«Защитники детства»: как отнимают детей за государственный счет

© Коллаж/Ridus.ru

При разводе родителей дети зачастую оказываются между молотом и наковальней: каждая из сторон делает все возможное, чтобы доказать свое право быть самым главным родителем в жизни ребенка. Иногда в стремлении одержать верх над бывшей половиной один из супругов прибегает к отчаянным действиям: обращается за помощью к организациям, которые помогают перетащить родительское одеяло в нужную сторону, откровенно наплевав на законы и моральные принципы. Стоит это недешево, но клиентов у таких организаций достаточно.

Редакция ridus.ru отправилась в не самое приятное путешествие по историям родительской боли, чтобы столкнуться со случаями киднеппинга, с оголтелой коррупцией и даже с коммунистами и выяснить, сколько стоит похищение детей и кто все это оплачивает. Короткий спойлер — мы с вами.


Откуда деньги на добрые дела

Некоммерческий сектор в России нынче на подъеме. Развитию отечественных социально значимых НКО способствовала Общественная палата РФ с ее бесконечными форумами «Сообщество», которые обучали общественников в регионах, как правильно оформлять заявки на государственное софинансирование. С 2007 года государство время от времени меняло модель поддержки НКО, однако не меняло сути программы: перспективные институты гражданского общества должны быть поддержаны материально.

С 2017 года был учрежден Фонд президентских грантов, который стал единым оператором грантов президента России на развитие гражданского общества: деньги выделяются исключительно тем проектам, которые касаются актуальных проблем и имеют очевидную социальную значимость.

В первом конкурсе 2021 года президентский грант более чем на восемь миллионов рублей получила организация «Защитники детства». Главная цель этой АНО — «сохранение или (и) возвращение малолетним детям матерей и права детям общаться с отдельно проживающим родителем в ситуации конфликтного развода родителей».

Социальная значимость проекта налицо, стоит только взглянуть на заявленные целевые группы «Защитников детства». Они готовы работать с матерями, оказавшимися в ситуации домашнего насилия, с матерями, оказавшимися в ситуации домашнего насилия и развода и у которых отцы отобрали детей, с отцами, которым матери препятствуют в общении с детьми, и даже готовы сотрудничать со специалистами органов опеки и попечительства, комиссиями по делам несовершеннолетних и службами судебных приставов.

Описание проекта уже звучит как минимум на восемь миллионов рублей. Наверняка у его руководителей есть соответствующий бэкграунд.

Учредителями организации, судя по указанному ИНН, значатся Александра Марова и Екатерина Шумякина. Первая — эксперт «Общероссийского народного фронта», с 2006 года занималась социальными вопросами в Новосибирске, а с 2011-го развила свое дело до федерального масштаба, перебравшись в Москву. Вторая госпожа — экс-сотрудник полиции, ныне частный детектив, видный общественный деятель и помощник депутата Госдумы от КПРФ Валерия Рашкина.

© guardianskids.ru

В интервью ridus.ru Александра Марова отметила, что получить президентский грант на социально значимый проект сегодня несложно: достаточно грамотно оформить заявку, сформулировать проблему, которую необходимо решить, предложить алгоритм ее решения, определить целевую группу и бюджет под проект.

Имена руководителей «Защитников детства» хорошо знакомы поисковой строке: в недалеком прошлом Екатерина Шумякина и Александра Марова трудились в организации «Стопкиднеппинг», которая обросла громкими скандалами в СМИ. «Комсомолка» обвиняла участников организации в похищении ребенка у состоятельного отца в пользу матери за материальное вознаграждение, а позже таких отцов оказался целый взвод. «Звезда» рассказывала, что организация «поставила кражу детей на поток». А журналисты передачи «Человек и закон» лично столкнулись с ложью участниц «Стопкиднеппинга» — практически в прямом эфире.

Несмотря на скандальный бэкграунд, руководители нового АНО «Защитники детства» все-таки смогли получить президентский грант, и даже не один: в минувшем году они получили госфинансирование во втором и специальном конкурсе на общую сумму около миллиона рублей.

На текущий момент у нас три президентских гранта. Пока нам их хватает, больше подавать заявку мы не планируем — не стоит таких целей. Можно набрать этих грантов, а потом их не выполнить. Лучше мы будем реализовывать эти три гранта, но делать это качественно, приносить пользу людям. Когда они закончатся, будем думать дальше, — подчеркнула в беседе с ridus.ru Марова.

В данный момент сотрудники фонда «Защитники детства» представляют интересы Оксаны Квятковской, бывшей жены Вадима Квятковского. Об их бракоразводном процессе ridus.ru писал ранее.

«Защитники» подчеркивают, что лучшее решение любого родительского конфликта — это мировое соглашение. В деле Квятковских их задача — добиться того, чтобы все пятеро детей проживали с матерью. При этом, по словам представителей Квятковской, они не намерены ограничивать общение детей с отцом.

Оксана Квятковская в интервью ridus.ru призналась, что ее выбор пал на «Защитников детства» по рекомендации знакомых: «Они могут помочь семьям абсолютно безвозмездно, при этом оказывают очень квалифицированную и качественную помощь в защите прав детей и родителей».

«Защитники детства» очень хорошо понимают законы, они «живут» семейными спорами, в их зоне контроля очень много таких семейных дел. Они понимают, что делать. Они абсолютно профессиональны, мы работаем только в рамках права. Поэтому я им очень благодарна, — отметила Квятковская.

Быть может, обновив вывеску на фасаде, владельцы АНО «Защитники детства» смогли подчистить свои ряды, избавиться от порочной практики и стали помогать детям законными методами?

Но нет, старого пса не научишь новым трюкам.

Как выяснил ridus.ru, Оксана Квятковская 11 апреля прошлого года увезла ночью четырех малолетних детей с места постоянного проживания семьи, оставив отцу одного ребенка, и более полугода прятала малышей от отца за пределами столицы. Вскоре дети были объявлены в розыск. Вадим Квятковский обратился в органы опеки и отдел полиции по делам несовершеннолетних, которые, собственно, и помогли ему в возвращении детей в Москву.

Как сообщили «Ридусу» юридические представители Вадима Квятковского, после возврата в столицу Оксана Квятковская не справилась с воспитанием такого количества малышей и передала еще одного ребенка отцу. Таким образом, с Вадимом на сегодняшний день проживают двое детей, с Оксаной — трое.

Однако теперь Квятковская настаивает, что Вадим не дает ей видеться с детьми и настраивает их против нее. По мнению же представителей Квятковского, все обстоит буквально наоборот.

Во всяком случае, корреспондент «Ридуса» был свидетелем передачи детей отцом матери для временного общения, в то время как Вадим Квятковский так и не имеет возможности встречаться с теми ребятами, что проживают с Оксаной.

Впрочем, Вадим Квятковский отказался от каких-либо комментариев и оценок, как он пояснил, из-за «нежелания навредить детям».

Его супруга тем временем стала настоящей «защитницей детства»: вместе с руководством АНО она принимает участие в круглых столах, посвященных вопросам решения семейных конфликтов и изменению соответствующего законодательства РФ.

«Защитники детства» заматерели в позиционировании в социальных медиа, открыли для себя еще большие рычаги влияния на государственные органы и СМИ, однако суть их работы осталась прежней. Судя по словам собеседников ridus.ru, отказавшись от издевательского названия «Стопкиднеппинг», «защитники» промышляют ровно тем же — отъемом детей у состоятельных отцов.

«Должны полететь погоны»

Ребрендинг организации «Стопкиднеппинг» позволил сбросить шлейф скопившейся негативной репутации, но алгоритмы действия Шумякиной и Маровой остались неизменными, утверждают собеседники ridus.ru. Наглядный пример — дело Евгения Старикова, который лишился свободы из-за большой любви к своему сыну.

Летом минувшего года СМИ писали о похищении ребенка в Москве: женщина с шестилетним мальчиком выходила из подъезда, у которого их поджидали мужчины крепкого телосложения. Они оттолкнули мать, схватили мальчика на руки и убежали к «кадиллаку». Правоохранители ввели план «Перехват», авто задержали в 400 километрах от столицы на трассе в Липецкой области. Отец признал, что мужчины действовали в его интересах: он очень хотел отвезти сына в Крым, на море.

О чем не любят рассказывать СМИ, так это о деталях этого инцидента. Стариков рассказывал, что до происшествия мать ребенка обратилась за помощью в организацию «Стопкиднеппинг» и в январе 2019 года фактически выкрала сына, приехав за ним в Крым. Отец искал ребенка и его мать на протяжении полутора лет. Ему пришлось обратиться к частному детективу, чтобы разыскать ребенка, забрать его и вступить в переговоры с матерью. Тогда это казалось зеркальным ответом на действия «Стопкиднеппинга», а ныне «Защитников детства».

Обернулась затея иначе. По факту произошедшего Следственный комитет России возбудил уголовное дело — отцу грозит неиллюзорный тюремный срок. При этом он девятый месяц находится под домашним арестом, срок которого неоднократно продлевается, несмотря на апелляции. По словам знакомых с ситуацией источников ridus.ru, без вмешательства покровителей «Защитников детства» во властных структурах это было бы невозможно.

© ren. tv

Адвокаты настаивают, что никакого юридического обоснования необходимости очередного продления срока домашнего ареста Старикову нет. Более того, за время домашнего ареста отец утратил возможность содержать троих своих детей. Тем не менее Хорошевский районный суд остался непреклонен.

Стариков находится под домашним арестом за «похищение» собственного ребенка. Это нонсенс: невозможно осудить родителя за то, что он забрал своего ребенка. Кроме того, никому не провели психолого-психиатрических экспертиз, экспертиз на вменяемость, — отметила в интервью ridus.ru адвокат Наталья Кувшинникова, ранее представлявшая интересы других отцов, пострадавших от действий «Защитников детства».

Со странным решением суда не согласен и президент Национальной ассоциации исследователей синдрома отчуждения родителя, руководитель оперативного штаба Международного отцовского комитета Станислав Клюев.

Человек девятый месяц сидит под домашним арестом. Это единственный случай в истории страны, когда отца взяли под стражу и оставили под домашним арестом на столь долгий срок. Это просто уникальный случай: все знают, что в его действиях нет состава преступления. Взять отцу ребенка на руки и попробовать с ним поехать на море — тут нет даже административного правонарушения. Следователь, который предъявляет ему обвинения, сам это прекрасно понимает, но при этом говорит, что вынужден делать то, что ему говорят — продлевать домашний арест. В этой ситуации должны полететь погоны, причем погоны генеральские, — уверен Клюев.

Дело Роберта Голубкова

Социальные сети «Защитников детства» пестрят душещипательными историями об «отцах-киднепперах». Недавно о таких отцах опубликовали отдельный пост — с короткими справками о похищениях, избиениях и прочих изменах.

Мы отвечаем за каждое написанное в этом посте слово. Многих матерей мы ведем в суде и всех пострадавших от действий этих мужчин мы поддерживаем через другие формы помощи. Никому не позволительно лишать деток мам, — пишут защитники.

На информацию, поданную в подобном ключе, аудитория «Защитников» реагирует предсказуемо: подписчики не сдерживают эмоций, отмечая, что «по лицам видно что это особи мужского пола, но не как не мужчины».

Эмоциональный стиль ведения соцсетей «Защитников» соответствует принципу искрометного Оскара Леванта: «Есть две точки зрения на каждый вопрос: неправильная и моя». Журналистский принцип предлагает все-таки взглянуть на «неправильную» точку зрения.

Упомянутая выше статья «Комсомолки» рассказывает историю архитектора Роберта Голубкова, чьего сына активисты «Стопкиднеппинга» похитили прямиком из песочницы на детской площадке. В силовой операции участвовал «юрист» организации Андрей Сиднев, ранее осужденный за убийство девушки, которую он задушил в машине удавкой, а ныне находящийся под стражей в рамках уголовного дела о похищении несовершеннолетнего.

«Досье» на Голубкова в соцсетях «Защитников детства».

Сын Родион у Голубковых родился в 2014 году. По воспоминаниям отца, до трех месяцев у ребенка болел животик, а как только ему стало полегче, мать собрала вещи и ушла. Спустя год после рождения ребенка супруга отправила Голубкову короткое электронное письмо: «Не ищи нас. С тобой свяжется мой адвокат». Начался бракоразводный процесс.

При разводе отец ребенка передал бывшей супруге трехэтажный дом стоимостью около 900 тысяч долларов, два автомобиля, деньги и ювелирные украшения, а также ежемесячно давал ей 150 тысяч рублей на содержание ребенка, оплачивал отдых и занятия, привозил свежие продукты и одежду для сына.

© kp.ru

Мытищинский городской суд в апреле 2018-го принял решение оставить сына отцу. В это же время интересы матери Родиона в судах стали представлять члены «Стопкиднеппинга». Стала распространяться информация о том, что отец держит Родиона на сыроедческой диете. Впрочем, эту чушь удалось опровергнуть.

Стала звонить некая Екатерина Шумякина, которая говорила, что она представитель Натальи, помощник депутата-коммуниста Рашкина, намекала на связи… Но выяснилось, что гражданка — бывший сотрудник милиции, возглавляет ЧОП «Две жизни» и является координатором «Стопкиднеппинга», — вспоминает Голубков.

Вскоре Родиона выкрали у отца: к детской площадке подъехала тонированная «девятка», из нее выскочил неизвестный мужчина, схватил ребенка и исчез с ним в машине, другие нападавшие сбили отца с ног. Отсмотрев записи с камер наблюдения, сотрудники полиции опознали в одном из похитителей Андрея Сиднева — «юриста» организации «Стопкиднеппинг». Ребенка позже обнаружили в одной из провинций Израиля, куда его незаконно вывезла мать.

Хоть они и заявляют, что устраивают такие «операции» безвозмездно, верить им сложно. Истории, что размещены на сайте «Стопкиднеппинга», говорят об обратном: клиентками похитителей детей становятся в основном жены топ-менеджеров. Те, у которых могут быть деньги на подобные авантюры. Никого не волнует, что в ходе таких «силовых операций» наносится непоправимый вред психике ребенка, — подчеркивал Голубков.

На данный момент ситуация выглядит так: ребенка из Израиля удалось вернуть по исполнению гаагской Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, Родион проживает с отцом.

У Роберта Голубкова есть шесть решений суда в его пользу, включая решение суда Израиля. И есть ровно одно решение суда в пользу мамы ребенка — определить место жительства с ней, отобрать ребенка у отца и передать матери. Основываясь на этом одном решении, «Защитники детства» устроили массированную информационную кампанию в соцсетях.

Адвокат Голубкова Наталья Кувшинникова в беседе с ridus.ru подчеркнула, что никаких оснований у суда определять место жительства ребенка с матерью просто не было: в материалах дела нет вообще никаких доказательств.

Всего за одно судебное заседание Черемушкинского районного суда судья Светлана Брехова вынесла решение отобрать ребенка у отца, передать матери и определить с матерью место жительства. Я могу дать материалы дела кому угодно, пусть хоть кто-нибудь найдет мне в них хоть одну мелочь, за которую судья могла зацепиться. Кроме постановления о возбуждении уголовного дела, по которому никто не был признан потерпевшим, никто не был обвинен, не было подозреваемых. Это дело «расследовали» целый год, на сегодняшний день оно прекращено за отсутствием события преступления, — отметила Кувшинникова.

По ее данным, мать ребенка совершила ложный донос, заплатила денег, и на основании доноса было возбуждено уголовное дело по 126 статье, якобы похитили ребенка: «Мы стали писать жалобы по этому уголовному делу куда только можно, включая Бастрыкина и Бортникова, и только после этого дело закрыли. Жалоб сорок написали».

«Защитники детства».

Связавшись с «Защитниками детства», мать ребенка была вынуждена продать практически все имущество, полученное после развода, чтобы оплатить их услуги, продолжает Кувшинникова.

Частное детективное агентство «Ревизор» заключило с ней договор на полтора миллиона в месяц за предоставление телохранителя с оружием и оказание юридических услуг. В итоге она им отдала 15 миллионов. При этом у этого агентства на момент заключения договора не было даже лицензии на охранную деятельность.

Судя по всему, деньги ушли не только на услуги частной охраны. По словам адвоката, когда Голубков с сыном отправились в отпуск, следователь по делу произвела в его доме обыск — в его отсутствие.

Как только отец уехал с ребенком отдыхать, в его дом пришла следователь с 15 сотрудниками полиции. Вдумайтесь: они пришли к папе, который по решению суда, вступившему в законную силу, забрал своего ребенка. Которому никто не помогал, нет ни видеозаписей, нет ничего, кроме ее (матери) заявления. Вот так у нас возбуждают уголовные дела. Мне сказали, что возбуждение уголовного дела стоило ей порядка семи миллионов рублей. У нее был дом почти за миллион долларов — она его продала, два автомобиля продала, денег больше нет: на сегодняшний день у нее квартира в ипотеку на 15 лет куплена. Имущества нет, ничего нет. Организация «Защитники детства» все денежные средства, которые у нее были, видимо, куда-то потратила, — отмечает Кувшинникова.

Примечательно, что экс-супруга Голубкова ныне является активной участницей проекта «Защитники детства». Судя по информации из соцсетей организации, она сейчас консультант и эксперт «Защитников», которая «на собственном примере знает, как это — быть без ребенка годами».

Новое имя, старые трюки

На счету адвоката Кувшинниковой семь отцов, угодивших на радары «Защитников детства». Она также помогает в деле Антона Шарпилова — бывшего уполномоченного по правам человека в Челябинской области, который лишился карьеры после столкновения с «Защитниками».

«Досье» на Шарпилова в соцсетях «Защитников детства».

«Досье» на Шарпилова в соцсетях «Защитников детства».

Экс-омбудсмен Челябинской области стал жертвой информационной атаки «Защитников детства»: после развода организация разнесла по соцсетям фейковую информацию, что якобы он незаконно забрал детей у мамы и не отдает.

На самом деле у этого папы есть решение суда об определении места жительства детей с ним, а у мамы — порядок общения. Мама по этому порядку общения приехала в Челябинск вместе с Маровой и Сидневым, они забрали двоих детей, спрятали на территории Московской области и незаконно зарегистрировали в Реутовском районе, где они не проживают. При этом сделать никто ничего не может, даже не возбуждают дело по 330 статье (самоуправство), что детей в нарушение решения суда незаконно увезли и удерживают на территории Подмосковья. Этот папа писал и Бастрыкину, и в СМИ. В результате он ушел в отставку: ему сказали, мол, либо детей отдавай, либо в отставку иди, — рассказывает адвокат.

Следующий «отец-киднеппер» в списке «Защитников детства» — председатель совета общественного движения «Мужской путь» Андрей Брезгин.

«Досье» на Брезгина в соцсетях «Защитников детства».

«Досье» на Брезгина в соцсетях «Защитников детства».

Брезгин и его организация выступают за запрет абортов за счет средств Фонда обязательного медицинского страхования. С таким бэкграундом ему было не суждено проскочить под радарами «Защитников детства».

У меня с ними все было просто: моя бывшая супруга связалась с радикальными феминистками, которые продвигают законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», выступают за аборты — в общем, все то, что существенно снизит демографическую ситуацию в России. Видимо, «Защитники» ей подсказали разместить обо мне информацию — естественно, без проверки данных, а просто на основании того, что сказала бывшая жена. Они игнорируют презумпцию невиновности и вещают только с точки зрения одной стороны. Информация в их соцсетях на 90% не соответствует действительности — такими методами они и пользуются, — сказал отец в беседе с ridus.ru.

«Мы выступаем в первую очередь за крепкие многодетные семьи, — продолжил Брезгин. — Мы продвигаем такие проекты, как, например, совместная опека. По сути, при таком законе отпадет сама необходимость судов, алиментов, определения порядка общения с ребенком — дети будут общаться соразмерно с обоими родителями, за исключением тех случаев, в которых родитель сам отказывается от воспитания детей. Тогда он платит алименты. Сейчас же у нас происходит так: в 94% случаев детей оставляют с матерями и в 88% случаев отцам не дают возможности общаться с детьми. Естественно, что деятельность нашего движения им очень не нравится. Им нравится, когда у женщин близко к 100% репродуктивные права на детей, а у отца — близко к нулю. Поэтому они кинулись помогать моей бывшей жене, чтобы заодно закидать грязью мое движение».

В данный момент «Мужской путь» собирает показания пострадавших от деятельности «Защитников детства», чтобы дать отпор этой организации. Их сведения о тесной связи «Защитников» с правоохранительными органами, госструктурами, судьями и сотрудниками органов опеки будут озвучены в скором времени. Объединившись, отцы намерены вывести на чистую воду этого спрута, опутавшего российские семьи.

Адвокат Кувшинникова вспоминает еще одно показательное дело. У одной из мам — подопечных «Защитников детства» было выявлено психическое расстройство, и в экспертизе было четко указано: «Выявленное психическое расстройство и особенности личности в настоящее время негативно влияют на психическое и психологическое состояние обоих детей».

Тем не менее «Защитники» каким-то образом «прогибают» балашихинскую опеку. В итоге за одно судебное заседание Балашихинский городской суд принял решение оставить двух девочек с больной мамой. «Судья сделал хитро: он провел закрытое судебное заседание, чтобы не велись аудиопротоколы, чтобы невозможно было доказать, что все это было незаконно», — рассказывает адвокат.

Позже следствием будет установлено, что глава «Защитников» Александра Марова лично знакома с директором балашихинской опеки Ириной Киосой. А личный номер телефона судьи, вынесшей это решение, был у Игоря Баранова — заведующего отделом защиты имущественных прав несовершеннолетних в этой же опеке.

Я не знаю, как они это делают, кто за ними стоит. Но такого беспредела я за 21 год работы вспомнить не могу, — признается Кувшинникова.

Продолжение следует

Деятельность «Защитников детства» сопровождается полярными комментариями и отзывами: одни их боготворят за смелость и стремление помочь, другие ненавидят за однобокость и деятельность с нарушениями закона.

Глава организации Александра Марова утверждает, что все критические материалы о «Защитниках детства», публиковавшиеся в СМИ ранее, являются «местью отцов».

По большей части это все выходит на сомнительных каналах на YouTube, продюсируется обиженными родителями, у которых мы выиграли суды, чьи дети были переданы матерям. Обиженные родители начинают оплачивать «желтую прессу», делают заказные материалы. Мы знаем, что на нашей стороне правда: мы объективно помогаем детям. Когда ты входишь в публичное пространство с деятельностью юридического характера по очень острой человеческой теме, невозможно угодить всем: мы не доллар, евро или рубль, чтобы всем нравиться.

Несмотря на то, что к организации накопилась критическая масса претензий, ее активно поддерживают государственные органы. И дело не только в президентских грантах. Депутат Госдумы от КПРФ Валерий Рашкин в интервью ridus.ru признал, что всецело поддерживает деятельность «Защитников детства».

Я признаю, что Екатерина Шумякина является моим помощником на общественных началах. Меня интересует тема защиты детства, несправедливых судов и защиты детей от насилия. Она профессионал, подготовленная, работала в милиции, занималась защитой детей от насилия, в том числе в подъездах, в семьях, [вопросами] насилия женщин в семьях. Эта тема мне интересна и как законодателю, и как автору поправок в том числе в Уголовный кодекс для наказания тех, кто совершает подобного рода преступления, — подчеркнул парламентарий-коммунист.

Как видим, «Защитники детства» обеспечили себя поддержкой в нижней палате парламента, в Фонде президентских грантов, в ОНФ, в правоохранительных органах и судах.

В анамнезе организации «Защитники детства» так много слоев, что для составления полноценной картины потребуется не одна журналистская статья. В грантовых задачах у «Защитников» указано комплексное сопровождение 31 родителя, у которых отняли детей и которым препятствуют в общении с ними. Судя по всему, в этих кейсах также не обойдется без скандалов, такой уж у организации modus operandi. Редакция ridus.ru будет и далее следить за развитием событий.

Первый же материал из этой серии редакция просит считать официальным обращением в Генеральную прокуратуру РФ: рассчитываем на то, что спрут, созданный «Защитниками детства», будет взят под особый контроль, а реальной защитой детей на государственные средства займутся действительно неравнодушные и талантливые люди, коих в нашей стране точно хватает.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

В других СМИ:

Картина дня

Бездна новостей
Все новости

Покупатель должности мог стать пилотом новейшего лайнера Airbus A320neo.

Депутаты хотят защитить подрастающее поколение от сетевых угроз.

распахнутьcвернуть

гражданская журналиcтика

Как Советский Союз наращивал свое геополитическое влияние «на земле».

Гонзо-записки по итогам выступления сборной России по футболу на Евро-2020

Целями диверсий должны были стать заводы по производству танков и боеприпасов

интересное

20 июня вышла первая серия пятого сезона «Рика и Морти» под названием «Морт Ужин с Рикандре».

Выбор игры для задумки достаточно странный, но создатели обещают интересное шоу.

полезное

Солнцезащитный крем — гарантия того, что кожа не будет подвергаться воздействию UV-излучения.

Удаленная работа порой совсем не такая простая и приятная, как кажется на первый взгляд.

развлечения

Почтовая служба Funky Pigeon случайно отправила мужчине совсем другую открытку.

Теперь скелет находится в музее естественной истории Эроманги.