В чем заключается особое очарование восьмибитной музыки 90-х

 © Sonic Fandom

© Sonic Fandom

Найти достойные кавера на музыку из восьмибитных игр — тех самых, в которые мы играли запоем, вроде «Марио» или «Соника», — задача непростая. Невзирая на то, что аранжировок много, зачастую их просто неприятно слушать, да и дух старины стоит учитывать.

Однако есть у нас отечественные музыкальные бриллианты, на которые стоит обратить внимание.


Восьмибитная музыка — это целый жанр. Люди охотно пишут её современными средствами, но многие «старички» согласятся, что намного сложнее было писать в восьмидесятые и девяностые, когда композитор был ограничен средствами процессора старой консоли.

Из русскоязычных людей, которые делают подобное, стоит отметить Владимира Тугая, который больше известен геймерам под псевдонимом Darkman007. Музыкант действительно приближается к духу оригинала в своих каверах, бережно относится к исходнику и практически все инструменты записывает сам.

Однако такие музыканты как Darkman007 — это скорее редкость. Каверов много, но зачастую слушать их тяжело, — особенно, если это относится к восьмибитным играм. Когда Павел Гринёв, больше известный на отечественных просторах как Kinaman, популяризировал в России ностальгию по девяностым, многие бросились стругать свои аранжировки восьмибитной музыки. 

К сожалению, возникла ситуация, в которой скорее стоит промолчать о качестве инструментов некоторых аранжировщиков — проблема даже не в том, что у многих нет денег на хорошую аппаратуру, а в банальном отсутствии музыкальной грамотности и слуха. Нередко гитары смешиваются в жуткую какофонию, а цифровой бит заметно шумит при прослушивании на качественных колонках формата 5.1. 

Конечно, своих умельцев хватает, и встречаются достойные представители этой сцены, однако стоит упомянуть еще один немаловажный фактор: исторический дух времени.

Восьмибитные и шестнадцатибитные мелодии обладают особенным очарованием именно потому, что такие игровые композиторы как Томми Талларико (кстати, кузен Стивена Тайлера из Aerosmith) вытворяли ограниченными средствами.

Это действительно был вызов и лимит — и каждый саундтрек каждой игры с NES или SEGA (поскольку на «сеге» тоже был восьмибитный звук, который обеспечивался процессором Zilog Z80) обладал характером. Запоминался надолго. Именно в этой формации он цеплял и цепляет. В современной обработке чувствуется что-то не совсем то.

Сигнальный процессор, работающий в паре с SPC700, реализует табличный волновой синтез и обработку звука. Он может одновременно воспроизводить 8 цифровых 16-разрядных каналов с частотой дискретизации до 32 КГц, каждый из которых имеет собственную скорость воспроизведения (что даёт возможность изменять высоту нот) и громкость. В качестве источника звука может использоваться встроенный генератор шума, что может быть полезным для создания таких звуковых эффектов, как шум ветра, — Википедия в статье о звуковом процессоре в SNES.

Вы только послушайте музыку из Zen Intergalactic Ninja — восьмибитной игры про космического ниндзя, в которой многие геймеры девяностых даже особо не заметили экологическую повестку, зато оценили шикарный геймплей и звук. Какими ограниченными средствами были написаны эти микрошедевры! 

Это доказывает, что если человек хочет творить, он сотворит из чего угодно, стесненный любыми условиями. Впрочем, компания Konami вообще в те годы славилась лучшим игровым саундтреком.

Или музыка с бонусного уровня Cool Spot от упомянутого мэтра Томми Талларико, которую не аранжировал только ленивый. Кстати, музыкант активно гастролировал с композитором «Масс Эффекта» Джеком Уоллом в своем шоу Video Games Live. Настоятельно рекомендуем ознакомиться, это однозначно стоит того — как минимум, потому что Томми показывает, как можно качественно аранжировать восьмибитную композицию, но сохранить её атмосферу и характер:

Наконец, можно припомнить самого Великого и Ужасного — нет, не Элиса Купера, а Майкла Джексона. Последний прикладывал руку к написанию саундтрека для некоторых игр. Правда, писал он всё-таки изначально на фортепиано, а перекладывать всё это на восьмибитный звуковой процессор помогали ребята из Sega и сердечный друг Мишки — Брэд Баксер (режиссер музыкальных туров Джексона). 

Вся эта информация упомянута в титрах к Sonic 3 — Баксер как есть, а Эм Джей как обычно под псевдонимом (спасибо, хоть не своим привычным Applehead). Причина, по которой Джексону пришлось использовать псевдонимы не только при работе с Sega, но и многими другими фирмами — злосчастные судебные иски. 

И если у вас еще есть какие-то сомнения, геймеры провели тотальное расследование и инструментально доказали, какие композиции писал Майкл Джексон, а какие — внутренние композиторы Sega.

В любом случае, все геймеры в мире признают, что саундтрек к «Сонику» — один из лучших, если не лучший пример использования ограниченных ресурсов звукового микропроцессора приставки. Когда аранжировщик создает кавер, передающий дух оригинала — это редкость, но редкость прекрасная.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)