«Интервью с преступником»: хозяйка отчитала кота и рассмешила интернет

© кадр из видео

© кадр из видео

Хозяйка кота по кличке Зевс опубликовала в TikTok забавное видео под названием «Интервью с преступником». В кадре можно увидеть главного героя репортажа, у которого девушка спрашивает, планирует ли он в будущем драть диван или царапать руки. Кот хранит молчание, так как точно знает, что все сказанное будет использовано против него в суде.

Забавный ролик набрал более 900 тысяч просмотров.


Комментаторов повеселили вопросы девушки и реакция Зевса.

Ахахах, кот такой: «Без комментариев».
По взгляду понятно, что точно будет.
Кот в шоке, что с ним через отвертку разговаривают.
«Ну, что сказать, пока у вас в руках ножницы, наверное, не буду».
Единственный в доме, кому все простительно.

А котейка из этого вирусного ролика неудачно запрыгнул в коробку и заставил пользователей Сети хохотать.

Ранее ridus.ru писал про кошек, которых хозяева пристыдили в Twitter за их проступки.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (2)

Прощай, офшор: ждет ли нас эпоха глобального единого налога

Похоже, США взяли на вооружение российский опыт борьбы с офшорами. Даже ставка предполагаемого налога — и та совпала. Судя по быстрому одобрению инициативы со стороны лидеров мировой экономики, мир скоро может стать совсем другим.


Когда президент США Джо Байден объявил свой инфраструктурный план ценой в невероятные 2,3 триллиона долларов, многие не верили в его одобрение законодателями — демократов в конгрессе явно маловато для прохождения законопроекта, да и не всем из них близка идея профинансировать план за счет повышения налогов. И дело здесь не только в нежелании злить налогоплательщиков — избирателей. Налоговые аппетиты любого правительства везде ограничивается страхом потерять налоговую базу. В условиях глобализации и расцвета цифровой экономики этот страх еще более обоснован: сегодня изменить налоговое резидентство можно, не вставая из офисного кресла.

Если добраться до финансовых документов почти любой крупной международной компании, можно выяснить, что большинство из ютятся на маленьких, неизвестных миру островах — Багамских, Виргинских и т. п. Время от времени прессу будоражат списки центров финансовой прибыли транснациональных корпораций — никакого патриотизма, сплошь офшорные зоны. Это, конечно, злит рядовых налогоплательщиков, с чьих доходов государства взимают полную налоговую дань: офшор — дело недешевое, владельцу автозаправки или магазина у дома не по карману. А тут еще локдауны, бизнесы разоряются, безработица выросла. И на этом фоне — сообщения о том, что миллиардеров за время кризиса стало больше. Понятно, что повышение налога на крупный бизнес может вызывать одобрение у электората американских демократов.

Но вот незадача — от роста налоговой нагрузки именно транснациональным корпорациям легче всего ускользнуть в те же офшоры. Цифровая природа и распределенное производство большинства из них позволяют сделать это без особых усилий. Что вряд ли понравится тем же избирателям.

Вскоре после того, как Байден обнародовал свой план, выяснилось, что у его администрации есть туз в рукаве. Министр финансов Джанет Йелен призвала страны прекратить фискальную «гонку на дно» и установить единую минимальную ставку корпоративного налога в 15%.

Заметим, что Байден предлагает поднять федеральный налог с 21% до 28%, в результате чего эффективная налоговая ставка в США (вместе с налогами штатов и местными налогами) вырастет с сегодняшних 25,8% до 32,34%. Между тем, по данным Tax Foundation, средняя корпоративная ставка налога в странах G7 составляет составляет 24%, в 27 странах ЕС — 21,47%, а в 177 юрисдикциях по всему миру — 23,85%. Неудивительно, что американские конгрессмены беспокоятся.

Предложение Йеллен снимает это беспокойство. Более того — идея единого глобального налога понравилась и чиновникам ЕС, и МВФ. Не удивительно: исходя из вышеприведенных средних ставок, ясно, что европейские правительства не менее американского обеспокоены тем, что желание поднять налоги, чтобы компенсировать затраты на борьбу с ковидом, ограничивает возможное бегство капитала в «налоговые гавани».

Насколько вероятно, что подобный глобальный «налоговый маневр» состоится? Вероятность высока, хотя препятствий тому немало. Воспротивится может и та часть небогатых стран ЕС, которые могут надеяться на приток иностранных инвестиций в случае бегства капитала из более развитых стран, и страны с мягким налоговым климатом. Но тут хорошим примером может стать Россия, которая смогла добиться от самых популярных у российских компаний офшорных юрисдикций введения минимального налога в 15%. На мысль, что опыт России стал опорной точкой для инициативы Йеллен наталкивает то, что ставка глобального налога предлагается ровно такая же — 15%. Налогоплательщику сложно радоваться фискальным успехам государства, но факт есть факт: российский опыт оказался весьма ценным.

Другое дело, что тот же опыт подсказывает, что процесс вряд ли будет быстрым. Одно дело, Кипр или, к примеру, ОАЭ: для них привлечение иностранных компаний — лишь одна из статей дохода. Но как убедить, к примеру, те же островные государства, чья экономика практически целиком зависит от их налоговой политики? Просто дать им денег мало — ведь вряд ли многочисленную армию местных юристов и бухгалтеров, работающих на иностранные компании, удастся трудоустроить на плантациях сахарного тростника. Следовательно, впереди -- долгие переговоры и выработка взаимоприемлемых компромиссов.

Тем не менее, мы, возможно, станем свидетелями тектонических сдвигов в мировой экономике и заката эпохи офшоров. К чему это приведет? В первую очередь — к торможению роста технологических, фармацевтических и биотехнологических компаний, которые «сняли сливки» с эпидемии ковида. Нельзя сказать, что это подорвет их мощь, но фармидустрии и биотехам будет сложнее наращивать финансирование дорогостоящих научных разработок. С другой стороны, неизбежный при этом рост слияний и поглощений может повысить эффективность таких работ.

С технологическими компаниями сложнее: многие из них, даже крупные, до сих пор планово-убыточные. Рост налогов может заставить их быстрее монетизировать свои продукты. Примером тут может быть Телеграм, который Павел Дуров развивал, в основном, на собственные средства: столкнувшись с запретом на выпуск собственной криптовалюты, он был вынужден недавно выпустить облигационный заем и пообещать введение платных рекламных сервисов. Опыт Фейсбука, который вышел на самоокупаемость совсем недавно, показывает, что монетизация может быть достаточно успешной, оставляя сервисы условно-бесплатными для большинства пользователей. Более того, рекламным сборам ФБ уже могут позавидовать многие телекомпании. Но кто из нас не стонал от обилия рекламы на своей ФБ странице и от невозможности оспорить репрессии со стороны администрации соцсети? А ведь это оборотная сторона бесплатного сервиса, работающего не в убыток себе: много рекламы, основанной на беспощадной эксплуатации наших личных данных, и минимизация затрат на техподдержку и администрирования за счет всемерной роботизации и найма работников в третьих странах.

Так что, лет через пять мы можем оказаться в мире, где наши посты модерируют туповатые ИИ, написанные не лучшими программистами из отдаленных уголков планеты. Не исключено, что этими программистами окажутся переучившиеся бывшие юристы и бухгалтеры офшоров. Зато будет не так обидно, что «большие киты» платят меньше налогов, чем мы.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)