Отключим SWIFT и газ: на что готов пойти ЕС в отношениях с Россией

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Европарламент предложил Евросоюзу немедленно прекратить закупки у России нефти и газа и отключить ее от SWIFT в случае «вторжения на Украину». Такую резолюцию в четверг поддержали подавляющее большинство депутатов европейской ассамблеи.

Парламентарии также призывали заморозить все европейские активы близких к российским властям олигархов и их семей, закрыть им въезд в ЕС, а заодно отказаться от контрактов с «Росатомом» на строительство атомных электростанций на территории содружества и окончательно заморозить «Северный поток — 2».

Резолюции Европарламента — всего лишь рекомендации, которые не обязательны к исполнению. Это просто такой способ для евродепутатов обозначить своё мнение по тому или иному актуальному вопросу. Насколько высока вероятность того, что страны ЕС прислушаются к ним в этот раз?


Ох уж этот SWIFT

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

На теме отключения России от главной международной платежной системы не потоптался уже только ленивый. Буквально на днях глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что страна готова к такому повороту и имеет подходящую базу для создания альтернативы. Судя по всему, министр имел в виду российскую систему передачи финансовых сообщений (СПФС), разработанную в 2014 году. Пока этот местный аналог SWIFT не вызвал ажиотажа на мировой арене (к нему подключились всего несколько зарубежных банков), однако если иного способа расплаты с российскими контрагентами не останется, интерес к системе может повыситься, допускают эксперты.

По собственной воле отрезать Россию от SWIFT европейские власти не могут и сами это признают. Это частная финансовая структура. Но теоретически можно заставить входящие в нее компании принять нужное решение под угрозой санкций. Механизм уже успешно опробован на Иране. Но разве остановилась после этого для Ирана международная торговля?

Информационно сопроводить банковский платёж можно хоть по обычной электронной почте, отмечает шеф-аналитик TeleTrade Пётр Пушкарёв. Правда, тут возникают вопросы относительно безопасности. Можно попытаться использовать альтернативные системы, например, на основе блокчейн-технологий. В конце концов, можно вернуться к телексным сообщениям — именно так банки и сопровождали вообще все без исключения платежи в эпоху до интернета.

Обходные пути для передачи информации о денежных расчётах всё равно найдутся. В крайнем случае сделки всего лишь будут проходить немного медленнее, но все финансовые «краны» для бизнеса это, конечно же, не перекроет. Разве что создаст при торговле никому не нужные технические сложности, — сказал эксперт «Ридусу».

Это касается не только российских граждан и компаний, но и торговых партнёров РФ и даже простых европейцев — им станет сложнее получать и переводить в свою страну проценты по российским долговым бумагам или дивиденды по акциям.

Выходит, что идея отключения России от SWIFT не отвечает прежде всего собственным интересам европейского бизнеса, так что вероятность ее реализации пока представляется экспертам ничтожно малой. Директор Центра европейской информации, доцент кафедры Европейского права МГИМО Николай Топорнин, например, оценивает ее в 0,1%.

Кому нужен еще один «Северный поток»

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Что касается «Северного потока — 2», немецкие власти в последнее время чётко и не раз давали понять: проект газопровода в любом случае будет и достроен, и запущен. Буквально вчера премьер-министр германской федеральной земли Саксония Михаэль Кречмер заявил, что страна нуждается в дополнительных поставках газа из России и заинтересована в том, чтобы побыстрее ввести его в эксплуатацию. Ранее о решении поддержать проект без оглядки на санкции США говорила канцлер ФРГ Ангела Меркель.

И глава европейской дипломатии Жозеп Боррель недавно отметил, что ЕС не может решать судьбу «Северного потока — 2», поскольку за этот проект отвечают частные компании. Но даже заморозка строительства не окажется «смертельной» для России, уверен Николай Топорнин.

Его стоимость примерно десять миллиардов евро, часть из них вложили европейские компании. Это не та сумма, которая может нанести значимый урон нашему бюджету, нашей экономике. Я пока вообще не считаю этот проект сверхважным для России, — пояснил он.

По словам эксперта, «Северный поток — 2» задумывался как альтернатива украинскому транзиту вплоть до полного отказа от него после запуска новой трубы. Но европейские партнеры четко дали понять, что так не получится. И это лишает проект изначального смысла. Что же касается Европы, она, конечно, не возражает против еще одного способа доставки российского газа, но и существующие магистрали ее вполне устраивают.

Назло таксисту заплачу и пойду пешком

Если возможность отключения России от SWIFT и окончательной заморозки «Северного потока — 2» еще как-то можно обсуждать, то идея полного отказа Европы от закупок у России нефти и газа выглядит и вовсе ненаучной фантастикой. Особенно относительно голубого топлива. Нефти европейцы у России покупают не так уж много, а вот на долю российского газа в общем объеме энергопотребления ЕС приходится около 40%, напоминает Николай Топорнин. При этом Россия — надежный поставщик энергоносителей по нормальной рыночной цене.

Это радикальное предложение не имеет под собой никакой почвы. Мы поставляем газ в Европу еще с 1970-х годов. Даже в эпоху холодной войны здравый смысл возобладал. И сейчас объемы уже законтрактованы вплоть до 2040 года. Естественно, никто там даже не рассматривает возможность прекращения закупок. Это противоречит здравому смыслу и рациональному подходу. И, конечно, ни власти Германии, ни бизнес-круги на это не пойдут, — рассуждает эксперт.

Никому не нужно ограничивать поставки, фактически создавая на рынке искусственный дефицит, а значит, и неизбежный рост цен на топливо, явно невыгодный покупателям. Поэтому даже говорить о необходимости вынужденной замены российских энергоносителей поставками из других стран не имеет смысла, соглашается Пётр Пушкарёв. Да и вторжения России на Украину, что в резолюции является условием для подобных драконовских мер, ни при каких условиях не произойдёт, добавляет он.

Обычный PR или тревожный звонок?

Европейский парламент в Страсбурге.

Европейский парламент в Страсбурге.

© wikipedia.org

Резолюция Европарламента — это обычный пиар некоторых политических партий и групп на украинской тематике, и не стоит ожидать, что их позиция получит какое-либо развитие в сфере реальной политики, полагает Пётр Пушкарёв.

Это пустые сотрясания воздуха, которые могут нанести России разве что очередной имиджевый ущерб в глазах части жителей Европы, что, конечно, затрудняет полезные политические контакты и сковывает Россию в возможностях обзавестись новыми коммерческими связями с европейским бизнесом, — уточняет он.

За такими предложениям в Европарламенте стоят радикальные депутаты. Тем не менее это все равно очень тревожный звонок, к которому стоит прислушаться, возражает Николай Топорнин. У Евросоюза за последнее время в отношениях с Россией действительно накопилось много спорных вопросов, отмечает он. Первый — ситуация с Алексеем Навальным. Второй — недавний рост напряженности на границе России и Украины. И третий — свежий дипломатический скандал в отношениях России и Чехии, связанный со взрывом боеприпасов на складах в чешской деревне Врбетице в 2014 году.

По словам эксперта, серьезные политические расхождения между ЕС и Россией начались с 2014 года, с событий в Киеве, когда произошел конституционный переворот на Украине, который повлек за собой переход Крыма под юрисдикцию России, и начались столкновения на Донбассе. При этом ЕС реально видит в России агрессора и возлагает на нее основную вину в том, что не реализуются Минские соглашения.

Мы-то знаем, что это далеко не вина России, тут надо смотреть более глубоко — на то, что делает Киев и на позицию президента Украины Владимира Зеленского. Но ЕС считает, что пострадавшей стороной является Украина (у нее же территории отхватили, не у России), поэтому они ее и поддерживают, — рассуждает эксперт.

Этот конфликт не дает создать базис доверия в отношениях, продолжает он. В итоге они продолжают ухудшаться, и пока не видно перспектив их возвращения в нормальное русло. Недаром тот же Лавров заявил, что российский МИД уже рассматривает такую ситуацию, когда отношений с ЕС не будет вовсе. Жозеп Боррель также призвал готовиться к «долгому и сложному периоду политической конфронтации» с Кремлем.

Минский формат фактически заморозился, и если его удастся сдвинуть с мертвой точки, то возможно постепенное восстановление взаимодействия с Европой, считает Николай Топорнин. Но пока этого не происходит, все сильнее звучат голоса радикалов, и они создают такой фон, на котором все эти дипломатические скандалы выглядят само собой разумеющимся. России тоже надо действовать с умом, предельно рационально, а не бряцать оружием, подчеркивает эксперт.

Это то, чего уже давно нет в нашей внешней политике. Мы привыкли ломить стеной, пугаем всех и вся. Сегодня такой подход в Европе не работает. Хорошо бы, чтобы у нас как-то озадачились этой проблемой и попытались проработать и другие возможные каналы урегулирования ситуации. Пока я этого не вижу. Но будем надеяться, что со временем кто-то прозреет у нас, — заключил он.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)