«Врожденная криворукость»: почему в России так мало профессионалов?

© Михаил Салтыков/коллаж/Ridus.ru

В России много людей, но мало профессионалов. И даже имеющийся человеческий капитал используется неэффективно. В итоге это может окончательно сбросить страну в технологическую пропасть на задворках мира.

Низкий уровень квалификации рабочей силы и производительности труда на фоне расширения демографической ямы обрекают российскую экономику на затяжную стагнацию, предупреждают эксперты Высшей школы экономики в докладе к XXII Апрельской международной конференции. По их оценкам, в ближайшие 10-15 лет темпы роста российского ВВП не превысят 1,4-1,8% в год.


Трудоспособное население в РФ продолжит сокращаться, при этом возрастет доля работников старше 40 лет и снизится доля молодых, отмечают специалисты ВШЭ. Теоретически этот пробел могут заполнить «понаехавшие». Уже сейчас каждый десятый занятый на российском рынке труда — мигрант. В отдельных секторах они занимают до трети рабочих мест. Вот только их профессиональные компетенции весьма скромны, а производительность труда в среднем ниже средней производительности российских работников.

Россияне тоже не особо стремятся улучшить свои профессиональные навыки. Ежегодно лишь около 12% населения в возрасте 25—64 лет проходят то или иное переобучение, в значительной части европейских стран таких граждан 40—60%. Только 22% россиян занимаются самообразованием, в большинстве государств Европы — 60—80% жителей. Впрочем, дело не в том, что мы ленивы. Просто в России дополнительное образование не так сильно влияет на рост зарплаты, как в Европе. Да и зарплаты зачастую не позволяют оплачивать обучение.

Рассчитывать на работодателей тоже не приходится. Российские компании в разы отстают от западных по инвестициям в обучение и повышение квалификации работников. В самых младших группах охват таких программ в России составляет около 30% и постепенно снижается до символических 3-5% в самых старших возрастных группах. При этом, например, в странах Северной и Западной Европы охват 50-летних работников обучением превышает 60%, а в младших рабочих возрастах он еще выше.

Человеческий капитал пока не стал значимым макроэкономическим ресурсом, и его вклад остается незначительным, — констатируют авторы доклада.

Другие приоритеты

В России много людей, но мало профессионалов

В России много людей, но мало профессионалов.

© Коллаж/Ridus.ru

Неэффективное использование человеческих ресурсов является следствием общей ситуации в экономике, отмечает аналитик Института комплексных стратегических исследований Елена Киселева. В последние пять лет до пандемии (2015—2019 годы) темпы роста инвестиций в России составляли в среднем 0,4% в год, а в 2020-м вообще ушли в минус на 1,4%.

Тратиться на образование государство тоже не спешит: на это уходит около 3,7% ВВП (и показатель не растет с 2014 года), тогда как в развитых странах ЕС в среднем на образование расходуется примерно 5% ВВП, а в странах Северной Европы доходит до 7-8% ВВП.

Когда государство имеет другие приоритеты, нежели развитие образования, и не создает благоприятной среды для ведения бизнеса с точки зрения снижения налогового бремени и административного давления, доступности заемного финансирования, повышения общей предсказуемости своих действий, трудно требовать от бизнеса масштабных инвестиций в обучение и повышение квалификации сотрудников, — подчеркивает эксперт.

Эти инвестиции, по идее, должны осуществляться параллельно с переоборудованием и внедрением новых технологий, добавляет она. Но в ситуации затяжной стагнации, недоступности банковских кредитов и сокращения бюджетных вливаний немногие компании имеют ресурсы для реализации таких программ.

Квалификация вторична

Экономика может выжить и сохраниться даже в условиях такой длительной стагнации.

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Проблемы и с образованием, и с производительностью труда в России, конечно, есть, признает директор центра «Социальная механика» Михаил Чураков. По его словам, российская система образования только восстанавливается: возвращено нормальное качество среднего и среднетехнического образования, но высшее еще находится в кризисе и выдает недостаточно качественный продукт.

Что же касается производительности труда, здесь все довольно спорно. Есть разные методики расчета этого показателя, с разными результатами. Например, Минэкономразвития РФ считает ее по прибыли от продажи товаров, а ОЭСР — по стоимости производимого работником в долларах.

Представляете — как вдруг якобы упала производительность труда россиян в связи с двукратным ростом доллара? — иронизирует эксперт.

При этом важнейшие факторы, определяющие производительность труда, — это инновации и технологии, автоматизация, изменения в конструкциях и материалах и только потом — квалификация персонала, уверен он. Также, по мнению аналитика, в России необходимо менять качество управления. А для этого нужны политическая воля и новые подходы к государственному управлению и принципам отбора управленцев.

Зачем знания, когда есть сырье?

Проблемы и с образованием и с производительностью труда у нас, конечно, есть.

Проблемы и с образованием, и с производительностью труда у нас, конечно, есть.

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

В России по-прежнему дается хорошее базовое образование, но вот профильное явно уступает зарубежным аналогам. Вузам это просто невыгодно. И проблема не в российской системе образования: она готова подстроиться, если будет спрос внутри экономики. Но вот его-то как раз и нет, сетует руководитель департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового университета при Правительстве России Константин Ордов.

Такова специфика сырьевых экономик: они могут долго выживать без радикальных реформ, нацеленных на повышение эффективности. Поэтому не эффективность определяет экономическую политику государства, поясняет эксперт. И когда весь западный мир уже перешел к экономике знаний, в России по-прежнему не востребованы современные достижения науки и техники, используются достаточно устаревшие технологические процессы, да и те в абсолютном большинстве случаев нероссийского происхождения.

Сырьевая направленность не формирует спрос на современные профессии и компетенции. И, соответственно, в условиях отсутствия спроса на рост эффективности отсутствует и необходимость повышения квалификации, переподготовки, постоянного обучения работников под новые вызовы, требования, технологии, — пояснил эксперт «Ридусу».

Частично это связано и с менеджментом, который не ориентирован на современные формы организации бизнеса и труда, и с огосударствлением экономики. Государство забюрократизировано и неповоротливо, а в рамках бизнеса важно оперативное принятие решений.

На Западе безостановочное образование на протяжении жизни уже стало нормой, и там инвестиции в обучение персонала считают именно инвестициями — в развитие компании, в рост бизнеса, в повышение его эффективности. В России же, где рыночная стоимость компании редко является главным фактором принятия управленческих, финансовых и экономических решений, зачастую это воспринимается как ненужные дополнительные расходы.

Но компания, которой сегодня не требуется переобучать сотрудников, завтра будет не готова к новым вызовам углеродного налога, автоматизации производства, цифровизации и потеряет свои конкурентные преимущества. Вот под эти процессы новые специалисты нужны. А у нас сегодня огромное количество водителей, охранников, кассиров, бухгалтеров. И вот эти люди должны уже сегодня задумываться о том, как они завтра найдут себя на рынке труда, — предупреждает эксперт.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)

  • Small default
    Анна Анна26 мая, 09:04

    мало профессионалов возможно потому что люди мало обучаются. Закончили обучение в универе или колледже и все. Я вот недавно решила получить дополнительное профессиональное образование. На кеду нашла статью о том Как избежать мошенников при выборе ДПО. А то так много учебных заведений сейчас и думаю есть шанс попасть на мошенников