказался под колпаком у «Старшего брата» еще в момент «мыслепреступления». КГБ вел и провоцировал его на действия начиная с августа прошлого года, то есть фактически с момента, когда фигурант дела впервые задумался о госперевороте.

Несмотря на обилие признательных показаний, фильм не дал ответа на самый главный вопрос: а был ли заговор? В киноленте пересказываются подробности многочисленных разговоров на тему захвата власти. Однако заговор — это не разговоры. Признаком реального заговора является конкретный план, предполагающий задействование каких-то силовых ресурсов. Какая конкретная воинская часть захватывает некий объект, кто за что отвечает, какова дата переворота и другие детали. Но здесь этого нет, — считает белорусский политолог Валерий Карбалевич.

Отметим, даже план заговорщиков напасть на Лукашенко во время парада 9 мая, первоначально обнародованный ФСБ России, выглядел как шутка, так как военные парады в РБ принято устраивать 3 июля (в День Независимости республики).

Из фильма следует, что только сотрудник КГБ, представившийся мятежным офицером Минобороны, предлагал что-то конкретное. При этом «заговорщики» предстают перед зрителем в роли подвыпивших гуманитариев, или, как метко назвал их сам Лукашенко, «Винни-Пухов».

Еще один конкретный факт, который может указывать на мифичность заговора, — это деньги, которые якобы были переданы сообщниками заговорщиков военным.

Кадр из фильма

Кадр из фильма «Убить Лукашенко».

В фильме постоянно говорят о миллионах долларов, якобы выделенных США на убийство Лукашенко.

В качестве доказательства того, что деньги действительно были, журналисты в погонах демонстрируют бухгалтера минского офиса Зенковича. Она сняла деньги с его банковской карты, которую он предварительно оставил ей в один из своих приездов, и положила их в камеру хранения, а затем в какой-то «схрон» на кладбище.

Но, судя по показанной упаковке, деньги в конверте небольшие. Максимум несколько тысяч долларов.

Это несерьезно, перевороты за такие суммы не делают. Но какой заговор, такие и деньги…

Бухгалтер

Бухгалтер.

© кадр из видео

Заговор опасных «Винни-Пухов»

Белорусские силовики показали семь человек, которые якобы планировали покушение на Александра Лукашенко и членов его семьи и переворот. Ниже краткая биография каждого.

  • Александр Федута, 56 лет. Известный в Беларуси политолог, политконсультант, литературовед и публицист.
  • Григорий Костусев, 64 года. Политический деятель, член старой белорусской оппозиции, с 2017 года возглавляющий полуживую-полумертвую микропартию белорусских националистов БНФ.
  • Юрий Зенкович, 44 года. Адвокат. Известно, что у Зенковича два гражданства — белорусское и американское. Он много лет живет в США.
  • Александр Перепечко. Ученый, кандидат географических наук, проживает в США.
  • Павел Кулаженко, 37 лет. Бывший белорусский силовик, проживает в Нью-Йорке. В 2011 году служил в витебском ОМОНе. Ушел со службы в звании прапорщика
  • Дмитрий Щигельский. Врач-психиатр, проживает в США. В 2001 году заочно поставил Александру Лукашенко диагноз «мозаичная психопатия». После этого уехал из РБ в США.
  • Игорь Макар, 43 года. Бывший заместитель командира боевой группы спецподразделения по борьбе с терроризмом «Алмаз» МВД РБ, а ныне политический деятель, представитель гражданской инициативы «Белорусский народный трибунал». В «Алмазе» он служил с 1998 по 2003 годы. Потом уволился, вошел в команду оппозиционного кандидата Александра Козулина во время президентских выборов 2006 года. После тех выборов Александр Козулин был арестован во время акции протеста, а Игорь Макар успел выехать в Европу и попросить политического убежища. С того же года живет в Литве в статусе политического беженца. Утверждает, что все эти годы поддерживал контакты со многими белорусскими силовиками, и периодически выступает с громкими заявлениями. КГБ Беларуси включил его в список лиц, причастных к террористической деятельности.
Игорь Макар

Игорь Макар.

© соц. сети

Макар кажется наиболее серьезной и боеспособной единицей из этой группы «заговорщиков». Однако КГБ Беларуси уже не раз доказало, что профессионализм и связи этого экс-силовика оппозицией были сильно переоценены.

Моральный вдохновитель или психиатр-провокатор?

По словам закадрового диктора из фильма «Убить президента», главный моральный вдохновитель этой группы — психиатр Щигельский. Якобы именно он отличался наибольшим радикализмом из всех, предлагал захватить 26 административных зданий, интернировать 30 высокопоставленных чиновников и убить Лукашенко.

психиатр Щигельский

Психиатр Щигельский.

© tyt.by

То, что именно Щигельский был организатором злополучных бесед в Zoom, во время которых заговорщики обсуждали госпереворот, подтверждают другие участники — Зенкович, Костусев.

Во время допроса юрист Зенкович заявил, что Щигельский использовал его как технического организатора. В то же время глава БНФ Костусев говорит: «Меня втянули в разговор, где я понимал, что эти люди записывают его (Зенкович вел запись всех разговоров предположительно для отчета перед американскими спецслужбами. — Прим. „Ридуса“) и пытаются использовать меня для своего обогащения. Этими записями они хотели показать, что у них есть серьезная команда, и выбить под нее финансирование».

Александр Федута получил doctor habilitatus (высшая академическая квалификация, следующая после PhD) по литературоведению в Ягеллонском университете в 2017 году.

Александр Федута получил doctor habilitatus (высшая академическая квалификация, следующая после PhD) по литературоведению в Ягеллонском университете в 2017 году.

© Фото: Facebook

«Никакой это не дискуссионный клуб. Это ГКЧП», — говорит закадровый голос в фильме. Он уточняет, что исполнители задержаны, но наивно полагать, что их заокеанские заказчики на этом остановятся.

Беларусь уж слишком лакомый для них кусочек, — подчеркивает диктор в фильме, рассказывая про несметные богатства белорусских недр и ее стратегическое расположение вблизи Москвы.

Какова роль США в «заговоре»?

АНБ США

АНБ США.

© кадр из видео

Авторы фильма пытаются доказать, что за всей этой историей стоят американские спецслужбы. Но на деле выглядит это не очень убедительно.

В первую очередь демонстрируются заявления Зенковича во время неформального общения с провокаторами из КГБ. В приватной беседе силовики просто слушают Зенковича, а он, как профессор Плейшнер, наговаривает себе на всё новые статьи.

Вероятно, он, чтобы придать себе больший вес, блефует, намекая на какие-то связи в руководстве США. При этом он постоянно путается в своих обширных связях, так как эти контакты все время разные и очень неопределенные: Вашингтон, еврейские организации, частные военные компании.

Стоит отметить и другие реплики Зенковича: «Будем выходить тогда на Госдепартамент»; «Я найду выход на Лэнгли» (штаб-квартира ЦРУ). То есть выходов пока нет, он еще только собирается их искать.

В одном приватном разговоре с «подельниками» Зенкович даже сказал, что если спецслужбы США узнают об их планах, то они могут оказаться за решеткой «вместе с неграми», там, в США, а не в Белоруссии. Странные, в общем-то, рассуждения для человека, у которого в США все схвачено.

Единственный контакт Зенковича с американскими спецслужбами был упомянут на допросе. Люди, один из которых представился сотрудником ФБР, спрашивали, сотрудничал ли он с КГБ. Далее Зенкович говорит: «Я думаю, третий человек был представителем ЦРУ… Потом они спросили, не хочу ли я поработать на американское правительство».

Конференция в ZOOM

Конференция «заговорщиков» в ZOOM.

кадр из видео

Здесь возникает сразу несколько вопросов.

Какой интерес для ЦРУ представляет адвокат из Нью-Йорка? В фильме не показали, что ответил Зенкович. Если ЦРУ завербовало его, то почему он говорил во время переговоров с «заговорщиками» только о своем намерении найти выход на Лэнгли?

Вероятно, тема с длинной рукой Госдепа изначально была традиционной уютной белорусской домашней постановкой. Надо же было немножечко усилить драматический эффект. Просто какой может быть в 2021 году приличный заговор без ЦРУ?

Однако тема была подхвачена на щит уже российской медиамашиной, столь же жадной до поиска внешних врагов. И вот уже лично Владимир Путин изящно подставляет подножку Байдену, открыто заявляя о намерениях США убить друга Александра.

Так локальная история заговора в «провинциальном театре» вышла на международный уровень. Потому, возможно, американский президент вполне искренне, по выражению Лукашенко, «только булькал», когда Путин в разговоре напрямую спросил его, не хотели ли его люди на днях убить главу Белоруссии.

Глава МВД (на фото еще будучи замом) Николай Карпенков

Замглавы МВД Николай Карпенков за работой. 

© tyt.by

В пользу того, что заговор не был настоящим, а был, скорее, оригинальным стартапом, попыткой алчной до денег части белорусской оппозиции развести на донаты заокеанских толстосумов, высказался и замглавы белорусского МВД Николай Карпенков, назвав заговорщиков «мелкими мошенниками» и «крадунами».

Нет, они не похожи ни на революционеров, ни на героев, которые готовы жертвовать собой. Это мелкие мошенники, крадуны, каждый хочет внести какое-то свое предложение, свою тему, только чтобы эта тема получила финансирование. Это как воры, которые хотят обворовать друг друга, — сказал министр.

Как отметил замминистра, обвиняемые планировали поделить эти деньги, после чего финансы «ушли бы в никуда», а заговорщики, в свою очередь, ни перед кем бы не отчитывались.

Заметим, белорусская милиция заявила, что обвиняемые всего лишь «мелкие мошенники», 3 мая, то есть уже после того, как Владимир Путин публично осудил попытку США совершить госпереворот в РБ в своем выступлении 21 апреля.

Выступление Владимира Путина 21 апреля 2021г.

Выступление Владимира Путина 21 апреля 2021 года.

© kremlin.ru

Получилось некрасиво

Да и большое белорусское начальство, в отличие от российского, про подвалы, в которых якобы собирались держать детей Лукашенко, молчит уже который день. То есть медийные эксперты стабильности, конечно, негодуют, но начальство молчит.

С вопросом, являются Зенкович, Федута и Ко реальными заговорщиками, пытавшимися совершить госпереворот, или банальными жуликами, «Ридус» обратился к исполнительному директору мониторинговой организации CIS-EMO Станиславу Бышку.

Мы имеем дело с формой словесной эквилибристики, когда своих политических оппонентов вы пытаетесь выставить одновременно и зловещей угрозой для конституционного строя и всей государственности, и нелепыми, жалкими и ничтожными личностями, возомнившими о себе невесть что. Это довольно распространённое дело в наших странах, когда по какому-то резонансному событию высказываются две (или больше) более-менее несовместимые трактовки и дальше официоз начинает их придерживаться как бы одновременно. Вспомним инцидент с отравлением политика Алексея Навального и его трактовки, — провел аналогию эксперт.

«Если проводить параллели, то ситуация с Зенковичем, Федутой и другими мне больше напоминает не набившие оскомину цветные революции, но операцию ОГПУ „Трест“ 1920-х годов прошлого века вкупе с делом ВСХСОН 1960-х. В условиях невозможности смены авторитарной власти посредством скучных демократических процедур, с открытой партийной работой, предвыборной агитацией, дебатами и вот этим вот всем некоторые уходят в малореализуемое прожектёрство, в которое постепенно начинают верить. А если своевременно к этому делу подключаются спецслужбы и начинается активная операция, когда мечтателей или всё более амбициозных политтехнологов всеми силами обрабатывают в духе „победа близка, ещё чуть-чуть — и всё будет“, то в итоге даже осторожных и зрелых людей можно подвигнуть на многое. И здесь возникает вопрос: чьего в финальном заговоре больше — собственно „федутиново-зенковического“ или „спецслужбистского“? В рамках независимой судебной системы этот вопрос был бы вовсе не риторическим», — считает политолог.

«Ридус»: Как вы считаете, есть ли внутри Белоруссии силы, которые реально могут и хотят организовать успешный государственный переворот?

Станислав Бышок: В плане устойчивости белорусский политический режим кажется похожим на венесуэльский: при наличии лояльных и боеспособных силовиков политическому руководству опасаться нечего, сколько бы сотен тысяч протестующих ни выходило на демонстрации. Плюс братская Россия рядом, которая не заинтересована в госперевороте в Беларуси и опасается, что на смену Лукашенко, по поводу которого никаких восторгов нет, придёт кто-то или что-то, что будет хуже для интересов Москвы. А интересы эти лежат преимущественно в плоскости безопасности.

«Ридус»: Заинтересован ли Запад в физическом устранении Лукашенко?

Станислав Бышок: Если Москва опасается, что на смену действующему президенту Беларуси придёт кто-то с выраженной антироссийской повесткой, то коллективный Запад, что бы под ним ни подразумевали, напротив, опасается, что придёт пророссийский политик, который сдаст России белорусский суверенитет. Таким образом, как бы парадоксально это ни звучало, Александр Лукашенко оказывается условно-компромиссной фигурой для больших внешних игроков. Кто-то добавит, что это только пока, но „пока“ может длиться более-менее неопределённо долго.

Отделить зерна от плевел помог также Арсений Сивицкий, директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований. По его словам, «эту группу сложно определить как реальную заговорщицкую силу, так как она явно не располагала реальными финансовыми, силовыми, кадровыми и другими ресурсными возможностями для осуществления военного переворота».

По мнению собеседника «Ридуса», скорее они выступали в роли наемных консультантов, которых ангажировали в данную авантюру. Судя по комментариям белорусских властей, они не видели в них никакой реальной угрозы. Самый интересный вопрос в этой конспирологической истории — кто выступал реальным заказчиком их услуг.

Скорее всего, оперативная комбинация белорусских и российских спецслужб, широко растиражированная в белорусских государственных медиа как победа над «тайным заговором», преследовала цель подкрепить пропагандистский нарратив белорусских властей о силовом характере протеста и, таким образом, оправдать то непропорциональное и беспорядочное применение насилия в адрес оппонентов власти, которое происходило с началом политического кризиса после президентских выборов 2020 года.

Если бы цели оперативных действий выходили за пределы лишь сугубо пропагандистских задач, то главным замыслом оперативной игры должно было стать не разоблачение заговора нескольких политконсультантов, а создание фальшивой организации, которая должна была бы объединить и идентифицировать реальных оппозиционно настроенных сотрудников белорусских силовых структур и армии. Например, контрразведывательные операции ГПУ ВЧК СССР «Трест» и «Синдикат-2» по разоблачению антибольшевистского подполья в своей основе имели аналогичный замысел. Поэтому другой немаловажный вопрос — почему решение о засвечивании данной операции было принято до того, как она решила реальные контрразведывательные задачи по выявлению реальных субъектов, способных организовать военный переворот? — задается вопросом эксперт.

«Ридус»: Есть ли внутри Белоруссии силы, которые реально могут и хотят организовать успешный государственный переворот?

Арсений Сивицкий: На этот вопрос можно было бы ответить, если бы операция по разоблачению заговора против белорусских властей проводилась в соответствии с профессиональными канонами. Однако в итоге перед нами очень сомнительная конспирологическая история, которая не решает никаких внутри- и внешнеполитических задач, а создает дополнительные проблемы.

Акция в поддержку президента Белоруссии Лукашенко в Бресте

Акция в поддержку президента Белоруссии Лукашенко в Бресте.

© Анна Иванова/ТАСС

По словам эксперта, на сегодняшний день в РБ не существует ни социальных, ни политических, ни экономических предпосылок для государственного переворота.

«Лукашенко превратил силовиков в один из главных столпов своей власти, консолидировав наиболее лояльный персонал силовых структур, а также проведя чистки или отправив в почетную отставку тех, чья лояльность вызывала сомнения. Другие просто выразили протест против происходящего, уйдя в отставку в гражданскую сферу жизни. Оппозиционные инициативы, объединившие несколько десятков силовиков, во многом продвигают повестку офиса Светланы Тихановской, то есть поиск мирного решения кризиса через диалог с властями», — считает собеседник «Ридуса».

По его словам, хоть политический кризис и показал, что государство отказывается от выполнения социального контракта с рядом значительных групп белорусского общества (малый и средний бизнес, пенсионеры, студенчество, IT-специалисты, интеллигенция, ветераны и так далее), нет сомнений, что силовики будут единственной социальной стратой, перед которой нынешняя власть не прекратит выполнять свои обязательства в соответствии с социальным договором ни при каких обстоятельствах. Опыт Венесуэлы это отчетливо показывает.

В этом и заключается одна из главных ловушек нынешнего политипического кризиса: Лукашенко, сделав ставку на силовое подавление протестов, попал в зависимость от силовиков, которые не заинтересованы в его мирном разрешении, так как это сразу же поставит под удар их властные аппаратные позиции, — говорит Сивицкий.

Реальными потенциальными субъектами, по словам эксперта, с точки зрения возможностей, которые могут инициировать государственный переворот в Белоруссии, выступают только Запад и Россия. Но любое подобное вмешательство со стороны Запада автоматически активирует опцию военного вмешательства России. Об этой красной линии, в частности, заявил российский президент Владимир Путин в сентябре прошлого года в самом начале политического кризиса.

Кремль тоже на данный момент ограничен инструментарием политико-дипломатического и экономического давления на режим Лукашенко с целью добиться начала процесса транзита власти в своих интересах. Любое силовое решение без координации с Западом со всей очевидностью спровоцирует новую волну западного санкционного давления на Россию, в чем российское руководство не заинтересовано.

В итоге на данном этапе развязка белорусского политического кризиса видится многим внутренним и внешним игрокам именно в мирном решении через диалог, но никак не через военный переворот. Точнее, мирное решение рассматривается как инструмент, который может предотвратить развитие белорусского кризиса по наихудшему сценарию — начало гражданской войны по линии «общество — государственный аппарат» и превращение Беларуси в серую зону в центре Европы, — уверен политолог.
Александр Лукашенко

Александр Лукашенко.

© кадр из видео

«Договорняк» между Россией и Западом

«Ридус»: Заинтересован ли Запад в уходе Лукашенко? Не является ли он той самой компромиссной фигурой, сохраняющей статус-кво в регионе?

Арсений Сивицкий: В отличие от предыдущих кризисов в отношениях между Западом и Беларусью нынешний характеризуется консенсусом в ряде ведущих западных государств относительно того, что на этот раз „игра Лукашенко“ закончена. На сегодняшний день в западных столицах отрицается сама возможность нормализации отношений с Беларусью в то время, пока Лукашенко сохраняет власть в РБ. Речь идет лишь о том, что западные столицы готовы создать условия и выступить одним из гарантов мирной передачи власти».

По словам эксперта, белорусский кризис рассматривается как проблема, и его источник четко ассоциируется с фигурой Лукашенко. «С учетом того, что Минск не предпринял никаких усилий, чтобы сохранить каналы коммуникаций с западными столицами хотя бы в кризисном режиме (можно вспомнить про безрезультатные звонки канцлера ФРГ Ангелы Меркель и руководства ЕС), теперь западные столицы обсуждают решение белорусского кризиса только с Кремлем и оппозицией в изгнании», — заключил собеседник «Ридуса».

Глава КГБ РБ Иван Тертель

Глава КГБ РБ Иван Тертель.

© tyt.by

К тому же, по словам политолога, белорусские власти сами отказываются от статуса донора региональной стабильности и безопасности, который лег в основу стратегии нормализации отношений между Минском и западными государствами.

Девальвации стратегического значения РБ как буфера между Россией и Западом способствуют объективные геополитические и технологические факторы, включая распад системы договоров контроля над вооружениями и стратегической стабильности между Россией и США (последствия выхода из Договора о ракетах малой и средней дальности), а также революция в военном деле в связи с созданием и развертыванием на Европейском театре военных действий гиперзвуковых ракетных систем. На этом фоне аргументы про сохранение Лукашенко как единственного гаранта приближается к нулю, — считает эксперт.

При этом, по словам собеседника «Ридуса», белорусский лидер становится удобной жертвой как для ЕС, так и для США, которые активно возвращают в свою внешнеполитическую повестку ценностный компонент прав человека и демократии. С другой стороны, западные столицы согласны с тем, что титул «последнего диктатора Европы» вновь возвращается к Лукашенко от Путина «после его военных и геополитических авантюр против Украины и стран Запада».

С идеологической точки зрения «белорусский кейс» может стать историей успеха в деле продвижения этой повестки странами Запада. И это очень удобно, особенно на фоне отсутствия реальных рычагов давления на Россию по проблемам демократии и прав человека. Запад не может игнорировать существование России по экономическим, стратегическим и военно-политическим соображениям, несмотря на резкую критику и санкции в адрес Кремля. А вот Беларусь может игнорировать, — сказал Арсений Сивицкий.
Владимир Путин и Александр Лукашенко

Владимир Путин и Александр Лукашенко.

© kremlin.ru

Более того, широкое распространение в западных столицах приобретает мнение, что белорусский политический кризис — это не про геополитику, не про выбор Беларуси между Западом и Россией, а про стремление к демократизации.

При этом российское влияние Запад не готов и не хочет оспаривать, чтобы не спровоцировать новый кризис, подобный украинско-российскому конфликту. Бывший премьер-министр и министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт даже написал статью под названием «Армянская модель для Беларуси», в которой он дает западным элитам совет проявить инициативу в своей дипломатии, ясно дав понять, что Запад будет поддерживать демократическую Беларусь, которая по-прежнему предпочитает поддерживать тесные связи с Россией.

В итоге Белоруссия рискует оказаться в геополитической ловушке, когда положение страны будет определяться не волей белорусской нации, а геополитической целесообразностью и «договорняком» между Россией и Западом.

К тому же РБ может легко превратиться в разменную монету: уступки Запада по Белоруссии в обмен на уступки России по другим критически важным глобальным проблемам.

«На этом фоне белорусской стороне еще нужно постараться, чтобы убедить мировое сообщество, включая западные страны, в ценности своего существования как независимого, суверенного государства, не входящего ни в чью зону геополитического влияния. Очевидно, что нынешние власти с этой задачей не справляются», — заключил политолог.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)