Сироте отказали в выплате 2,7 млн рублей после смерти матери-врача от COVID

© Соцсети

Башкирские чиновники отказали девятилетнему Стасу Гайнуллову и его родственникам в президентской выплате, несмотря на то, что его скончавшаяся мать работала с больными коронавирусом. Мальчику полагается 2,7 миллиона рублей, однако экспертная комиссия не смогла установить причинно-следственную связь заболевания коронавирусом с профессиональной деятельностью его мамы Елены Гайнулловой.


Елена Гайнуллова работала на центральной подстанции скорой помощи с больными COVID-19 два раза в неделю: по понедельникам у нее были смены с 8 до 20 или с 7 до 19 часов, а по пятницам она работала полные сутки, хотя 24-часовые рабочие смены ей были противопоказаны из-за сахарного диабета.

Последняя ее смена выпала на сутки 1—2 января, на следующий день ей стало плохо. 4 января температура поднялась до 38 градусов. Елена вместе с мужем Райфаилом обратилась в больницу, где после томографии выяснилось, что легкие женщины поражены на 8%. У ее супруга отклонений не выявили. Тест на коронавирус показал, что у Елены COVID-19, у ее мужа инфекции не было.

© Соцсети

Елену отправили лечиться домой, однако 8 января ее состояние ухудшилось. Скорая помощь доставила ее в COVID-госпиталь, где выяснилось, что ее легкие поражены на 98%.

Женщина скончалась 15 января. Ее муж ушел из жизни 13 февраля. У Райфаила были хронические заболевания. Елена постоянно лечила его, но, когда она умерла, следить за ним стало некому, рассказала сестра Елены Евгения.

Примечательно, что Елена сдавала ПЦР-тест на коронавирус 25 декабря, результат пришел отрицательный. Менее чем через месяц она скончалась.

© Соцсети

Согласно указу президента России Владимира Путина, родственникам умерших от коронавируса медицинским работникам полагается 2,7 миллиона рублей. Именно этой компенсации и добиваются родственники Елены.

После смерти Райфаила родственники начали собирать документы для оформления опеки и выплаты компенсации. В выплате им отказали.

Проверку о наличии либо отсутствии у Елены профессионального заболевания проводил Уфимский научно-исследовательский институт медицины труда и экологии человека.

Причинно-следственная связь заболевания с профессиональной деятельностью не установлена, — следует из заключения председателя врачебной комиссии.

Местное управление Роспотребнадзора также подготовило заключение. В нем ведомство сообщает, что кабинеты Центральной подстанции скорой помощи, где работала Елена, оснащены бактерицидными облучателями для обеззараживания воздуха и поверхностей в соответствии с нормативами. Кроме того, там имеются дозаторы с антибактериальным мылом и кожным антисептиком.

Из результатов эпидемиологического расследования следует, что Елена могла заболеть COVID с 19 по 31 декабря, при этом лица, «которые могли явиться источником заражения, не установлены».

По словам экспертов, выдавших заключение, Елена была обеспечена средствами индивидуальной защиты в достаточным количестве, использовала маски, перчатки, халаты, защитные очки, респираторы класса защиты FFР2, лицевой щиток, защитный комбинезон.

Учитывая изложенное, установить факт инфицирования новой коронавирусной инфекцией COVID-19 по месту работы в республиканской станции скорой медицинской помощи при оказании медпомощи пациентам не представляется возможным, — пояснили эксперты.

© Соцсети

Также выяснилось, что Елены не было в регистре заболевших. Издание UFA1.RU со ссылкой на источник сообщает, что это стало одной из причин, по которой родственникам женщины отказали в выплате.

Представитель местного Минздрава Софья Алешина рассказала, что данные в соответствующий реестр должны подавать больницы, где сотрудники заболели коронавирусом.

Доплаты полагаются и медикам, работающим с COVID-больными, однако сотрудники станции скорой помощи при Абинской районной больнице в Краснодарском крае так ее и не дождались. Они рассказали об этом журналистам, после чего врачей начали вызвать в прокуратуру и СК, а затем пригрозили уголовными делами.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)