Свободная любовь vs моногамия: спасет ли полиамория институт семьи и брака?

© Михаил Салтыков/коллаж/Ridus.ru

© Михаил Салтыков/коллаж/Ridus.ru

Меня зовут Алена, и я люблю Славу. Мы вместе пережили весь треш ковидного года и стали просто непобедимой парой. Однажды Слава познакомился с моей подругой Олей, и у них возникли сильные чувства. Я не стала им мешать. Они теперь тоже вместе. У Оли есть законный муж, и она хочет воспитывать детей с ним. Иногда я хожу на свидания и много знакомлюсь. Мы все тесно связаны, но при этом свободны, потому что мы полиаморы.

Полиамория — система этических взглядов на любовь, при которой у одного человека одновременно может существовать более одной романтической связи. Но это происходит с согласия и одобрения всех участников данных взаимоотношений. Полиамория является типом немоногамных отношений.

«Ридус» пообщался с людьми, которые на протяжении долгих лет практикуют полиаморию, а также с экспертами, которые оценили, насколько такой тип взаимоотношений может стать альтернативой традиционному представлению о браке и семье в современном обществе.

© pixabay.com

Для полиамории нужна зрелость

Алена, 29 лет, бизнес-тренер, педагог с международной квалификацией. Работает с одаренными школьниками, готовит их к поступлению в зарубежные вузы.

«С моим партнером Славой мы знакомы очень давно. Лет десять, наверное, общались как друзья. Но уже около двух лет у нас романтические отношения. Причем мы выдержали карантин, самоизоляцию и весь этот треш ковидного года. С тех пор мы даже шутим, что нам нужны более серьезные сложности, потому что отношения уже так прокачались, что, кажется, ничего не страшно.

Вместе мы не живем. Это изначально важно для каждого из нас — иметь свое пространство. Причем я постоянно устраиваю у себя вечеринки, через каучсерфинг вписываю у себя людей, но все-таки понятие дома для меня сугубо личное. У моего партнера такая же позиция. Иногда он может целую неделю у меня пробыть. У нас есть ключи от квартир друг друга. Иногда я ухожу утром на работу, возвращаюсь, а он уже уборку в доме сделал, приготовил покушать. Но у нас нет обязанностей и строгих ожиданий. Каждый взрослый и способен сам обеспечить свой быт. Такие жесты мы рассматриваем как способ порадовать друг друга, романтику в отношениях никто не отменял.

Однажды ко мне приехала погостить подруга из Питера. В этот момент дома был Слава. Я сразу почувствовала, что между ними химия возникла, и поняла, что их нужно оставить наедине. Я искренне убеждена, что человек или его чувства не могут быть монополией, у каждого есть свой свободный выбор. Странно вынуждать человека выбирать кого-то одного. Это эгоизм и жажда обладания, которая, в общем-то, всегда иллюзорна. Разве нет?

После этого у них завязались отношения. И они по-своему глубоки и уникальны. Оля замужем. Но она с мужем находится в открытом браке. Правда, до этого момента они могли ходить на свидания и проводить ночи с другими людьми, но полноценные серьезные отношения — такой практики у них не было. Муж девушки не то чтобы против, но и не за. Его это тревожит, хотя пока он соглашается. Оля хочет родить ребенка от своего мужа.

Не уверена, что эта девушка готова именно к полиамории. Потому что происходит много конфликтов на почве ревности, неразделенного внимания. Мне кажется, она недостаточно созрела для этого, и сама я теперь держу дистанцию с ней. Воспринимаю как странного родственника, от которого невозможно отказаться, но и постоянно общаться ни желания, ни сил нет. Мне кажется, полиамория возможна только при определенной зрелости, что ли. Ну, то есть когда ты в силах контролировать свои эмоции, а не извергаться на всех, кто рядом. Это важно.

Конечно, это сложно. Все проблемные ситуации требуют срочного обсуждения и решения, иначе накопится такой ком взаимных претензий, что его не раскрутишь еще месяц. Иногда это отнимает много сил и энергии. Очень много. Так, что больше вынести общения ни с кем другим нельзя. Но я понимаю, что это правильная модель для меня. Понимаю, за что борюсь. У меня есть любимый и близкий человек, к которому я могу обратиться всегда. А еще я знаю, что между нами нет секретов, зачем?»

Полиамория — это всегда открытая дверь

Михаил, 27 лет. Родился в Москве, вырос в Торонто, учился в бакалавриате в Лондоне, для обучения в магистратуре приехал в Санкт-Петербург. Сфера профессиональных интересов — экономика, менеджмент.

«Понимаете, полиамория — это не про то, что у меня будет много партнеров и никаких обязательств. Это какое-то совершенно искаженное представление. Я вполне допускаю, что личность любимого человека окажется настолько глубока, что больше никто будет не нужен. Но это не меняет общей концепции: каждый имеет право на любовь и чувства и никто никому не принадлежит.

Полиамория — это не про то, что нужно обязательно иметь более одного партнера, это про то, что дверь всегда открыта и в нее может зайти еще один человек.

Ну, у меня собственничества нет. Я свободный человек и других считаю такими же. Если любимому человеку хорошо и он влюблен в кого-то, мне это доставляет счастье. Никакой ревности в этот момент не испытываю.

Если какой-то другой человек дает моей любимой что-то, чего не могу дать я, то пусть. Нет, это не снимает с меня ответственности и, конечно, в случае каких-то ссор или кризисных ситуаций я буду бороться за человека, потому что ценю наши отношения и не считаю, что можно найти еще множество других людей. Но я всегда буду уважать ее личные границы. Мне кажется, только это можно назвать истинной любовью».

© pixabay.com

Мой муж несколько иных взглядов

Мила, 26 лет, состоит в официальном браке. Окончила бакалавриат по направлению «Землеустройство и кадастры», работает в сфере проектирования и строительства.

«У меня и моего мужа достаточно классические взгляды на детей, совместную собственность и ответственность, накладываемую браком. Для нас обоих это было важно. Но муж более консервативен, хотел более стандартную семью, у него нет потребности в еще одном человеке.

В начале наших отношений я договорилась с ним, что мне еще нужна романтическая связь с представительницей женского пола, что не вызывало разногласий.

С 20 лет я попробовала разные форматы отношений. Хотя для себя я и считала, что могу любить двух людей одновременно, но мои партнеры стремились приложить усилия, чтобы превратить наш союз в моногамный. Было много расставаний и непонимания.

В 24 года я начала узнавать про полиаморию и иные виды отношений, ходить на тематические встречи. Для меня это было как свежий глоток воздуха.

Сейчас я замужем и у меня есть девушка. Она хочет быть максимально самостоятельной, жить для себя, строить свою жизнь, воспитывать своих детей одна.

Да, я строю быт и отношения с каждым из партнеров, распределяю свои ресурсы в соответствии со своими желаниями и потребностями партнеров, но не одинаково. Что касается меня, в моем идеальном мире я бы хотела иметь равные отношения во всех смыслах, но это невозможно в том числе потому, что партнеры изначально разные.

Считаю, что воспитание должно формировать не стереотипы, которым нужно беспрекословно следовать, а способность чувствовать собственные потребности и желания и строить жизнь исходя из своего, а не навязанного набора ценностей».

Ревность все равно есть

Настя, 38 лет, преподает английский язык, имеет три высших образования.

«Я начала заводить моногамные отношения, может, лет в 20. До того еще, как это стало модным и обсуждаемым. Не было никакой особенной информации о полиамории, но получалось как получалось. Я предлагала своим партнерам и партнершам не эксклюзивные отношения, но в тот момент это больше касалось секса, потому что я была молодой, темпераментной и мне были очень интересны все эти эксперименты.

Сейчас у меня постоянные стабильные отношения, которые длятся уже около пяти лет. Мы живем вместе. Но у моего партнера также есть серьезные отношения с другим человеком, с которым у меня дружеские отношения.

Для меня жесткие рамки в понимании семьи отсутствуют. Я воспринимаю наш союз как устойчивую отношенческую конструкцию. Для меня это очень близкие люди, с которыми я общаюсь практически каждый день. У нас совместные дела. С моим основным партнером у меня более близкие отношения, чем со вторым. Но все это у нас продолжается уже несколько лет, и я запросто могу представить, что мы будем вместе еще и пять, и десять лет. И всем будет в этом комфортно.

Я могу испытывать ревность, но я это понимаю так, что кто-либо, с кем у меня отношения в данный момент, нарушает какие-то обязательства, то, о чем мы договорились ранее. Когда человек меня подставляет — вот тогда я чувствую укол обиды, ревность.

В моей жизни были отношения, когда у нас был закрытый, моногамный союз. Но у партнера на меня не было времени — то учеба, то работа. И тогда я тоже испытывала неприятные чувства, потому что, хоть и точно знала, что человек был занят, но он не уделял мне достаточно времени, не был заинтересован. Вот тогда была обида и ревность.

Мы можем вместе втроем поехать в отпуск, но чаще договариваемся о путешествии парой. Родителям мы не сообщаем о всех нюансах наших отношений. Зачем? У каждого своя семья, родители, бабушки-дедушки, совсем не обязательно погружать их в философию полиамории».

© pixabay.com

Каждая вторая семья так и живет

Психиатр, сексолог Александра Миллер убеждена, что в полиаморных отношениях серьезно страдает самооценка женщины, ее физическое и психическое здоровье.

Я всегда пропагандирую моногамные отношения. Это эффективно и с точки зрения психического здоровья, и с точки зрения чистоплотности. Полиаморные отношения, предполагающие секс с несколькими партнерами, провоцируют постоянное нарушение микрофлоры и, естественно, снижают иммунитет и ухудшают здоровье в целом, — пояснила свою позицию специалист.

По словам Миллер, ее наблюдения свидетельствуют, что чуть ли не каждая вторая семья в России так живет, особенно если позволяет финансовое положение мужчины.

Эксперт подчеркнула, что институт семьи терпит крах по той причине, что многие мужчины пытаются навязать полиаморные отношения женщинам, представляя их как норму. Именно поэтому все чаще встречаются травмированные женщины, которые не осознают своей ценности и идут на любые уступки, чтобы удержать мужчину рядом.

В сознание людей необходимо нести одну важную мысль: нужно быть, а не казаться, чего хотите именно вы, на самом ли деле вы можете не ревновать своего партнера, когда он занимается сексом с другими женщинами. И главное — что нужно выбирать себе мужчину не по принципу «не писается под себя — и ладно», а по тому, как вы себя ощущаете в этих отношениях. Чувствуете ли вы себя любимой, нужной, ценной, взаимны ваши чувства или нет, — отметила Миллер.

Про секс втроем

Сексолог Александра Миллер отмечает, что секс втроем в 90% случаев является мужской инициативой. Женщины идут на уступки, наступая на горло своим интересам, предполагая, что таким образом она может разжечь вновь угасшую страсть.

Страсть разжечь может, но не к себе, а к другой женщине. Не стоит забывать, что секс с новой партнершей, естественно, будет мужчине интереснее. Если ваш секс угас, то такой способ, как секс втроем, не лучший, — считает специалист по взаимоотношениям.

Монополия на мужской половой орган

Что касается подобной практики в странах, где культура подразумевает немоногамные отношения и многоженство, то, по наблюдением собеседницы «Ридуса», несмотря на то, что культура с раннего детства морально готовит женщину делить своего мужчину, втайне каждая все равно надеется, что ее это не коснется. В гаремах ведутся войны и склоки в борьбе за право быть любимой женой.

Вся женская природа протестует против дележки полового органа, любви и внимания мужчины. Все эти сказки про мужскую полигамию и женскую моногамию являются просто мифами. Полигамия — это узаконенное мужским обществом право считать себя вправе вести распущенную жизнь, но, по сути, быть распущенными могут как мужчины, так и женщины. И порядочность во всех смыслах — это общечеловеческое понятие, поэтому необходимо поднимать моральный уровень общества и убрать пагубное толерантное отношение к полиаморным союзам, потому что это внедряется в умы подрастающего поколения. Дети уже играют в соответствии с ролевыми моделями, которые видят в обществе, — рассказала «Ридусу» эксперт.

© pixabay.com

Реальная альтернатива традиционному браку

Семейный психолог Юлия Макарова не согласна с позицией коллеги. По ее мнению, полиаморные взаимоотношения вполне могут лечь в основу семьи нового типа, если люди умеют между собой договариваться. Об этом она рассказала «Ридусу».

Как психолог я считаю, что семья может иметь любой формат, любую форму, и это зависит только от людей, которые в ней состоят. Они договариваются о том, как они живут, как удовлетворяют свои сексуальные потребности, как они финансы распределяют. Все это можно назвать семьей, если мы уходим от юридического термина, принятого в РФ, а говорим исключительно о человеческих взаимоотношениях. Семья может выглядеть как угодно, главное — чтобы ее форма удовлетворяла участников этой семьи. Насколько это альтернатива имеющемуся консервативному представлению семьи? Наверное, это наша современная реальность, альтернатива, — убеждена Макарова.

По мнению психолога, люди выбирают этот вариант взаимоотношений в силу личностных особенностей и внешних обстоятельств, а также своего прошлого опыта. Кто-то не хочет брать юридическую или финансовую ответственность на себя, кто-то желает чувствовать больше свободы в отношениях, кто-то испытывает множество страхов перед тем, чтобы состоять в отношениях с одним человеком.

Я не вижу в этом проблемы до того момента, пока проблема не появляется у самого человека, который состоит в подобного рода отношениях. Если он строит полиаморные отношения, то на самом деле просто боится один на один остаться с партнером. Поэтому такая история: и здесь у меня запасной вариант, и здесь, и вроде бы при этом я свободен и ни в каких отношениях не состою, никто от меня ничего не требует и в рамки не вгоняет. Повышенной ответственности я ни за кого не несу, вот мы на равных. В этом есть какое-то избегание своих страхов. Но пока для человека нет проблемы, я не думаю, что нужно какими-то общественными, социальными инструментами пытаться как-то на это повлиять, — поделилась своим мнением с «Ридусом» психолог.

А как же дети?

Как рассказала специалист, в полиаморных союзах вполне можно вырастить психологически здорового ребенка. Тем более что долговечных союзов в России становится все меньше.

Согласно данным Единой межведомственной информационно-статистической системы, в 2020 году в России распалось 73% браков, в 2018 и 2019 годах распалось 65% браков, то есть больше половины российских семей разводятся. Появляются неполные семьи, в которых воспитываются дети. А у родителей возникают новые романтические связи, которые могут приводить к созданию семьи или не приводить. Но в каждом конкретном случае человек решает для себя, что он расскажет ребенку, как представит своего нового возлюбленного или возлюбленную.

По мнению Макаровой, все зависит от того, умеют ли родители общаться со своим ребенком, правильно доносить до него свои мысли. Если это сделано корректно, то вреда детской психике нанесено не будет, считает психолог по семейным отношениям.

По статистике, ребенок может вырасти психологически здоровым тогда, когда рядом есть психологически здоровый взрослый. Неважно — бабушка это, одна мама или мама вместе с бабушкой, или одинокий мужчина, абсолютно не имеет значения. Если ребенок растет в эмоционально здоровой среде, если он получает необходимую для его возраста и развития поддержку, заботу, уход, тогда он вырастет психологически здоровым человеком. Ему неважно, с кем спит его мама или папа, сколько у них половых партнеров и так далее. Плюс есть вопрос социума: если ребенок растет в такой семье, а социум считает это неправильным и недопустимым, ущербным, то, конечно, ребенок такую информацию будет считывать, — подчеркнула Юлия Макарова.

По словам психолога, в нашей культуре принято считать, что мужчины полигамны, а женщины моногамны, а полиамора-мужчину осуждают меньше, чем полиамора-женщину.

Для мужчины в нашей культуре изменять как будто бы более естественно, чем быть «гулящей» женщиной. Но ведь возможна вариативность: и мужчины бывают моногамны, и женщины полиаморны, — заключила специалист.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)