Как и зачем борются с англицизмами в российском спорте

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

В Сети опубликован список запрещенных для комментаторов «Матч ТВ» слов. Генеральный продюсер федерального спортивного телеканала «Матч ТВ» подтвердила его подлинность.

«Ридус» вспомнил, как зарождалась русская футбольная терминология, а также разобрался, где уместны англицизмы, а где не очень.


Истоки

В Российскую империю футбол привезли англичане в конце XIX века. Вместе с игрой пришла и терминология, тем более что британцы в то время, по сути, определяли лицо российского футбола. Так, например, первым председателем Учредительного собрания Всероссийского футбольного союза стал англичанин Артур Макферсон.

Обзоры футбольных матчей того времени были стилистически очень похожи на речь олдовых хиппи: «Хилял я в модных шузах по стриту»… Помимо привычных нам футбольных англицизмов, в ходу были выражения «шут», «хэндс», «хавтайм», «кик», «спуртовать». Про корнеры, фаули (фолы), пеналь и прочее говорить даже не приходится.

Из команды Норвегии следует отметить левого крайняго игрока, затем хорош был правый инсайд, центр-хавбек и оба бека. Неудачно играли голькипер, правый крайний и левый хавбек. Небезынтересно будет привести и маленькую статистику свободных ударов, корнеров, фаулей. Так, в первом хавтайме игра Москвы была значительно грубее: Белл Москве свистнул пять фаулей, а Норвегии — один. Фрагмент обзора интернационального матча Москва — Норвегия, журнал «Футболист» (Москва), 28.08 (10.09) 1913.
Сборная Москвы (слева направо): Ф. Джонс, Иван Воздвиженский, Иван Воронцов, Андрей Акимов, Алексей Троицкий, Сергей Романов, Василий Чарнок, Дмитрий Матрин, Василий Житарев, Николай Денисов, Борис Манин.

Сборная Москвы (слева направо): Ф. Джонс, Иван Воздвиженский, Иван Воронцов, Андрей Акимов, Алексей Троицкий, Сергей Романов, Василий Чарнок, Дмитрий Матрин, Василий Житарев, Николай Денисов, Борис Манин. 25 августа (7 сентября по новому стилю) 1913 года.

В 1915 году Московская футбольная лига завела дискуссию о переименовании английских футбольных терминов на русском языке. В частности, предлагалось использовать «вне игры» вместо «оффсайд», «грубо» вместо «фауль», «за чертой» вместо «аут». Тогда же впервые прозвучала идея использовать слово «вратарь» в значении «голкипер». До этого слово «вратарь» (ударение на первый слог) использовали только в значении «привратник».

Впрочем, очень скоро людям стало не до футбольной терминологии, и все эти начинания канули в лету. Инсайды, беки, хавбеки и форварды бороздили советские футбольные поля еще три десятка лет.

Сильнейший удар по воротам. Квасников в прекрасном броске отбивает мяч на корнер. Опять атакует «Спартак», но отлично игравшие хавбеки и Корчебоков точно и уверенно ликвидируют все прорывы нападения «Спартака. Фрагмент отчета журналиста М. Ромма о матче «Динамо» — «Спартак» из газеты «Красный спорт» от 13 июня 1936 года.
Гавриил Путилин, Михаил Якушин, Андрей Старостин. Москва, стадион «Динамо». 11 июля 1936 года

Гавриил Путилин, Михаил Якушин, Андрей Старостин. Москва, стадион «Динамо». 11 июля 1936 года.

Как и положено по номеру, первым английское амплуа на русское сменил голкипер. В 1936 году по сценарию Льва Кассиля на экраны в СССР выходит фильм «Вратарь», снискавший огромную популярность зрителей. Стоит отметить, что в съемках футбольных матчей приняли участие игроки киевского «Динамо»: Константин Щегоцкий, Антон Идзковский, Иван Кузьменко, Макар Гончаренко и другие. Спустя всего пять лет некоторые из них станут участниками знаменитого «матча смерти». Кадры из «Вратаря» — единственные съемки с их участием.

Вратарь быстро выиграл конкуренцию у голкипера, а вот хавбеки, беки и инсайды бегали по советским полям еще десяток лет. Ситуация изменилась после войны, в 1947 году, когда в рамках кампании по борьбе с космополитизмом началась чистка русского языка от иностранных слов.

Тогда и появился «Ручной мяч 7×7» вместо гандбола, беки превратились в защитников, хавбеки — в полузащитников, а инсайды и форварды стали нападающими. Впрочем, исчезли из употребления эти термины только в спортивной прессе. Ту же «Песню правого инсайда» Владимир Высоцкий написал в 1971 году.

«Есть у кого ноунейм-коуч по перформансам с большим бэкграундом, но чтобы не андердог был?», или почему во всем нужна мера

В документе для комментаторов «Матч ТВ», который вынесли на суд общественности, англицизмы поделены на три группы: допустимые к употреблению, допустимые в поясняющем контексте и недопустимые.

Среди запрещенных слов хватает набивших оскомину ненужных заимствований: ассист, кипер, лонг-болл, лайкать, перформанс, корнер и так далее. С другой стороны, под запрет попали и названия, и термины, а каких-то адекватных замен им предложено не было.

Так, среди недопустимых в эфире слов есть «Чемпионшип» — вторая по силе английская футбольная лига. По неизвестным причинам в «бан-листе» есть и несколько футбольных амплуа: таргетмен, страйкер, свипер. Первых двух по-русски надо называть нападающими, последнего — защитником, вот только эти понятия никак не отражают их роли на поле.

В английском языке для каждого амплуа есть свое четкое название: Dribbler, Counterattacker, Clinical finisher, Target man, Goal poacher, Defensive forward, False nine, Striker, Centre Forward, Inside. У нас все эти люди будут нападающими, к которым иной раз добавляют добавочное определение: таранного типа, левый или правый, оттянутый, «пушка страшная» и так далее.

Более того, по неизвестным причинам в группу слов, «допустимых к употреблению в поясняющем контексте», попало даже слово «амплуа».

«Когда мы всем нашим дружным коллективом работали над тем, каким должен быть русский язык наших эфиров, то позвали в качестве эксперта Ирину Львовну Голову — доцента кафедры иностранных языков Института языкознания РАН. Идея наша была проста: прямые эфиры и спортивные трансляции смотрит аудитория 4+, и в наших силах сделать так, чтобы они быстрее начали говорить языком Моргенштерна. А точнее, чтобы они так говорить не начали (во всяком случае, точно не с нашей помощью)», — написала в своем Telegram-канале Тина Канделаки в ответ на многочисленные претензии в социальных сетях.

Журналист и писатель, основатель Sports.ru Станислав Гридасов проверил эту информацию и обнаружил несколько любопытных деталей.

1. В списке сотрудников Института языкознания РАН (того самого места, где занимаются языкознанием, то есть наукой) никакой Ирины Львовны Головы нет.
2. Кафедра иняза Института языкознания занимается вовсе не наукой, а, цитирую, «языковой подготовкой аспирантов и соискателей институтов Академии наук». То есть это преподаватели иностранных языков, что важно, заслуженно и почетно, но к проблемам лингвистики, этимологии и словоупотребления отношения не имеет.
3. Научные работы доцента И. Л. Головы мною не обнаружены. (Возможно, я плохо искал.)
4. Зато обнаружен преподаватель иностранного языка И. Л. Голова в — внимание — Институте геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии РАН, — написал Гридасов в своем Telegram-канале.

Тина Канделаки эту информацию никак не комментировала.

Спортивные журналисты на список отреагировали спокойно: ничего нового и страшного в этом запрете они не видят.

«В самом факте ограничительного списка слов нет ничего ни нового, ни предосудительного. Самые старенькие (типа меня) помнят еще список Льва Филатова «Наше сквернословие» из еженедельника «Футбол-Хоккей», где он запрещал штамповать «ледовые дружины», «культуру паса», «вратаря на высоте» и прочее. Новое — только в том, что инициатором и главным автором списка является не главный редактор, борющийся со штампами в речи сотрудников, не журналист, не филолог, а человек, который не сможет объяснить, почему голкипер, хавбек (полузащитник) и форвард говорить можно, а бек (защитник) — нельзя. И первое, и второе, и четвертое — это традиционная футбольная терминология в России и СССР первой половины XX века, т. е. англицизмы», — прокомментировал «список запретных слов» Станислав Гридасов.

Комментаторы «Матч ТВ» пока молчат, лишь публикуют в социальных сетях мемы на тему.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)