Плохой-хороший год: Россия пережила 2020-й лучше, чем Европа

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Уходящий год для большинства россиян оказался сложным как психологически, так и материально: многие потеряли работу, почти все в той или иной степени столкнулись с падением доходов. Но российская экономика в целом пережила его на удивление неплохо — лучше, чем другие страны, и не так тяжело, как кризис 2014—2015 годов. Впрочем, это вряд ли можно считать поводом для гордости: в значительной степени помогла внешняя конъюнктура и собственная отсталость.


Мало сервисов

Ожидается, что по итогам года российский ВВП упадет на 3,5-4%. И представители власти не устают повторять, что это заметно скромнее провала в ведущих странах Евросоюза и США. И это правда. Но главная причина такого чуда вовсе не особая эффективность экономической политики. Просто, в отличие от развитых государств, доля сервисных услуг в отечественной экономике ничтожна.

Так, в России доля бизнес-услуг, куда входит и деятельность туристических агентств, в экономике страны по итогам первого квартала 2020 года (то есть накануне обрушения в коронавирусный кризис) составила 6,2%, по данным Росстата. В то же время во Франции этот показатель равнялся 16%, а в Великобритании 15,9% (данные Евростата), отметил в своей колонке на «Эхе Москвы» экономист Игорь Николаев.

Схожее соотношение и в других сегментах (рестораны, отели, пассажирские перевозки и так далее). А ведь именно они больше всего пострадали в результате пандемии. Добавим сюда и производство товаров с высокой добавленной стоимостью, по которому больно ударило нарушение логистических цепочек.

«У нас структура экономики очень примитивная, у нас мало сервисных отраслей, они малую долю в ВВП имеют, поэтому их падение не было критично для роста экономики. А для остальных стран это стало критичным ударом», — сказал «Ридусу» вице-президент «Золотого монетного дома» Алексей Вязовский.

И много чужих денег

© pexels.com

Стоит признать, что один из основных локомотивов российской экономики — производство нефти — тоже сильно пострадал, причем не столько из-за коронакризиса, сколько по причине собственной глупости. Россия сама затеяла ценовую войну с Саудовской Аравией на фоне разгорающейся пандемии и проиграла ее, напоминает аналитик ФК «Калита-Финанс» Дмитрий Голубовский.

В результате соглашение ОПЕК+ оказалось крайне невыгодным для нас. Мы взяли базу для сокращения добычи одну, а арабы — другую. В итоге мы отдали часть рынка, — уточняет он.

Вместе с тем в других значимых для российской экономики отраслях ситуация сложилась более благоприятно: цены на металлы сейчас выше докризисных, цены на газ превысили уровни годичной давности — они бьют в Европе рекорды. Минэнерго США предрекает дефицит газа в следующем году, потому что сланцевая добыча нефти резко упала и не стало сопутствующего газа, который добывается вместе с нею. Так что в следующем году цены на газ продолжат расти, прогнозирует эксперт.

Росту цен на сырьевые товары (а следовательно, и поддержке российского экспорта) способствовало масштабное вливание денег в западные экономики, особенно со стороны ФРС, которая напечатала триллионы долларов. Без них завалился бы весь мир, и Россию бы тоже «размазало», уверен Дмитрий Голубовский.

Профессиональная реакция

© pexels.com

В заслугу российским властям можно поставить тот факт, что они грамотно использовали благоприятную внешнюю конъюнктуру.

Реакция на кризис была профессиональной — это правда. Правительство Михаила Мишустина на удивление наилучшим образом справилось с кризисом. И это случилось благодаря тому, что скоординирована была на этот раз политика ЦБ и Минфина, — отмечает Дмитрий Голубовский.

ЦБ не стал ужесточать денежную политику, как это было в том же 2014 году, когда ставку подняли и спровоцировали спад на фоне обвала нефти. Напротив, ставку продолжали снижать. Рубль поддерживали валютными интервенциями. Были приняты меры по поддержке региональных бюджетов и крупного бизнеса (мелкому, правда, мало что досталось).

В принципе даже удалось не раздуть инфляцию — она минимальна за всю постсоветскую историю. То есть наш ЦБ действовал очень грамотно. С другой стороны, десятью госбанками управлять достаточно просто. Банковская отрасль России огосударствлена, и денежно-кредитную политику намного легче проводить, — говорит Алексей Вязовский.

В числе минусов он отмечает недостаточную поддержку отраслей, которые могли бы в будущем стать локомотивами роста, а также малого бизнеса и самозанятых. Но главное — обнищание населения. Доходы россиян серьезно снижаются. Сейчас это все списывается на COVID-19. Но если бы его не было, доходы все равно бы падали, уверен эксперт, потому что народ — новая нефть. Налоги поднимают, простор для бизнеса сокращают. И в 2020 году эти тенденции лишь усилились.

Директор информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев, в свою очередь, считает, что снижение ключевой ставки способствовало достаточно серьезной девальвации рубля, следствием которой стал более высокий уровень инфляции. Скорее всего, в начале следующего года она превысит 5% (при таргете ЦБ в 4%), полагает эксперт.

Я считаю, что девальвация — это плохо, нам нужен сильный рубль, а ключевая ставка должна быть где-то 6-8%. Да, кредиты будут подороже, но зато не будет оттока средств с депозитов и ажиотажного роста цен на недвижимость (люди покупают все, снимая деньги). Плохая история, когда вкладчики фактически дотируют заемщиков. Люди, которые говорят: «Дайте нам дешевых денег» — это люди, которые не умеют управлять активами и капиталом и занимаются лоббизмом и криком. И в этом году они, к сожалению, выбили свое, — сетует аналитик.

По мнению Дмитрия Голубовского, успехом этого года можно назвать программу льготной ипотеки, потому что народ побежал не на валютный рынок рубли менять, а покупать квартиры.

Народу я не завидую, особенно тем, кто покупал квартиры ближе к концу года, когда цены взлетели. Но для экономики это была отличная тема. Потому что у нас строительная отрасль толком даже и не упала. Она распродала то, что построила до этого. Застройщики озолотились. И для банков, и для них это очень хорошо, — рассуждает эксперт.

В целом весь этот комплекс мер привел к тому, что 2020 год российская экономика прошла достаточно легко, добавляет он. Даже местный фондовый рынок поставил новые рекорды.

Что год грядущий нам готовит

© pexels.com

В 2021 год Россия, с одной стороны, входит с большими золотовалютными резервами и достаточно большим запасом прочности, но с другой — в ситуации, когда в США к власти пришел Джо Байден, который хуже настроен к России, чем нынешний президент Дональд Трамп, отмечает Алексей Вязовский. Он не исключает, что в конечном итоге дело дойдет до отключения России от SWIFT.

Дмитрий Голубовский в «адские» санкции не верит и полагает, что новый хозяин Белого дома, как и его предшественник, ограничится точечными персональными санкциями. Но следующий год, скорее всего, будет хуже, чем уходящий, особенно его вторая половина, предупреждает аналитик.

Будут закручиваться вот эти все крантики, которые в этом году были открыты, потому что началась глобальная инфляция. К тому же администрация Байдена намерена навести порядок с дефицитом бюджета. Они собираются поднимать налоги, — указывает он.

Ужесточение фискальной политики в США и сокращение темпов денежной эмиссии приведут к подорожанию доллара, падению рынка и цен на сырье. Дорогой доллар охладит интерес инвесторов к активам развивающихся стран, Америка начнет засасывать в себя капитал, поясняет эксперт. При этом ресурс снижения ключевой ставки в России уже исчерпан, в следующем году его не будет.

Александр Разуваев надеется, что вакцинация поможет восстановлению экономики в следующем году.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)