Сергей Хестанов

Экономист

Советник по макроэкономике генерального директора компании Открытие брокер, доцент кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС

Все статьи автора
автор

Дробить нельзя погибнуть: не пора ли порвать IT-гигантов на кусочки?

-401268

Под термином Big Tech подразумеваются четыре, но чаще всего пять IT-корпораций — Apple, Alphabet (материнская компания Google), Amazon, Facebook и Microsoft. Этот состав также может встречаться под аббревиатурами GAFAM или FAAGM. Уже несколько лет их деятельность привлекает повышенное внимание и европейских, и американских законодателей. Европейцы, прежде всего, хотят получить дополнительные налоговые отчисления, а американцы видят проблему гораздо более серьезной: Big Tech подозреваются в монополизации рынка и ограничении конкуренции.


Пандемия, нанеся огромный ущерб реальному сектору экономики, способствовала росту прибыли Big Tech. Это активизировало дискуссии о необходимости более жесткого регулирования отрасли. А бурные события вокруг сторонников Дональда Трампа, которые привели к блокировке со стороны Big Tech, резко повысили градус дискуссии. Очень вероятно, что новая администрация США инициирует глобальные реформы в регулировании IT-отрасли в целом. Контуры грядущих изменений только прорабатываются. Тем интереснее рассмотреть аналогичный процесс в прошлом, тем более что он стал первым историческим прецедентом применения антимонопольного регулирования к крупной в масштабе страны компании — Standard Oil.

В конце XIX — начале XX века нефтяная индустрия представляла собой острие технологического прогресса и имела очень высокую прибыльность и стратегическую значимость. Обладание легким доступом к значительным объемам углеводородов в том числе определило исход двух глобальных войн — ПМВ и ВМВ. Высокая прибыльность и быстрый рост рынка естественным образом облегчили формирование монополии Standard Oil.

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Монопольное положение Standard Oil и вертикально интегрированная структура компании способствовали быстрому внедрению инноваций и очень быстрому развитию рынка нефтепродуктов как такового. И тут трудно не заметить аналогий с деятельностью Big Tech. Рынки разные, но все остальные факторы очень, очень похожи. Эта схожесть и позволяет предположить, что реакция властей и общества, скорее всего, будет схожей. Но монополизация все сильнее и сильнее нагнетала негативное отношение общества к компании. В конце концов дело дошло до Конгресса США и было принято решение о разделении компании.

Standard Oil была принудительно разделена на множество компаний по территориальному признаку. Как ни странно, это позитивно повлияло на состояние учредителя — Д. Рокфеллера. Он сохранил контрольные пакеты акций в большинстве вновь образованных компаний, а сильный восходящий тренд на американском рынке акций, который продлился до 1929 года, только увеличил его состояние. Тем не менее такой монопольной властью над рынком, как до 1911 года, Рокфеллер уже не обладал.

Нечто философски подобное, скорее всего, ждет и компании Big Tech. В обществе устойчиво зреет недовольство монополизмом крупных технологических компаний, их политикой сбора и хранения персональных данных и их властью модерировать пользовательский контент. Последнее особенно ярко проявилось во время американских выборов 2020 года. Все это делает сценарий разделения и более жесткого регулирования со стороны государства очень вероятным.

P. S. С точки зрения пользователей, возможное разделение, скорее всего, пойдет только на пользу. По крайней мере, от разделения Standard Oil покупатели только выиграли. А вот фондовый рынок на это, вполне вероятное, событие отреагирует бурно…

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)