Джихадисты из СССР: как налажен путь в террор из всех уголков бывшей страны

© Коллаж/Ridus.ru

Групповой портрет наемников, приехавших в Сирию из постсоветских республик, выглядит неоднородным и разномастным. Но он позволяет определить общие мотивы, выявить ряд тенденций и закономерностей.

В прошлой публикации мы рассказывали о жизненных перипетиях россиянина Владислава Лапшова, превратившегося в «игиловца» Абу Ильяса ар-Руси. Он вместе со своей семьей сдался Сирийским демократическим силам в сентябре 2017 года.

В ходе расследования сирийских спецслужб в отношении Абу Ильяса ар-Руси выяснилось много подробностей об «игиловцах» — выходцах из бывших советских республик. Например, о тех боевиках, которые вошли в группировку «Джейш аль-Мухаджирин валь-Ансар» («Армия эмигрантов и помощников»)*.

Вообще в материалах сирийских спецслужб фигурируют имена террористических эмигрантов и членов их семей из Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Таджикистана, Азербайджана, Дагестана, Башкирии.

Группировка «Джейш аль-Мухаджирин валь-Ансар» * появилась примерно через год после начала гражданской войны в Сирии. В нее вступали террористические эмигранты, отправившиеся на хиджру в Сирию. Эмиром группировки был Абу Умар аш-Шишани (в переводе Абу Умар Чеченский) — Тархан Батирашвили (родом из Грузии). Его заместитель — Абу Джихад Карачай.

Обратим внимание на то, что многие имена давались террористам по географическому принципу, отражали их национальную принадлежность.


География исламского террора

«Джейш аль-Мухаджирин валь-Ансар» воевала возле Алеппо против правительственных сил. Там ее участники присягнули ИГИЛ**.

Потом боевики «Джейш аль-Мухаджирин валь-Ансар» * последовали за своим эмиром в Ирак. Здесь Абу Омар аш-Шишани занял пост «военного министра» ИГ. В Ираке, под Мосулом, Тархан Батирашвили погиб в результате американского авиаудара в июле 2016 года. Вместо него военным руководителем ИГИЛ** стал Гулмурод Халимов (ат-Таджики), бывший омоновец из Таджикистана. В 2017 году сообщалось о гибели Халимова после удара российских ВКС.

Примерно 70% боевиков «Джейш аль-Мухаджирин валь-Ансар» * размещались в Эт-Табку.

Выходцы из бывших республик СССР составляли большую часть батальона «Ас-Сабари», впоследствии переименованного в «Аль-Кадисия».

На допросах Лапшов утверждал, что в 2016 году в Сирии насчитывалось около пяти тысяч террористических эмигрантов с постсоветского пространства.

В районе Талль-Афара располагались три батальона, основу которых составляли выходцы из бывших советских республик.

© Zuma\TASS

Батальон «Аль-Асра» (от 300 до 500 человек) на 90% состоял из азербайджанцев. Его возглавлял эмир Абдулхамид аль-Азри.

Батальон «Аль-Гураба» (от 200 до 300 человек) был полностью сформирован из узбеков. Им командовал эмир Абу Унс Таджики. Большинство его боевиков отличались особой жестокостью.

В батальоне «Омар ибн аль-Хаттаб» собрались террористы разных национальностей: чеченцы, дагестанцы, казахи, узбеки, таджики.

Сирийские источники свидетельствуют о том, что выходцы из Узбекистана и Чечни были хорошо физически подготовлены, проявляли жестокость в бою.

В боях за Кобани (на севере Сирии) осенью 2014 — зимой 2015 гг. было убито около семи тысяч иностранных наемников ИГ. По некоторым данным две тысячи из них — выходцы с постсоветского пространства.

Во время боев за Байджи и Ар-Рамади Абу Умар аш-Шишани издал приказ о переводе всех иностранцев-боевиков из Сирии в Ирак. В результате передислокации, в Ираке оказалось не менее двух тысяч террористических эмигрантов из бывших советских республик.

Расследование в отношении Лапшова показало, что своего рода катализатором в его судьбе стало общение с исламистами из Башкирии. В Сибае и Баймаке эти люди активно обсуждали возможность совершения джихада против других религий. Экстремисты отправлялись по маршруту: Египет — Турция — Сирия. Им приходилось делать крюк на Египет, потому что российские спецслужбы следили за турецким направлением.

Идейным лидером этой башкирской группы был Абу Нур. Среди них он был первым, кто уехал в Сирию в начале 2013 года. Присоединился к «Джейш аль-Мухаджирин валь-Ансар» * в Алеппо рядовым боевиком. После того, как был группировка «Джейш аль-Мухаджирин валь-Ансар"* присягнула на верность ИГИЛ**, из ее боевиков был создан батальон «Мувахидин» в районе Тель Абъяда. Там Абу Нур служил больше года. Потом его перевели в батальон «Хабир» в город Аш-Шаддад. Большинство боевиков в этом батальоне были из Казахстана. Абу Нур служил с ними около 7 месяцев. Он погиб в провинции Аль-Хасака во время авиаудара международных сил коалиции.

Вместе с Абу Нуром прибыл в Сирию его земляк Ильдар (Абу Али Башкири/Абу Марьям Башкири). Он тоже служил рядовым боевиком с группировке «Джейш аль-Мухаджирин валь-Ансар» * и батальоне «Мувахидин». В 2015 году его перевели в Ирак — рядовым боевиком в батальон «Ар-Риян», находившийся в городе Талль-Афар. Через три месяца тавался в этом батальоне три месяца. После этого это отправили на мосульское направление. В конце 2015 года в первом же бою против пешмерги (курдских военизированных формаровний) Абу Али Башкири был убит.

Еще двумя попутчиками Абу Нура были Рифат из Баймака, и Сергей (Саид, Абу Мухаммад ар-Руси), прибывшие в Сирию вместе с ним. Оба вступили в «Джейш аль-Мухаджирин валь-Ансар» *. Рифат пробыл там полгода и был арестован Сирийской свободной армией. О его дальнейшей судьбе ничего неизвестно. Сергей служил рядовым боевиком в батальоне «Мувахидин» около года. Погиб в боях за Кобани.

Еще четверо жителей Сибая прибыли в Сирию в начале 2014-го — годом позже, чем Абу Нур с другими «первопроходцами». Это Ильяс (Абу Абдурахман аль-Башкири), Фидан (Абу Тимур аль-Башкири), Артур (Абу Салават Аль-Башкири) и Артур (Абу Абдулла аль-Башкири). Все вступили в «Джейш аль-Мухаджирин валь-Ансар» в Алеппо.

Ильяс попал в батальон «Аль-Мудадат» в Ракке, прослужил там полгода. Считается погибшим в результате авиаобстрела со стороны сил международной коалиции в Кобани.

Фидан был распределен в Ракку. Работал в кузнице: оснащал машины смертников и танки. Лапшов видел его в последний раз в августе 2017 года в больнице «Аль-Хейр» в Меядине. Артур (Абу Салават Аль-Башкири) вместе Фиданом в Ракке оснащал машины смертников и танки. О дальнейшей судьбе этих двоих жителей Сибая неизвестно.

Артур (Абу Абдулла аль-Башкири) тоже работал в кузнице в Ракке, оснащал военную технику игиловцев. Погиб в результате авиаобстрела со стороны сил международной коалиции.

© Zuma\TASS

Интересны свидетельства Лапшова об игиловцах из Дагестана.

Прежде всего — об известном Абу Ханифе ад-Дагестани (Шамиле Исмаилове). Этнический дагестанец, он проживал в Астрахани. В Бугуруслане Оренбургской области учился в исламской школе. Затем уехал в Египет и обучался в Аль-Азхаре. На своем сайте и Интернете он призывает к объединению ислама. После того, как Исмаилова выслали из Египта за его радикальные религиозные взгляды, он отправился в Турцию. А в 2012 году переместился Сирию. В Алеппо он был эмиром батальона «Аль-Мухаджирин», который сформировал из выходцев из постсоветских республик. После того, как батальон присягнул ИГИЛ, его перевели в район Тель-Абъяда, а через полгода — в Раку. Абу Ханифа ад-Дагестани назначили учителем шариата в батальоне «Хабир» в городе Аш-Шаддад.

Потом его направили в иракский город Талль-Афар, в батальон «Ар-Риян», как знатока шариата. Там он открыл школы для детей иностранцев. Но через пару месяцев его посадили в тюрьму на 20 дней. Потом его освободили, пришел приказ о переводе батальона в Мосул. Исмаилова арестовали и обвинили в ереси, которую он распространял на территориях ИГИЛ**. Через три месяца его выпустили и отправили в Ракку. Там он открыл школу для детей иностранцев, чтоб обучать их арабскому языку, исламскому праву и джихаду. В Ракке он оставался до ее блокады.

Как известно, операция западной коалиции «Непоколебимая решимость» не всегда соответствовала задекларированному называнию. Глава Пентагона Джеймс Мэттис уверял, что коалиция не допустит того, чтоб иностранные боевики ушли от возмездия. Между тем из окруженной Ракки иностранные смогли просочиться невредимыми. В то время, когда Лапшов давал свои показания сирийским спецслужбам, местоположение Абу Ханифа ад-Дагестани было неизвестно.

Еще в 2016 году, за полтора года до взятия Ракки коалицией, СМИ сообщали о деятельности Ханифа многое другое, помимо того, что он занимался обучением детей иностранцев. Говорилось о том, что его банда отметилась жестокими казнями. Известно, что в Интернете транслировались призывы Исмаилова убивать неверных. Сообщалось, что он занимается вербовкой новых членов ИГИЛ** в России. В начале 2016 года была обезврежена ячейка ИГИЛ** в Екатеринбурге. Ее участники готовили теракты в Екатеринбурге и Санкт-Петербурге. В СМИ говорилось о причастности Абу Ханифа к их вербовке.

Но вернемся к материалам сирийского расследования. Там упоминается также Арсен Исмаилов (Абу Дауд ад-Дагестани), родной брат Шамиля Исмаилова. В Сирии с ним были две жены. Первая, родом из Казахстана, прибыла вместе с ним из России. На второй (она родом из Дагестана) Арсен Исмаилов женился в Ракке. Исмаилов прибыл в Сирию вслед за братом. Состоял в батальоне «Мувахидин», после создания ИГИЛ был направлен в батальон «Хабир» в городе Аш-Шаддад. В лагерях обучал боевиков законам шариата. Потом вместе с братом Абу Ханифом отправился в иракский город Талль-Афар. Там, в батальоне «Ар-Риян», он занимался административными вопросами.

Через несколько месяцев Абу Дауд ад-Дагестани был распределен в город Байджи в вилаяте Салах-эд-Дин. Служил рядовым боевиком в одном из батальонов. Был ранен во время авиаобстрела его дома силами международной коалиции. Его перевезли в одну из больниц Мосула, где он находился около двух месяцев. Потом столько же долечивался у себя дома, в Талль-Афаре.

После ранения Абу Дауда ад-Дагестани направили в Ракку, где вместе со своим братом он работал в управлении по образованию. Ранение сказалось на его двигательных способностях. Здесь он работал до начала осады города.

Лапшов не знает, смог ли Абу Дауд ад-Дагестани выбраться из Ракки.

В показаниях Лапшова фигурирует еще один выходец из Дагестана — Абу Аббас ад-Дагестани. Этот боевик ИГИЛ** состоял в батальоне «Абу Масааб аз-Заркави», расположенном в Ираке, в Мосуле. Еще до начала осады Мосула он направился в Сирию, где был назначен эмиром батальона «Аль-Канасин» в вилаяте Хомс. Потом батальон перевели в Меядин. Именно там и видел Лапшов последний раз Абу Аббаса ад-Дагестани в июле 2017 года возле мечети Ан-Нур.

Показания и впечатления Лапшова — это капля в море по меркам иформационного пространства. Но даже скудные сведения, поступившие от одного человека, показывают, в каком котле он варился во время своего пребывания в ИГИЛ, каким пестрым был окружавший его террористический «интернационал».

Кто откуда и куда: личные досье боевиков

Обратимся к другим документам сирийским спецслужб.

Проводилось расследование в отношении Владимира Юрьевича Олейникова, уроженца Дагестана. Он родился в 1989 году в Каспийске. Исламист, с 2014 году — в Джебхат ан-Нусра (отделение «Аль-Каиды»). То есть в 25 лет уже был сформировавшимся террористом. В ИГИЛ** оказался с мая 2015 года. Был арестован в Рас-эль-Айн 30 декабря 2017 года. Но вот что бросается в глаза в материалах расследования: на допросах он отвечал, что в ИГИЛ** занимался лечением травами, а его зарплата составляла 35 долларов. 

Конечно, за таким заработком стоило проделать путь из Дагестана в Турцию и Сирию. Это может свидетельствовать о том, что боевиков инструктировали, какие следует показания давать (в том чисел и о своем заработке), чтоб подстраховаться от обвинений в наемничестве.

Владимир Юрьевич Олейников

Владимир Юрьевич Олейников

В упомянутых документах сирийских спецслужб бросается в глаза разношерстный состав фигурантов. Вот некоторые примеры.

Ильдар Валиевич Мухтаров (арабское имя Абу Сами Черкеси), родом из Черкесска. Служил в батальоне «Ас-Сабари» в Эт-Табке. Специальность в ИГИЛ**: участие в штурмовых группах.

Тугрул Султанович Паша Бей (арабское имя Абдурахман аль-Азербайджани), уроженец Азербайджана, рядовой боевик в ИГИЛ**.

Хош Кадам Мурад Салех (арабское имя Абу Али ат-Таджики), уроженец Таджикистана, рядовой боевик.

Ильдар Валиевич Мухтаров, Тугрул Султанович Паша Бей и Хош Кадам Мурад Салех.

Ильдар Валиевич Мухтаров, Тугрул Султанович Паша Бей и Хош Кадам Мурад Салех

Делдаш Кудралла Вальфато (арабское имя Хусейн ат-Таджики), в ИГИЛ** служил в аэропорту Дейр-эз-Зора под командованием эмира Абу Салеха аль-Му Хасана.

Азбак Мухамедалиевич Дабир (арабское имя Абу Зейд ар-Руси). Жена — казашка Дэльнар. Служил в Гаранидже, под командованием эмира Шадата.

Султан Абдулвахид (арабское имя Абу Абдулвахид Шишани), родился в Казахстане в 1989 году. В ИГИЛ** служил боевиком министерства безопасности, под началом эмира Абу Абдурахмана ат-Тамими.

Делдаш Кудралла Вальфато, Азбак Мухамедалиевич Дабир и Султан Абдулвахид

Делдаш Кудралла Вальфато, Азбак Мухамедалиевич Дабир и Султан Абдулвахид

Али Расул Абдулла (арабское имя Абу Рияна), уроженец Киргизстана. В ИГИЛ** был рядовым боевиком под началом эмира Абу Хамзы Туркестани.

Умран Юсуф Давашейл (арабское имя Абу Ясин аш-Шишани/Абу Ясин ар-Руси). Родился в Казахской ССР в 1958 году. То есть это случай, когда террористическим эмигрантом становится уроженец Казахстана из семьи депортированных чеченцев. В ИГИЛ** был рядовым боевиком.

Фархад Азиф Зияда (арабское имя Абу Забир ат-Туркестани). Родился в Киргизской ССР в 1988 году. Рядовой боевик в ИГИЛ**.

Фарид Амаданович Мамедов (арабское имя Абу Касем ад-Дагестани). Родился в Казхской ССР в 1980 году. Рядовой боевик в ИГИЛ**.

Али Расул Абдулла, Умран Юсуф Давашейл, Фархад Азиф Зияда и Фарид Амаданович Мамедов

Али Расул Абдулла, Умран Юсуф Давашейл, Фархад Азиф Зияда и Фарид Амаданович Мамедов

Фаридун Анвар Хамид Андвар (арабское имя Абу Хамза Киргизстан), уроженец Киргизстана. Служил в ИГИЛ** в Мосуле, связным, под командованием эмира Абу Ибрагима аль-Ингуши. Был задержан 26 декабря 2017 года.

Виктор Михайлович Атабиб (арабское имя Абу Абдулла ар-Руси). Родился в Кабардино-Балкарии в 1983 году. Служил в ИГИЛ** в Ракке под командованием эмира Сейфуллы.

Мустафа Абдулгани Ахмад (арабское имя Абу Мустафа аль-Узбеки), родился в Киргизской ССР в 1985 году. В ИГИЛ** был рядовым боевиком под началом эмира Абу Мухаммада Узбеки.

Юсуф Надир Абу Заруф (арабское имя: Абу Халед Ногай), родился в Астрахани в 1987 году. Служил в ИГИЛ** в батальоне «Ас-Сабария» под командованием Халеда Дагестани, Абу Масааби.

Фаридун Анвар Хамид Андвар, Виктор Михайлович Атабиб, Мустафа Абдулгани Ахмад и Юсуф Надир Абу Заруф

Фаридун Анвар Хамид Андвар, Виктор Михайлович Атабиб, Мустафа Абдулгани Ахмад и Юсуф Надир Абу Заруф

Обратим внимание на то, как представлен даже в этой небольшой выборке тот же Казахстан, который еще в нулевых годах считался вполне благополучным относительно проблем терроризма и религиозного экстремизма. Но уже совсем иначе обстояли дела в здесь к моменту возникновения ИГИЛ**.

Статистика и социология террора

В статье, посвященной террористическим угрозам в Казахстане в 2010-е годы, глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович приводит статистику, позволяющую судить о размахе террористического подполья и экстремизма.

По официальным данным, в 2008—2013 гг. за преступления, связанные с терроризмом и экстремизмом, в Казахстане было осуждено более 300 человек. Из них 210 осуждены в течение 2012—2013 гг., когда последовала реакция властей на усиление террористической активности в республике. А если учесть, что не все задержанные привлекались к уголовной ответственности, то количество выявленных в тот период экстремистов и террористов в Казахстане доходит до 500 человек.

В конце 2014 года КНБ Казахстана располагал данными о 303 выехавших в Сирию гражданах республики, из которых половина — непосредственно боевики, а половина — члены их семей. Еще около 200 граждан Казахстана участвовали в боевых действиях в Афганистане на стороне террористической группировки «Исламское Движение Узбекистана».

Анализируя угрозу по состоянию на 2016 год, Никита Мендкович писал: «По данным КНБ, только в одной Актюбинской области на учете в качестве «салафитов» стоят 1565 человек, 90 из которых числятся склонными к терроризму («являются потенциальными «джихадистами»). Данные по всему Казахстану недоступны, однако известно, что КНБ и МВД в рамках борьбы с экстремизмом ведут работу с сотнями людей. Например, известно, что за неполный 2015-й в республике было «профилактировано» 723 человека, «причастных к экстремистским действиям»…В соседнем Кыргызстане с меньшим в несколько раз населением на учете стоит 1866 человек приверженцев экстремистских религиозных организаций».

Но вернемся к сирийским делам. Неудивительно, что в игиловском «интернационале» периодически вспыхивали свои «идеологические» разборки. Так, в 2018 году СМИ сообщали о том, что официальные представители «Исламского государства» объявили предателями и врагами халифата двух влиятельных идеологов-толкователей — Абу Аниса Дагестани и Абу Усама (Абу Дунья) Казахи. За арабскими именами легко угадываются выходцы из Дагестана и Казахстана. Нетрудно догадаться также, что окучивали они в основном аудиторию, рожденную в СССР или в постсоветских республиках.

© ЦОС ФСБ РФ/ТАСС

Игиловские мессенджеры и соцсети информировали сторонников халифата о том, что Абу Аниса Дагестани и Абу Усама Казахи «нарушили присягу, данную ими халифу, а также дозволили кровь, имущество и честь мусульман халифата, несправедливо обвинив их в неверии». Службы безопасности халифата разыскивали этих двух ренегатов как одних из предводителей хариджитов (секта в суннизме).

На этот счет в СМИ высказывались предположения, что зачищается идеологическая «поляна» джихадизма для того, чтоб заменить «старых шейхов» на новых идеологов джихадизма, которые более эффективно влияли бы на мусульманскую молодежь в России, Казахстане, Центральной Азии.

Эти разборки между постсоветскими игиловцами напоминали воровской сходняк, где кидают предъявы и постановляют. Тогда же появилось видеообращение боевика ИГИЛ Абдуллаха Молдовского (нетрудно догадаться, откуда он родом) с обвинениями в адрес шейха Абу Джихада. То есть мишенью нападок стал уже упоминавшийся выше Абу Джихад Карачай (Ислам Атабиев из Карачаево-Черкесской Республики), заместитель Абу Умара аш-Шишани (Тархана Батирашвили). Абу Джихад был на тот момент влиятельным (среди выходцев из постсоветских республик) интерпретатором акыды халифата. Но многие среди этой аудитории обвиняли его в разжигании конфликтов между ними.

Абдуллах Молдовский выступил с разоблачениями Абу Джихада и его сторонников: дескать, они «призывают к джихаду, а потом выясняется, что они избегают боевых действий, костыль же на их видео — это результат автомобильной аварии, а не участия в боевых действиях».

Эти наезды на Абу Аниса Дагестани, Абу Усаму Казахи, Абу Джихада вызвали жаркие «общественные дискуссии» в стевой джихадистской среде. Абдуллах Молдовский негодовал в связи с тем, что такие «лицемеры», как Абу Джихад, претендуют на то, чтоб «быть посредниками между высокопоставленными амирами и русскоязычной аудиторией, стараются быть посредниками между амирами и Кавказом». Он также сетовал на то, что такие «лицемеры» стоят между русскоязычными муджахидами и халифом Абу Бакром аль-Багдади, не допуская их встречи с халифом. аметив, что «между нами, и халифом стоят эти люди, которые не допускают нас к нему».

Анализируя этот скандал, СМИ писали: «По мере сокращения под ударами международной антитеррористической коалиции в Сирии и Ираке физического присутствия «Исламского государства» в реальном мире, повышается значение виртуального позиционирования халифата в Интернете, социальных сетях и мессенджерах. Именно туда, в цифровое подполье, все глубже уходит разваливающаяся империя аль-Багдади».

Эти разборки происходили за полтора года до гибели аль-Багдади.

________________________

* «Джейш аль-Мухаджирин валь-Ансар» («Армия эмигрантов и помощников») — запрещенная в России организация

________________________

** ИГ, ИГИЛ, Исламское государство — запрещенная в России организация

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)