Женщина случайно добавила в друзья незнакомца. Теперь они планируют свадьбу

© facebook.com

Прокручивая ленту в Facebook, 42-летняя Джо Келли заметила 34-летнего мужчину по имени Мэтью Бенджа, чей профиль показывался в разделе «Люди, которых вы можете знать».


У женщины и мужчины были общие друзья, но они никогда не встречались, поэтому Джо очень смутилась, когда случайно добавила Мэтью в друзья.

Мэтью Бенджа.

Мэтью Бенджа.

© facebook.com

Он тоже добавил Джо в друзья и спросил, знакомы ли они. Женщина ответила, что нет. На этом общение прекратилось — до момента, когда Джо прокомментировала один из постов Мэтью о том, как важно быть искренним. Она написала, что для нее правдивость и искренность тоже одни из самых значимых человеческих качеств.

Мужчина и женщина начали общаться и вскоре стали парой.

Мужчина и женщина начали общаться и вскоре стали парой.

© facebook.com

Джо и Мэтью начали общаться и выяснили, что они оба живут в маленьком городке Блайнай Гвент в Уэльсе (Великобритания).

Это так странно. Мы все время жили в одном крошечном городке, где все знают друг друга, но никогда не пересекались. Возможно, это из-за разницы в возрасте и потому, что Мэтью ходил в католическую школу, а я в общеобразовательную, — говорит Джо.

Вскоре Джо и Мэтью стали встречаться, постепенно находя новые общие интересы. Они во всем поддерживают друг друга и планируют переехать в новый дом, чтобы начать совместную жизнь, а затем пожениться.

Ранее ridus.ru писал про девушку-врача и пожарного, которые нашли и полюбили друг друга благодаря COVID-19.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

Казус МУС: судьи отказались расследовать агрессию Грузии в Южной Осетии

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Весной этого года Международный уголовный суд в очередной раз стал раздражителем для Южной Осетии. Молодежная организация «Единая Алания» и общественное объединение ветеранов «Адæмы Ныфс» выступили с заявлением по поводу, мягко говоря, не очень допустимых методов работы МУС.

Если же выражаться точнее, Международный уголовный суд давно грешит предвзятостью — по крайней мере, когда речь заходит о конфликтах на территории бывшего СССР. Более того, в ряде случаев, как раз касающихся Южной Осетии и Грузии, представители МУС вообще увлеклись игрой «в одну калитку». В этой игре они из судей, далеких от объективности, превратились в полноценных игроков грузинской команды.


До недавнего времени у южных осетин оставалась небольшая надежда, что МУС войдет в рассмотрение дела по существу и отметит тот факт, что война августа 2008 г. готовилась Михаилом Саакашвили целых 4 года. В период с 2004 по 2008 гг. жертвами так называемой «разморозки» грузино-осетинского конфликта и проводимой властями Грузии политики государственного терроризма стали сотни граждан Южной Осетии. Мы надеялись, что МУС поймет и осудит главную причину перманентного геноцида южных осетин — радикальный грузинский национализм, ставший, к сожалению, главной идеологией современного грузинского государства, являющегося, между прочим, ассоциированным членом Европейского Союза! Мы надеялись, что, оценив объем военной мощи, задействованной Грузией против маленькой Южной Осетии, МУС поймет, что Россия никого не оккупировала, а действовала исключительно в рамках принуждения к миру шовинистического режима Саакашвили. Мы надеялись, что МУС увидит, что южные осетины способны мирно сосуществовать с другими народами. Но, судя по всему, ничего этого Международный уголовный суд не замечает и ни в чем не хочет по-настоящему разбираться, — говорится в заявлении.
Новая резиденция Международного уголовного суда в Гааге.

Новая резиденция Международного уголовного суда в Гааге.

© Hypergio/wikipedia.org

Авторы заявления считают, что вороша события 2008 года, но при этом не пытаясь объективно расследовать их, МУС «фактически подогревает затухший конфликт в регионе».

Обеспокоенность представителей Южной Осетии понятна. МУС даже не пытается проводить объективное расследование событий, происходивших в Цхинвале в августе 2008 года, а просто пытается раскрасть в нужные цвета уже заготовленную «картинку», где потерпевшей стороной представлена Грузия.

В заявлении «Единой Алании» и «Адæмы Ныфс» говорилось: «Нам стало известно о попытках Международного уголовного суда (МУС) осуществить на территории Республики Южная Осетия неофициальный сбор тенденциозной информации о трагических событиях августа 2008 года. Он предпочитает „не замечать“, что грузино-осетинский вооруженный политический конфликт, приведший к пятидневной войне 2008 года, стал прямым следствием политики радикального национализма, реализуемой грузинским руководством в отношении Южной Осетии на протяжении длительного времени».

О «неофициальном сборе тенденциозной информации» говорилось не для красного словца. Далее это утверждение конкретизировалось: «Следователи суда устанавливают неофициальные контакты с жителями Южной Осетии, открывают в Грузии „Фонд пострадавших МУС“, предусматривающий реализацию программы помощи жертвам „войны августа 2008 г.“ на общую сумму в размере 600 тысяч евро, пытаются собрать и задокументировать сведения о противоправных действиях граждан Южной Осетии и российских миротворцев, предлагают гражданам РЮО под видом „компенсаций“ за предоставление интересующей Международным уголовным судом (МУС) информации денежные выплаты. При этом сведения о реальных военных преступлениях грузинской стороны следователей не интересует».

С этой информацией корреспондируются и публикации в блоге Григория Абаева его разговоров с неким следователем МУС Дэном. Два сеансы видеосвязи между ними состоялись 18 ноября и 1 декабря 2020 года. Блогер выступил в роли корыстного и меркантильного человека, готового стать информатором МУС, и «развел» собеседника на некоторые интересные откровения.

Сам факт, что следователи МУС оплачивают предоставление информации нужной им направленности, многое говорит о методах этого «самого справедливого суда в мире».

Но вернемся к заявлению «Единой Алании» и «Адæмы Ныфс». Его авторы утверждают, что «следователи Международного уголовного суда (МУС) проявляют интерес к югоосетинским документам закрытого характера, что можно трактовать как попытку шпионажа». А если учесть, что судьей МУС избран представитель Грузии Гочи Лорткипанидзе, то упомянутый интерес «к югоосетинским документам закрытого характера» вообще приобретает особый смысл.

Также в заявлении говорится, что сразу после 2008 года граждане РЮО, желая добиться наказания военных преступников, с целью недопущения кровавого рецидива, направили в Гаагу около 3000 заявлений. «Каково же было наше разочарование, когда мы поняли, что МУС их фактически проигнорировал, — пишут представители „Единой Алании“ и „Адæмы Ныфс“. — Более того, когда в 2016 г. вновь встал вопрос о начале расследования дела, прокурор МУС Фату Бенсуда обвинила южных осетин в „военных преступлениях“, „организованном изгнании десятков тысяч грузин“, а также „нападении на миротворцев“. При этом самих российских миротворцев, которых грузинские танки и артиллерия расстреливали в упор, прокурор обвинила в… „проявлении пассивности“ и даже „соучастии в преступлениях осетин“».

О чем же стыдливо умолчала в своих заявлениях Бенсуда? Да практически обо всех военных злодеяниях, свидетельства о которых вошли в документальный сборник «Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 года», подготовленный еще в 2008 году Следственным комитетом РФ. О том, что рассказывали главе французского МИД Бернару Кушнеру женщины Цхинвала, с которыми он встречался буквально сразу же по завершению «пятидневной войны». И на этой встрече звучали просты и понятные слова: «геноцид осетинского народа».

Председатель молодежной общественной организации «Единая Алания» Михаил Кочиев в одном из интервью отмечал: «Можно сколько угодно говорить об „оккупации“, но 08 августа 2008 года именно 3-миллионная Грузия, применяя против 30-тысячной Южной Осетии системы залпового огня „Град“ и кассетные авиабомбы, расстреливая из танков мирных граждан уничтожила 1% нашего населения. Замалчивание этих и других фактов, а также прямое оправдание данных шагов, создают основу для рецидива».

Петиция, осуждающая МУС.

Петиция, осуждающая МУС.

© change.org

«Единая Алания» и «Адæмы Ныфс» обращают внимание не только на необъективность МУС и на двойные стандарты в его рабочих подходах, но и на то, что это происходит не только в отношении Южной Осетии. В заявлении говорится: «Аналогичную позицию МУС занял по Афганистану, где, несмотря на наличие доказательной базы, расследование военных преступлений американских военных и связанных с ними сил было прекращено после того, как США пригрозили санкциями и ответными мерами. Мы убеждены, что такие однобокие и тенденциозные методы работы, когда жертва априори объявляется виновником, а агрессор — потерпевшей стороной, не только противоречат главной идее международного правосудия, но и создают опасный прецедент».

О расследовании по Афганистану стоит сказать отдельно. Всегда активно обсуждался вопрос об отношениях МУС с теми странами, которые не подписали Римский статут или не ратифицировали его. Государствами-участниками МУС не являются Россия, США, Китай, Израиль, Индия, Иран. Когда Международный уголовный суд начал расследование военных преступлений американцев в Афганистане, у многих могла появиться иллюзия, что инстанция, размещенная в Гааге, стремится к объективности. Однако «недолго музыка играла…»

11 июня 2020 года в Госдепе США провели «психическую атаку» на МУС. Госсекретарь Майк Помпео, министра обороны Марк Эспер, генеральный прокурор Уияльм Барр и помощник по национальной безопасности президента США Роберт О’Брайен посвятили свою пресс-конференцию санкциям, введенным США против Международного уголовного суда. Экономические ограничения касались сотрудников МУС, «напрямую причастных к любым усилиям по проведению расследований и судебных процессов в отношении американских военнослужащих без согласия США». А 2 сентября 2020 года госсекретарь США объявил о введении санкций против прокурора МУС Фату Бенсуды. Аргументация была невероятно простая: МУС «продолжает действовать против американцев» при поддержке прокурора.

Как известно, Евросоюз критически отнесся к американским санкциям. Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан расценил их как «зловещую атаку на суд», угрожающую независимости судебной власти.

Южная Осетия. 14 августа 2008 года. В одном из разрушенных районов Цхинвали.

Южная Осетия. 14 августа 2008 года. В одном из разрушенных районов Цхинвали.

© ТАСС/ Валерий Матыцин

Но администрацию Трампа эти европейские недовольства особо не заботили.

И вот 2 апреля 2021 года президент США Джо Байден подписал указ об отмене санкций против сотрудников Международного уголовного суда, введенных предшественником. При этом госсекретарь Блинкен сделал оговорку, что США по-прежнему категорически не согласны с действиями МУС по ситуации в Афганистане и Палестине.

Тот факт, что в Южной Осетии весной обеспокоились очень специфической деятельностью следователей МУС, возможно, прямо указывает на некоторые изменения в повестке. Если от Бенсуды требуется на кавказском направлении отработать снятие с нее санкций, то нетрудно догадаться, как она это будет делать. Ведь самые неадекватные ее движения против Южной Осетии наблюдались в 2015 и 2016 гг., до прихода Трампа. Соответственно, можно ожидать подобной активности и после его ухода. Это не означает, что во время президентства Трампа отношение прокурора МУС к военным преступлениям режима Саакашвили было более разумным. Просто именно сейчас Бенсуду мотивировали на активное продолжение неадекватного курса.

Напомню, что еще в 2015 году аргументы Бенсуды были ниже плинтуса: к преступлениям против человечности и военным преступлениям он относила изгнание грузинского населения из Южной Осетии, уничтожение их имущества, а также нападение грузинских и южноосетинских военных на представителей миротворческих сил. То ли юрист из Гамбии просто не «отдупляет», что на самом деле происходило в Цхинвале и окрестностях в августе 2008 года. То ли, напротив, Бенсуда всё прекрасно понимает, но заряжена трактовать эти события «расово правильно», то есть с точностью до наоборот. Конечно, в ее аргументации присутствует и необходимый объем правды: касательно нападения грузинских военных на российских миротворцев. Но тут же эти факты приравниваются к «нападению и южноосетинских военных на представителей грузинских миротворческих сил». Речь идет о миротворческих силах ВС Грузии во главе с Мамукой Курашвили, которые практически выполнили роль тарана во время грузинской агрессии в Цхинвале. 8 августа 2008 года Курашвили назвал геноцид мирного населения в столице Южной Осетии «зачисткой криминальных элементов».

В 2016 году мы слышали от Фату Бенсуда полубезумные заявления с обвинениями Южной Осетии в этнических чистках. Власти республики расценили эти заявления как яркий пример применения двойных стандартов. Ведь почти всё грузинское население Цхинвальского района было заблаговременно вывезено в Грузию.

Южная Осетия. 12 августа 2008 года. Тушение горящего дома после артобстрела в Цхинвали.

Южная Осетия. 12 августа 2008 года. Тушение горящего дома после артобстрела в Цхинвали.

© ТАСС/ Сергей Узаков

А чего стоит тогдашнее заявление Бенсуды на встрече с премьер-министром Грузии Гахарией: «Я могу заверить вас, что мы действительно хорошо работаем с грузинской стороной, и сейчас пытаемся найти пути, чтобы добыть как можно больше доказательств».

Напомним, что в то время и Саакашвили абсолютно не беспокоился по поводу объяснений с представителями МУС касательно расстрела грузинскими военными российских миротворцев в августе 2008 года. Он глумливо заявлял, что ему «не составит большого труда ответить на все вопросы по этому поводу». То есть главный виновник военных преступлений открыто демонстрировал, что Бенсуду он ни в грош не ставит. Так обычно общаются либо с умственно неполноценным, либо с прикормленным собеседником (бывает и два в одном).

Соучастники Саакашвили в военных преступлениях утверждали, что грузинские войска всего-то «подавляли огневые точки», якобы находившиеся в местах дислокации российских миротворцев. Таким образом, гибель российских военнослужащих они списывали на случайность, а не на преднамеренное преступление. И похоже, Запад вполне устраивало такое придурковатое объяснение. Ведь до сих пор МУС не разобрался в очевидных обстоятельствах «пятидневной войны», через 13 лет после нее занимаясь «неофициальным сбором тенденциозной информации о трагических событиях августа 2008 года».

Неудивительно, что РФ, подписавшая Римский статут еще в 2000 году (но потом не ратифицировавшая его), изменила свое отношение к нему. 16 ноября 2016 года Владимир Путин издал распоряжение «О направлении генеральному секретарю ООН уведомления о намерении Российской Федерации не стать участником Римского статута Международного уголовного суда».

Неудивительно также, что и в самой Грузии скептически относятся к деятельности МУС. Не потому, что там боятся, что МУС станет более объективным и трактовки событий изменятся. Но следователям придется приправить искривленную интерпретацию долей правды, признавая и очевидные преступления грузинских военных. И преступления Грузии становятся подсудными Гааге. Ведь именно она — государство-участник МУС, в отличие от РФ и РЮА, которые не связаны с Римским статутом тесными узами.

Ситуация похожа на историю военных преступлений Украины в Донбассе. Правда, Украина до сих пор не ратифицировала Римский статут. Хотя эта ратификация является одним из условий Соглашения об ассоциации Украины с ЕС. Но понятно, почему в последние годы и режим Порошенко, и режим Зеленского тянули с выполнением этого обязательства. Инициаторам АТО, его руководству и многим участникам пишлось бы отвечать за военные преступления в Донбассе. И украинская власть боится этого, несмотря на то, что МУС в этом вопросе настроен так же однобоко и тенденциозно, как в случае с Южной Осетией.

2018 год. Акция памяти в Цхинвале, приуроченная к 10-й годовщине грузинско-южноосетинского конфликта.

2018 год. Акция памяти в Цхинвале, приуроченная к 10-й годовщине грузинско-южноосетинского конфликта.

© Сергей Бобылев/ТАСС

В конце прошлого года у многих украинских национал-патриотов пригорало от перспективы рассмотрений в Гааге военных преступлений, совершенных на территории Донбасса.

Однако годовой отчет МУС по предварительному изучению ситуации на Украине показал, что не всё так страшно для военных преступников и карателей. Во-первых, МУС та и не определился, каким нужно считать военный конфликт в Донбассе: внутренни или международным. При этом МУС с высоты «гамбийского юридического опыта» имени Фату Бенсуды умудрился рассмотреть «международный вооруженный конфликт» в Крыму, зафиксировав там 14 видов преступлений, подпадающих под Римский статут. А в Донбассе МУС «нарыл» 6 или 8 видов в таких преступлений, в зависимости от того, внутренним или международным признавать этот конфликт.

Здесь мы имеем дело не только утратой доверия к таким инстанциям как МУС. Возможно, в списке их дел, касающемся африканских событий, они были более компетентны и объективны. Как знать… Но в своих подходах к военным преступлениям в Южной Осетии и в Донбассе, Бенсуда и ее команда показали, что МУС полностью дискредитировал себя.

И сегодня мы столкнулись с тем, что международная система правосудия в принципе утратила способность быть мерилом справедливости. В одних местах она бессильна, в других сбоит, в третьих однобока и тенденциозна. Вспомним историю процесса над военным преступником Маркивым, обвинявшимся в убийстве итальянского журналиста в Донбассе. Итальянское правосудие отпустило на свободу украинского карателя, участвовавшего в расправах над мирными населением и в убийстве итальянского журналиста.

МУС в отношении жителей Южной Осетии и Донбасса иллюстрирует сегодня лишь справедливость крылатых слова из пушкинской «маленькой трагедии»: «Нет правды на земле».

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)